Под прикрытием председателя комитета Госдумы по транспорту Сергея Шишкарева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::14.05.2009, Фото: "Коммерсант"

Под прикрытием председателя комитета Госдумы по транспорту Сергея Шишкарева уральские рейдеры захватывают здания в Москве

Максим Лимаренко

Compromat.Ru

Сергей Шишкарев

Ни для кого не секрет, что одним из наиболее прибыльных видов бизнеса в России является рейдерство. Оно процветает от Калининграда до Владивостока. Многочисленные «учебники», красочно повествующие о методологии ведения рейдерских баталий, издаются и раскупаются тысячными тиражами. Аналитики утверждают, что годовые объемы приобретенных в результате применения «серых» и «черных» схем площадей измеряются сотнями тысяч квадратных метров. При этом рейдеры редко балуют публику разнообразием методик. Классический рейд-проект состоит из всего нескольких слагаемых, от перемены мест которых, как мы помним из школьной программы, сумма не меняется:

•    черный PR в отношении жертвы. Цель: дискредитация жертвы в глазах окружающих, семьи, сотрудников, близких; создание невыносимого психологического климата вокруг жертвы – на работе, в семье, в профессиональном сообществе (действительно, человека, занимающегося бизнесом и привыкшего верить СМИ легко выбить из колеи статьей о том, как он укрывает налоги, ворует деньги контрагентов или насилует малолетних мальчиков, особенно если ничего подобного он не делал); создание фона для госслужащих (правоохранителей, судей, госчиновников и т.п.) – «где-то слышал что гражданин Х жулик и мошенник».
•    Уголовно-правовое давление на жертву. Цель: создание у жертвы ощущения близости тюремного заключения в случае несогласия с требованиями рейдеров отдать/продать по-дешевке активы.
•    Создание множества судебных исков. Цель: «раскручивание на бюджет» - жертва вынуждена обращаться за помощью к дорогостоящим адвокатам. Юристы предприятия, как правило, не справляются со шквалом судебных исков, смысл которых в большинстве случаев не очевиден даже их инициаторам
•    Парализация работы предприятия жертвы путем инициирования многочисленных проверок (от налоговой и пожарных до СЭС и инспекции по труду). Цель: психологическое давление и уменьшение финансовых поступлений жертвы.
•    Подкуп сотрудников и людей из окружения жертвы. Цель: получение инсайдерской информации и возможность доносить угрозы в более мягкой форме (в виде мыслей и опасений «надо сдаваться, иначе нам вообще кранты»).

Вообще говоря, если отбросить ушедшие в прошлое, а точнее, в места не столь отдаленные, вместе с большинством бывших сотрудников инвестиционной компании «Россия» схемы увода недвижимости по поддельным документам, то любой нынешний рейд-проект сводится к формированию такого давления на жертву, при котором сил на сопротивление не остается и жертва отдает актив в обмен на «снятие пресса» либо продает его дешево с условием прекращения давления. Один из бывших сотрудников ИК «Сфера», в свое время одного из лидеров рейдерского рынка Москвы, так охарактеризовал этот «бизнес»: «кошмаришь красного директора, пару заказных уголков по левой фактуре, флуд кривых судов, чернуха в прессе, веерные письма счастья. Отжимаешь домики всухую по левым судам, если лоера лохи, или закатываешь белого и берешь ситуацию за полрынка, когда клиент сломался. Потом перекидываешь, гробишь лавку, а домики вдуваешь». На человеческом языке сказанное означает: «оказываешь психологическое давление на руководителя старой формации, за деньги возбуждаешь одно-два заказных уголовных дела без оснований, подаешь множество  судебных исков по фальшивым документам, публикуешь в прессе компрометирующие сведения, рассылаешь многочисленные обращения в разные инстанции. Если юристы недостаточно сильны по неправосудному решению суда получаешь недвижимость не платя законным владельцам ничего. В противном случае, когда сил и средств на сопротивление не остается, организуешь появление «защитника» или «белого рыцаря» - человека или структуры, которым законный владелец недвижимости поверит и приобретаешь с их помощью активы за половину рыночной цены. После чего фиктивно продаешь недвижимость подставной компании, ликвидируешь юридическое лицо владевшее недвижимостью до захвата, а недвижимость продаешь». Противопоставляя правовым нигилистам законные пути защиты своих активов, шансов победить немного. Рейдеры всегда на несколько шагов впереди, и выходки их редко поддаются логике, присущей законопослушным юристам, стремящимся соблюсти закон, а не найти в нем лазейку и использовать ее в своих интересах, еще и изрядно сдобрив коррупционными деньгами.

Особую часть рейд-проекта составляет поиск потенциальной жертвы и «формирование позиции» - вхождения в проект. Здесь есть где развернуться полету творческой фантазии. Можно купить миноритарный пакет акций, можно приобрести долг и начислить неподъемные проценты, можно инициировать фиктивное банкротство, можно… Да много чего можно наворотить, имея коррупционный ресурс и деньги.

В 2002 году возглавляемое Николаем Лифановым ЗАО «Объединение Прогресс» заключает инвестиционный контракт на строительство высотного жилого дома для Управления делами президента на улице Вересаева. Привлекается соинвестор – находящаяся во владении кипрского оффшора солидная компания с репутацией под названием «Аксис», которая осуществляет финансирование работ на основании графика, сметы и прочих необходимых документов. И вот когда получен ордер на строительство, для чего собрана вся разрешительная документация, а это более 140 технических условий,  различных согласований и разрешений, полностью проведены подготовительные работы на стройплощадке, «вдруг» меняется характер отношений с соинвестором. «Аксис» переименовывается в «Эс Джи Девелопмент», и в учредителях появляется еще один кипрский оффшор… Казалось бы, ничего страшного, но финансирование прекращается, а деньги, вложенные согласно договору, «Эс Джи Девелопмент» начинает в срочном порядке через суд требовать назад. Напрашивается аналогия с ремонтом квартиры – если я заключил договор на смену обоев в спальне, а заплатил только за то, что содрали старые обои (и работу сделали – обои содрали), то нелогично, прекратив финансирование, требовать вернуть деньги за уже сделанную работу. Подобная практика, как показывает милицейская статистика, распространена среди недобросовестных прорабов, нанимающих на работу гастарбайтеров, а затем заставляющих их «отрабатывать» мифический долг. Вероятно, прекращая финансирование в 2007 году, «Эс Джи Девелопмент» или люди реально стоящие за кипрскими оффшорами уже решили забрать «Прогресс» за долги. В суде между «Прогрессом» и «Эс Джи Девелопмент» заключается мировое соглашение о возврате денежных средств. Лифанов понимает, что стоимость проделанной им работы значительное выше, чем средства на нее затраченные и согласен разорвать договор с «Эс Джи Девелопмент» и вернуть деньги. Однако, как стало ясно позднее, это не совсем то, чего хотели «соинвесторы». Некий «Фондовый дом Сберегательный», тоже принадлежащий кипрскому оффшору (не много ли туманных «островных» владельцев) заключает с Управлением делами Президента договор о переуступке прав, принадлежавших «Прогрессу» на строительство жилого здания. Директор нового владельца контракта, фирмы с уставным капиталом 10 000 рублей, Сергей Бабинцев, предлагает Лифанову продать «Прогресс», мотивируя тем, что переоформление на новую компанию всех полученных Лифановым разрешений и согласований равносильно их получению заново. В качестве покупателя «Прогресса» и нового генерального директора предлагается некто Дмитрий Паньков. При этом вопрос претензий прошлых «соинвесторов» Бабинцев и Паньков, да и руководитель «Эс Джи Девелопмент» Георгий Дилевский предлагают считать «закрытым». Действительно, сразу после получения инвестконтракта и достижения договоренности с Лифановым о продаже «Прогресса» Бабинцев выставляет инвестконтракт на продажу за 30 миллионов долларов. Согласитесь, денег, чтобы погасить «долги» (мировое соглашение зафиксировало расходы соинвестора в сумме порядка 12 миллионов долларов) более чем достаточно.  Предложение о сделке и сейчас находится (или до последнего времени находилось) в интернете .

Казалось бы, все стороны удовлетворены. Лифанов и его партнеры по бизнесу – другие акционеры ЗАО «Объединение Прогресс»,  подписывают соответствующие документы и ЗАО переходит под контроль Панькова. Все понятно, можно ставить точку. Как говорил Остап Бендер, «граждане довольные расходятся по домам». Но не тут то было… После передачи всей документации за более чем пятнадцать лет работы ЗАО «Объединение Прогресс», новому директору и акционеру Панькову начинается история, которую можно было бы назвать занимательной игрой или детективом, если бы на карте не стояли судьбы людей.

Далее четко просматривается классическая схема рейд-проекта с использованием всего арсенала методик - запугивание, многочисленные суды и уголовные дела, дискредитация оппонента, проверки и т.п. На первый план вышли молодые люди, по странному стечению обстоятельств, однокашники по Уральской государственной юридической академии и просто друзья вышеупомянутого Дмитрия Панькова. И в их руках дело завертелось. На горизонте появился некто Тимофей Телятник. Он  козыряет родственными связями с председателем комитета ГД РФ по транспорту Сергеем Шишкаревым, имеющим непосредственное отношение к холдингу «Дело», которому якобы принадлежат фирмы-соинвесторы строительства на улице Вересаева. Г-н Телятник обещает обрушить на Лифанова всю мощь российской законодательной и исполнительной власти если (внимание!) он не отдаст принадлежавшие до 2006-7 годов ЗАО «Объединение Прогресс» объекты недвижимости – особняк в центре Москвы и производственно-складской комплекс на юге столицы. Эта недвижимость была приобретена «Прогрессом» в конце 90-х годов прошлого века, а в 2006-7 годах была продана по решению 100% (!) акционеров ЗАО. Деньги перечислены, налоги уплачены, право собственности зарегистрировано… Однако кто в наше время придает значение таким «мелочам»?

Приобретая «Прогресс», как того и требует закон и здравый смысл, Паньков получает всю первичную бухгалтерскую документацию, отчетность и все документы, связанные со строительством здания по Вересаева. Не откладывая в долгий ящик, предприятие снимается с налогового учета в Москве и «переезжает» в Новороссийск. Как показывает опыт, подобные  перемещения юридических лиц в пространстве являются излюбленным рейдерским приемом и имеют своей целью усложнись юридическое разбирательство. А в нашем случае ко всему прочему началется процедура банкротства. Как известно любому юристу, в банкротстве конкурсный управляющий приобретает дополнительные основания для оспаривания сделок с недвижимостью. Да и уголовное дело на бывшего руководителя по статье 196 УК РФ преднамеренное банкротство завести было бы не плохо. А уж доказать, что в действиях Лифанова был умысел на намеренное доведение предприятия, которое он создал и возглавлял более пятнадцати лет, до банкротства, при должном финансировании выглядит школьной задачкой.

Начинаются суды. Первый иск был подан Паньковым о взыскании с Лифанова мифического долга по договору займа, давно возвращенного Лифановым. В рамках судебного разбирательства в качестве обеспечительной меры арестовывается дача Лифанова. Однако на сегодня суд Панькову в иске отказал, арест с дачи снят… Но за первой ласточкой появились и другие «инструменты» - уголовное дело, суды в Москве и Краснодаре… Своих целей Дмитрий Паньков не скрывает -  «Мне он сказал, что они заберут все активы, которые у меня есть. Или я добровольно подпишу передачу зданий (речь идет об упомянутых объектах недвижимости в центре и на юге Москвы), или мне придется не сладко. Угрожал и мне, и моим родственникам, говорил, что засудит и посадит меня, что все нужные связи и потенциал для этого у него есть», - рассказывает Николай Лифанов. По стечению ли обстоятельств или по иной «неустановленной» причине, но вслед за угрозами последовали конкретные шаги, четко вписывающиеся в традиционную рейд-стратегию.

Дмитрий Паньков рассылает письма от имени ЗАО «Объединение «Прогресс» в администрацию Нижегородской области, в департамент имущественных отношений Правительства Москвы, в прокуратуру одного из районов Нижегородской области, в ОБЭП ЦАО г. Москвы и т.п. Майор Агафонов из ОБЭП ГУВД г. Москвы проводит обыски в офисе Лифанова, выемки документов в банках и прочие "следственные" действия в рамках возбужденного против неустановленных лиц уголовного дела. Следователь Зайкин из УВД ЦАО г. Москвы раздает оперативникам пооручения на выемки и допросы. Предметом расследования является якобы произведенное строителем хищение средств соинвесторов в бытность его руководителем «Прогресса». А то, что в свое время между Лифановым и его «коллегами» было заключено мировое соглашение и достигнутоурегулирование финансовых претензий, в расчет не берется. Не удивляет прокуратуру и само появление уголовного дела после более чем четырех лет сотрудничества заявителя с «Прогрессом» без каких-либо взимных претензий … Особый интерес у правоохранителей вызывает… (внимание!) недвижимость, не имеющая к предмету расследования ни малейшего отношения. Действительно, если предметом расследования является хищение средств соинветоров или их нецелевое использование, то какое отношение к этому может иметь недвижимость, которую ЗАО «Объндинение Прогресс» приобрело более чем за 5 лет до знакомства с «соинвесторами». Вопрос о том, в чьих интересах «расследуется» уголовное дело открыт. К сожалению, в современной России правоохранители – подчас лишь  орудие в руках рейдеров. Никого из тех, кто занимается «расследованием» не смущает ни наличие мирового соглашения между «Прогрессом» и «Эс Джи Девелопмент», ни «переезд» «Прогресса» в Новороссийск, ни грязная пиар компания против Лифанова, ни откровенные претензии «соинвесторов» на недвижимость, не имеющую к формальному предмету расследования ни малейшего отношения... Даже такие очевидные вопросы, как «зачем Паньков приобретал «Прогресс» и «почему «Прогресс» переехал в Новороссийск», у правоохранителей не возникают. Зайкин допрашивает Лифанова, его жену и двух дочерей, давая понять что «папа жулик, дом не построил а куда делись деньги не понятно». ОБЭП ГУВД г. Москвы пишет в ФРС письмо с просьбой «немедленно информировать о поступлении любых документов, касающихся перехода права собственности» на интересующие Панькова здания. Смысл подобных «казусов» разъясняет Борис Липскер, один из ведущих юристов группы компания «Анти» - специалист по защите от рейдерских захватов – «в рамках уголовного дела можно заявить требования гражданского истца и просить следователя наложить арест на недвижимость, находящуюся во владении третьих лиц, мотивируя это тем, что она добыта преступным путем. Это эффективный способ давления на владельцев недвижимости и, при «правильном» выстраивании отношений в суде общей юрисдикции, вполне эффективный инструмент для захвата». Конечно, для реализации подобного сложного механизма нужно предъявить обвинение, доказать преступный умысел, доказать, что недвижимость перешла из рук в руки незаконно (преступным путем), но развитие уголовного дела и прочие события вокруг Лифанова и его собственности красноречиво свидетельствуют о том, что не всегда в наши дни для наказания нужно  преступление.

Судьи московского арбитражного суда принимают к производству иски, предметом которых является (вдумайтесь) возврат подконтрольному Панькову «Прогрессу» проданных и оплаченных два-три года назад зданий и накладывают арест на имущество, к которому в настоящий момент заявитель иска Паньков не имеет ни малейшего отношения. Суды идут на поводу и полностью принимают своебразную логику «прессующих» Лифанова личностей.

Вообще, логика удивительна и заслуживает отдельного рассмотрения. Паньков утверждает, что некогда эти здания находились на балансе «Прогресса» (что действительно так), и, покупая компанию, он не предполагал, что эти здания ей уже не принадлежат. Это противоречит как истине, так и здравому смыслу. Во-первых, принимая дела у Лифанова, Паньков ознакомился и забрал всю бухгалтерскую документацию «Прогресса», где среди прочего находились и договора купли–продажи на упомянутые здания. Во-вторых, информация о праве собственности на недвижимое имущество является открытой и может быть получена любым лицом в ФРС. Ну и наконец, все активы ЗАО «Объединение Прогресс» отражены в бухгалтерском балансе предприятия, с которым Паньков был прекрасно знаком к моменту покупки предприятия у Лифанова и принятия руководства. Более того, в соответствии с законодательством (а с законами бывший адвокат Паньков знаком не понаслышке), пару-тройку бухгалтерских балансов Дмитрий Паньков уже сдал за своей подписью, а здания в них не отражены. Что это? Как говорится, лукавит генеральный? Или грамотно выстраивает конструкцию иска, чтобы, пустив пыль в глаза суду, отнять «сладкие домики» - те самые «привлекательные объекты недвижимости», вокруг которых все вертится?

Несмотря на свои заверения в обратном, Паньков и люди, за ним стоящие, покупая ЗАО «Объединение Прогресс», прекрасно знали, что приобретают фирму без активов в недвижимости и с долгом в 400 млн. руб. Зачем? Смысл покупки был якобы в инвестиционном контракте на строительство по улице Вересаева. Именно он, по словам покупателей,  составлял главную ценность «Прогресса». Однако, неувязочка! Как мы помним, господа соинвесторы, подкрепленные уголовным делом, утверждают, что Лифановым были похищены все средства, вложенные в строительство. Таким образом, строительная площадка и инвестиционный контракт должны быть фикцией и не стоить ничего. Однако нет. Эта версия у нас прибережена для следователей и судей.  Помните предложение о продаже за 30 млн. долларов? Очередная нестыковка рейдерской логики – если Лифанов ничего не сделал, а деньги украл, то как можно это «ничего» продавать за 30 миллионов? Это ли не мошенничество? Быть может, обращаясь в правоохранительные органы, продавцы не знали о проделанной «Прогрессом» работе? Вряд ли – обширный список согласований и разрешительных документов фигурирует все в том же предложении о продаже.

Как показывает анализ открытой информации, рейдерских навыков Дмитрию Панькову не занимать – он давно в этом «бизнесе». Взять например известную историю с захватом компании «Уралинвестэнерго», которая произошла в 2004 году. В ней молодому адвокату Панькову выпало сыграть немаловажную и крайне показательную роль – зеркальные собрания акционеров, второй кворум, параллельные органы управления – все это терминология, понятная и близкая даже начинающему рейдеру.

Если взглянуть на деятельность Панькова и Ко в целом, можно поэтапно восстановить замысел организаторов «дела Лифанова». Он открывается, как на ладони. Целями большой рейдерской компании, задуманной еще в 2005 году и перешедшей в активную фазу в 2008 было: а) перехват инвестиционного контракта на строительство дома для Управделами президента; б) завладение собственностью Лифанова. Если первая часть плана была рейдерами успешно реализована, то в осуществлении второй части появились загвоздки. Уголовное дело движется не так гладко - все же в 2009 уже не посадишь человека в тюрьму без оснований, а длительное разбирательство (дело расследуется уже более полугода) пока, видимо, не дает столь желанных результатов. Может быть, причина в отсутствии преступления? А может, в милиции все же слышали краем уха о существовании прокуратуры, службы собственной безопасности и других надзирающих и контролирующих органов и не хотят попасть под их пристальное внимание. Однако друзья Панькова знают, чем помочь делу. Ведь, кроме содержательной юридической части рейдерской атаки, существует еще и обязательная дымовая завеса, их излюбленное развлечение -  PR.

Центральным мероприятием PR-компании, направленной на дискредитацию доброго имени Николая Лифанова, стало оригинальное собрание в зале «Чехов» отеля «Метрополь», громко озаглавленное «Пресс-конференция «Долги и коррупция». Организатором собрания выступил кандидат юридических наук, генеральный директор Центра развития коллекторства, Дмитрий Жданухин. Он-то и предоставил слово своему однокурснику Дмитрию Панькову. Нынешний директор ЗАО «Объединение Прогресс» как на духу рассказал всем присутствующим о долге Лифанова в 400 млн. руб. и посетовал на медленное продвижение уголовного дела против Лифанова, чему причиной, по мысли Панькова, некий мифический административный и коррупционный ресурс, которым обладает московский строитель. О степени юридической и просто фактической адекватности слов профессионального рейдера говорить бессмысленно, это вне критериев оценки добра и зла, огорчает другое. Каков же должен быть профессиональный уровень у организатора мероприятия – кандидата юридических наук г-на Жданухина,  не уяснившего себе того, что понятно любому средней руки юрисконсульту: долги юридического лица не являются долгами физического лица, кем бы - хоть директором, хоть учредителем - он в нем не был. Так что, если по закону рассудить, 400 млн. руб. он как честный коллектор должен был бы требовать не с Лифанова, а с нынешнего директора «Прогресса», своего однокашника, Панькова. Вот так вот. А еще кандидат наук…

Сам факт обращения к коллекторам говорит уже о многом. Кто такие коллекторы? Это профессиональные выбиватели долгов. Люди красивыми словами прикрывающие полубандитский бизнес. Зачем нужны люди, за долю берущиеся получить долг, если есть законодательно прописанная процедура его истребования через суд и судебных приставов? Тебе должны – ты просишь вернуть, не возвращают – идешь в суд, получаешь решение, относишь приставам и они по законной процедуре взыскивают долг. Но  если не все чисто, не все законно в истории долга или хочется получить поскорее, а суд ведь разбираться будет, – тогда к коллекторам. Развитие института коллекторства в последнее время связано с падением привлекательности рейдерской профессии, вызванной кризисом. Пропал интерес к недвижимости, значительно упавшей в цене, и рейдеры подались в смежный бизнес, основанный на запугивании и лжи. Столь близкий по духу и понятный по методам действий  ребятам с крепкими нервами и накаченными бицепсами.

Мы обратились за комментарием к начальнику департамента защиты от недружественных поглощений компании «БайкалФинансГрупп Консалтинг» Иосифу Клейману. «Судя по всему схема проекта поглощения (рейд-проекта) выглядит следующим образом: создание задолженности интересующей компании («Прогресс») перед подконтрольной компанией («Эс Джи Девелопмент») и истребование недвижимости в счет погашения долгов в рамках гражданского процесса, банкротства или уголовного дела. В результате недвижимость на подконтрольном «Эс Джи Девелопмент», «Прогресс» очищен от долгов и может строить. Судьба оппонента (читай бывшего владельца «Прогресса») не имеет значения когда на карте квадратные метры. Его бизнес, а возможно, и семья, будут разрушены потоками грязного пиара, честное имя и деловая репутация втоптаны в грязь, сам он, вероятно, будет осужден или задержан и помещен в следственный изолятор.  Креативно и нестандартно выглядит только «вхождение в проект», дальнейшие действия укладываются в весьма традиционную схему. Несколько удивляет логика следствия, которое не замечает очевидного – будь Лифанов жуликом, продавая «Проогресс», не стал бы он передавать всю бухгалтерскую документацию на которой и базируется сегодня уголовное дело. Опыт показывает, что без привлечения серьезного административного и коррупционного ресурса реализация подобного рода проектов невозможна, особенно в наше время и в Москве». На  вопрос о возможном дальнейшем развитии событий Клейман ответил следующее: «если действительно задействован депутатский ресурс в скором времени следует ожидать появления веера тенденциозных депутатских запросов в органы следствия и прокуратуры: «почему затягиваются сроки расследования, почему мошенники на свободе» и т.п. если уголовное дело, действительно, заказное, логичным выглядит арест спорной недвижимости по постановлению следователя. Вообще говоря, недвижимость не имеет отношения к предмету расследования и следственные действия (выемки документов, допросы), касающиеся недвижимости, выглядят по меньшей мере странно. Давление на Лифанова будет расти как со стороны правоохранительных органов так и со стороны СМИ – следует ожидать новых негативных публикаций».

Cui prodest или «кому выгодно»? Кто-то же должен был спланировать компанию, организовать группу, обеспечить административное прикрытие и вовлечь коррупционный ресурс. Может быть, Телятник недалеко уходит от истины с рассказами о родстве с могущественным депутатом Госдумы Сергеем Шишкаревым? Не случайно же банкротство «Прогресса» проводится в вотчине Шишкарева – Новороссийске. Возможно, бывший кандидат в мэры Новороссийска имеет личные счеты с бывшим кандидатом в мэры Москвы?. Конечно, с юридической точки зрения участники «наезда» никак не связаны между собой – разные юридические лица, разные директора… Организаторы махинаций известной в свое время «инвестиционной компании» «Россия» думали так же, однако сроки тюремного заключения, к которым приговорил суд дельцов, красноречивее любых слов и цитат из уголовного кодекса.