Подчиненные Виктора Иванова сдают информаторов и коллег

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
ФСКН, управление

Секретные информационные базы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) продаются свободно. И что самое главное: в них указаны не только адреса наркопритонов, фамилии и фото наркоманов, но и личные данные осведомителей, а также обычных граждан, позвонивших на телефон доверия ФСКН.


Предательство оптом: ФСКН продала секретную базу на 153 тыс. лиц


Viktor ivanov.jpg


Глава ФСКН Виктор Иванов

Продавца в подземном переходе на Павелецкий вокзал я заметил издалека: он стоял со стопкой компакт-дисков: — Музыку продаете или кино? — Адресные базы Москвы, клиенты банков, судимые лица. Появились базы по Крыму. Есть наркоманы по городам с фотками и стукачами. — Почем наркоманы и стукачи? — Трешка...

Купил.


Screen1.jpg


Cкриншот из базы данных

В оперативной базе ФСКН собрана информация на 153 тысячи наркозависимых россиян из 27 регионов РФ. Указаны их ближайшие связи и адреса действующих наркопритонов. Вся информация уместились на пяти компакт-дисках.


Screen2.jpg


Особые приметы. Кадр из базы данных

Начнем с Астрахани. Согласно данным, на спецучете у местных наркополицейских состояло 15 953 наркомана (из них 1856 скончались от передозировки). В Белгородской области сидят на игле или покуривают травку 7530 человек (в самом Белгороде — 2110, Старом Осколе — 1509, Губкине — 540). По категории «Потребитель» проходят 6825 человек, «Сбытчики» — 630, «Несовершеннолетние» — 99.

Только в одном Краснодаре с диагнозом «наркомания опийная» выявлено 6916 мужчин и женщин (без учета регулярно употребляющих спайс). 4630 краснодарцев наркотики потребляют эпизодически, а сбытчиков — 1942. В федеральном розыске находятся 2252 горожанина, за убийства — 108, наркоманию — 208. Помимо наркоманов в краснодарскую городскую базу занесено 28 061 хронический алкоголик 2-й степени (скончались — 3219).

В Перми — с диагнозом «наркомания» состоят на учете 10 057 человек, «токсикомания» — 200. В Нижнем Новгороде — 13 967 «нариков», городе невест Иванове — 634,

В уральском Асбесте (почти 70 тыс. жителей) под административным надзором находятся 483 человека. 85 горожан имеют судимости за незаконное приобретение, хранение или перевозку наркотиков (ст. 228 УК РФ).

В 2011 году в Саратовской области на «балансе» местного УФСКН числились 3884 наркомана. Судя по базе, в октябре 2014 г. их стало больше на 1564 человека.

Довольно любопытная статистика по Башкирии: в 2009 году наркотики потребляли 10 967 человек. В 2010-м — 28 873, а в 2012-м — их число резко сократилось до 1304. Куда делись остальные «наркоши», даже с учетом частых смертей от передозировки, не совсем понятно.

В Челябинске, согласно данным, с 1994 года по «наркоманским» и сопутствующим статьям УК осуждено 59 689 человек.

Численность населения Якутии составляет 954 803 жителя, ранее судимых — каждый третий (331 459). Из них по статье 228 УК РФ осуждено 2019 человек (за убийства — 1827).

Довольно мрачная картина в подмосковных Химках (население 225 тыс. 678 чел.): под административным надзором за хранение наркотиков находятся 144 человека, 322 — хронических алкоголиков, в графе «Токсикомания» числятся 32 подростка и «склонных к проституции» — 4.

Практика показывает, что большинство сигналов по поводу действующих наркопритонов сотрудники ФСКН получают не от наркоманов-осведомителей, а от простых граждан, позвонивших на телефон доверия. Многие прекрасно осознают, какая их ждет месть от «обдолбанных» наркоманов, и уверены, что их звонок останется в тайне. Однако, судя по базе с Павелецкого вокзала, это далеко не так.

Открываем файл «Самара»: общее число самарцев, регулярно посещающих наркопритоны, — 1081 (ранее судимых — 417 и 45 клиентов болеют СПИДом). Далее указаны фамилии наркоманов, адрес и тип притона. А в разделе «Комментарии» читаем: «На телефон доверия позвонила Марина Ивановна ****** адрес: г. Тольятти, ул. **** дом**, кв.**. Сообщила, что на ул. **** в кв.** собираются наркоманы». Или «****** проживающая на ул. *****, телефон **** сообщила, что у нее в подъезде в кв.** находится наркопритон. Информация подтвердилась». Или такое: «***** Ирина Викторовна, адрес: *****, СПИД, посещает наркопритон, занимается проституцией, халатно относится к воспитанию ребенка. Информация поступила от ****, тел. ****».

Какие могут быть последствия для информаторов, остается только догадываться.

На официальном сайте УФСКН по Самарской области можно узнать, что в 2014 г. в управление поступило 2771 обращение граждан, а возглавляет местных наркоборцев полковник полиции Евгений Берёзкин.

За комментариями мы обратились к начальнику пресс-службы УФСКН по Самарской области Ольге Шелест (аудиозапись имеется в редакции):

— Как так получилось, что секретные базы оказались в продаже? И не угрожает ли опасность гражданам, позвонившим вам на телефон доверия?

— Что вы такое говорите? Мне неизвестны случаи, когда звонивших нам людей избивали или угрожали.

— Так базы только поступили в продажу.

— Ну перешлите нам вопросы, и мы ответим...

Между тем наш источник предположил, что утечка секретных материалов, скорее всего, произошла из центрального аппарата ФСКН, куда стекается из регионов вся оперативная информация. Хотя и не исключил, что базы продавали сотрудники из какого-нибудь столичного ЧОПа или Службы безопасности крупного банка:

— Многие оперативники уходят работать в банки и забирают с собой картотеки. Базы нужны для «пробивки» клиентов, желающих взять кредит. Просто кто-то из охраны захотел подзаработать...

Собственно говоря, из силовых структур утечки секретной информации происходят с пугающей регулярностью. Достаточно вспомнить, как в 2004 году в Москве на радиорынках появилось в продаже секретное досье питерского УБОПа на ближайшее окружение Анатолия Собчака, Владимира Кумарина-Барсукова и оперативные материалы по убийству вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Маневича. В результате в руки бандитов попали сотни донесений агентуры МВД, и нескольких осведомителей жестоко избили. Вот еще несколько громких утечек, случившихся за последние годы.


Screen3.jpg


Особые приметы. Кадр из базы данных


  • 2005 год: в руки мошенников попала милицейская картотека изнасилованных женщин в ЦАО и ЗАО г. Москвы. Вскоре потерпевшим стал названивать некий Артур и требовать деньги. В случае отказа мошенник грозился опубликовать фото и подробности в интернете.
  • 2006-й: на Митинском радиорынке продавцы предлагали оперативные материалы из уголовного дела убийства Владислава Листьева (протоколы допросов свидетелей, сообщения осведомителей и справки-меморандумы МВД). Один из фигурантов, упоминаемых в документах, покинул ряды ЕР.
  • 2007-й: у станции метро «Улица 1905 года» двое мужчин продавали копии оперативной базы ГУВД г. Москвы «Записные книжки сутенеров и проституток». Вскоре десятки богатых клиентов борделей и гей-клубов подверглись шантажу неизвестных лиц.
  • 2008-й: на Митинском радиорынке поступили в продажу копии дел оперативного учета МУРа и секретная база «Воры в законе». В том числе протоколы допросов известных криминальных авторитетов и донесения агентуры. К примеру, оказалась рассекреченной беседа замглавы МВД с ныне убитым Дедом Хасаном, где последний признался, что иногда выполняет деликатные просьбы генералов спецслужб.
  • 2014-й: у Казанского вокзала трое уроженцев Чечни продавали общую базу клиентов и должников (физлиц) крупнейших банков. В результате утечки стали известны домашние адреса и номера сотовых телефонов 260 324 сотрудников ФСБ, ФСО, МВД и Минобороны. Например, особо любопытные покупатели с интересом узнали, что 155 сотрудников ФСБ и ФСО имеют просроченности по кредитам и срочно нуждаются в деньгах. Задержать продавцов не удалось.

Комментарий бывшего сотрудника спецназа УФСКН по Московской области:

— Я уже ничему не удивляюсь. Предателей в нашей системе полно, особенно среди следователей и оперов. В наше управление мы всегда старались приходить в масках. Вон в Химках прямо у своего подъезда зарезали Ромку Резакова из нашей наружки. Кто его сдал бандитам?

Помню, в Нижнем Новгороде приехали накрывать наркодилеров. Была полная секретность, и о нашей командировке знали всего два человека. Взломали дверь квартиры, залетаем, а там толпа со стволами. Началась перестрелка: мы ранили пятерых, а они — одного нашего. Оказались местные убоповцы. Кто слил информацию и специально на нас навел оперов, мы так и не выяснили.

А во Владимире вообще полный дурдом случился: накрыли крупный наркопритон, написали рапорта и уже готовились поехать домой. Подъезжают два джипа с фээсбэшниками: «Домой хотите вернуться живыми?» И забрали нашего старшего группы. Мы потом уничтожили все рапорта и записи в журнале дежурного. Когда отпустили, мчались до Москвы со скоростью 180 км...

Ссылки

Источник публикации