Подробности "загадочной" деятельности фирм "Мерката" и "Мабетекс". Паколли, Столповских

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Савик Шустер: Глава компании "Мерката Трейдинг" Виктор Столповских пригрозил штрафными санкциями швейцарскому следователю Даниэлю Дево. По утверждениям Столповских периодическими наложениям арестов на счета его фирмы Дево нанес ему ущерб в 30 миллионов долларов. Даниэль Дево обвиняет Столповских, в частности, в том, что его "Мерката" перечислила различным должностным лицам в России в качестве "комиссионных", а проще говоря - взяток, более 60 миллионов долларов, а взамен получила контракты на реставрацию таких важных государственных объектов, как Большой Кремлевский Дворец, заявление Счетной Палаты и других. Корреспондент Радио Свобода Андрей Трухан беседовал на эту тему с обозревателем газеты "Совершенно Секретно" Владимиром Иванидзе - автором первых публикаций в российской и зарубежной прессе о, мягко говоря, "загадочной" деятельности "Меркаты", "Мабетекса" и им подобных фирм.
Андрей Трухан: Владимир, Виктор Столповских - фигура достаточно скандально известная, с одной стороны, но с другой - закрытая для СМИ. Однако, в последнее время он активно встречается с журналистами, проводит пресс-конференции, чем объяснить перемены в его обычном образе поведения?
Владимир Иванидзе: Когда у тебя на счетах арестовывают более 60 миллионов долларов, то начнешь бегать. Я думаю, что активность Столповских вызвана как раз тем, что в Швейцарии очень серьезное уголовное расследование против него, его фирмы, связей этой фирмы и его личных, так что все вполне очевидно. Я понимаю, что он проводит одну пресс-конференцию за другой, водит западных журналистов в Кремль по специальным пропускам на экскурсии, хотя какое отношение он имеет к Кремлю?! Он был простым подрядчиком, хотя и генеральным. Просто это говорит о том, что господина Столповских есть, о чем спросить. Он до сих пор не встречался с Дево и до сих пор ему ничего не объяснил, так что, судя по всему, он не хочет этого делать.
Андрей Трухан: Как вы полагаете, дело фирмы "Мерката Трейдинг" - оно самостоятельное, или это продолжение дела "Мабетекс"?
Владимир Иванидзе: Безусловно, дело в том, что так называемое "дело "Мабетекс" объединяет три очень важных элемента. Это - компания "Международное Экономическое Сотрудничество", которая вывозила нефть на экспорт на реконструкцию Кремля, что было определено распоряжениями Черномырдина, и это компании "Мабетекс" и "Мерката" - вот три основных персонажа - я имею в виду юридических лица, этого большого дела.
Андрей Трухан: Которая среди этих фирм играла ведущую роль?
Владимир Иванидзе: У каждой из этих компаний была своя цель. "МЭС" - компания, где вице-президентом был господин Пьянков, который до 1994-го года, по крайней мере, формально, возглавлял хозяйственное управление Патриархии, создавал другие компании вместе с президентом "МЭС" господином Кирилловым. То есть, церковный бизнес в этой области был очень активен, хотя все время писали о сигаретах, водке и чем-то еще, но, на самом деле, нефть, конечно, давала огромный доход и Московской Патриархии. А что касается "Меркаты" и "Мабетекса", то в свое время Столповский работал в "Мабетексе" вместе с Пакколи и только затем, когда собственно была сформирована вся финансовая схема по таким проектам, как реконструкция Кремля, реконструкция Счетной Палаты и другие, тогда им понадобилось просто разделить бизнес, произвести диверсификацию для того, чтобы создать большее число каналов, по которым государственные деньги будут отправляться в частные карманы.
Андрей Трухан: На пресс-конференции Виктора Столповских прозвучала, на мой взгляд, довольно любопытная фраза о каких-то векселях, которые администрация президента выдавала под кредиты швейцарских финансистов. Для меня это нечто невообразимое.
Владимир Иванидзе: Это - сенсация всего времени расследования по этому делу, потому что о векселях, выданных, как уточнил сам господин Столповский, Управлением делами президента, до последнего времени никто даже и не слышал. Вообще это какой-то нонсенс. Я не думаю, что Управление делами может выдавать векселя. Скорее всего, господин Столповских либо слабо эрудирован, либо под этой, как бы нарочитой грубоватостью терминов он хочет спрятать более серьезные вещи. Могу сказать одно: эти векселя были гарантированы государством, значит, в этом участвовали или Минфин, или Центробанк. И векселя понадобились, чтобы получить кредит в швейцарских банках или в каких-то других через швейцарские, что тоже часто бывает. Одним словом, меня удивляет, по крайней мере, то, что уже вывозилась нефть, если я не ошибаюсь - 7 или 8 миллионов тонн нефти было вывезено под реконструкцию Кремля. А далее господин Столповских зачем-то организует кредиты в швейцарских банках, когда есть финансирование - нефть продается, вывозится ("МЭС", по идее), затем "МЭС" перечисляет вырученные деньги в Минфин, Минфин кредитует Управление делами, которое расплачивается, в том числе и с "Меркатой". А на деле получается, что господин Столповский ни с того ни с сего вдруг активизируется, находит какие-то связи, непонятно как, и находит какие-то кредиты. Зачем их нужно было искать, если уже есть нефть, которая была выделена государством - это совершенно непонятно. Возникает вопрос: сколько же денег было выделено вообще на эту гигантскую реконструкцию - сначала нефть - это, как минимум, сотни миллионов долларов; затем господин Столповских со своими кредитами, и, кроме того, отвечая на мой вопрос, он заявил, что деньги по этим векселям не выплачены, что означает, что еще 150 миллионов долларов, которые он назвал, повисли в воздухе - непонятно где. Подводя итоги, я скажу только, что, насколько мне известно Минфин - у меня есть письма от 1997-го года, и я видел официальное письмо в Генпрокуратуру за прошлый год - Минфин не получил ни одного отчета ни по одной тонне нефти, которая была вывезена под реконструкцию Кремля. Попытайтесь представить себе, сколько денег просто исчезло, потому что это - Минфин, то есть, государство кредитовало реконструкцию Кремля и вовсе не из тех денег, которые должны быть получены от продажи нефти или странных векселей господина Столповских.
Андрей Трухан: Представить сумму, конечно, сложно..
Владимир Иванидзе: Я могу вам назвать сумму, это то, что я услышал от людей, как принято говорить, "близких к следствию" в Женеве. Так вот: эта сумма приближается к полутора миллиардам долларов.
Андрей Трухан: Сумма действительно впечатляет, но остается вопрос: чем обернется дело. Есть ли у него какая-то судебная перспектива, или швейцарское правосудие опять "проколется", как это было в деле Сергей Михайлова?
Владимир Иванидзе: Дело Сергея Михайлова - это отдельная история и она тоже связана с глупостью некоторых руководителей следствия. А что касается этого дела, то ситуация должна измениться в Генпрократуре - обратите внимание: после того, как произошел обыск в Лугано, почти два года назад или полтора - через несколько дней после этого Скуратов слетел со своего поста, и это имеет самое непосредственное отношение к этому обыску, потому что обыск был сделан на основании следственного поручения из России. Если останавливаются следственные поручения из России, то останавливается дело, потому что нужна база доказательств, которая включает в себя активность Генпрокуратуры России. Если ее не будет, то дело, в принципе, может застопориться и пробуксовывать. На это сейчас делается расчет. Все увольнения, сделанные до сегодняшнего дня в Генпрокуратуре - они все связаны с тем, чтобы заморозить любое продвижение по так называемому "Делу Мабетекс" в Генпрокуратуре. Это можно утверждать абсолютно точно. Во всяком случае, меня просто поражает, как господин Устинов мог назначить на пост начальника управления информации и связей с общественностью Леонида Трошина, не потому что он плохой, а просто, потому что когда Павел Боролин выдвигал свою кандидатуру на пост мэра Москвы, Трошин выдвигал в паре с ним свою кандидатуру на пост вице-мэра. Один этот факт уже не может ему позволить быть очень высокопоставленным сотрудником Генпрокуратуры, которая проводит встречи со швейцарскими прокурорами по делу "Мабетекс", когда обсуждается виновность или невиновность Бородина и возможность проведения расследования по этому делу здесь - это просто нонсенс. "