Под сапогом у генерала Хапса. Скуратов, Устинов, Хапсироков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Справка-обоснование по уголовному делу №18М71847-У7: "в конце 1999 года результате осуществленных мероприятий следствием получена информация, которая подтверждена также по каналам ФСБ РФ, об использовании Петровым В. А. (бывший замминистра финансов РФ. - Авт.) незаконных способов защиты. В концентрированном и в общем виде содержание полученной и перепроверенной информации закреплено в сообщении исх. №8/K/1-131 от 19 января 2000 года, поступившем из Департамента экономической контрразведки ФСБ РФ, где указано, что за "урегулирование вопросов" в Генеральной прокуратуре РФ по уголовному делу заинтересованными в исходе уголовного дела лицами "одному из должностных лиц Генеральной прокуратуры РФ (при этом называется управляющий делами Хапсироков) в качестве взятки были собраны и переданы средства в валюте в размере около 1 млн. ам. долларов".
В сообщении за исх. №8123010с от 12 января 2000 года, поступившем из УВОП при УВД Калининградской области, содержатся выдержки стенограмм телефонных переговоров между лидером организованного пре ступного сообщества Зильберманом И.В. и Каретным М.Д. (вице-губернатором Калининградской области, действия которого исследуются в рамках уголовного дела, выделенного из дела по обвинению Петрова В.А.). В разговоре указанных лиц упоминается Хапсироков Н.Х.:
1-й: ..-Я вроде бы все подготовил к тому, чтобы лететь во вторник. Вроде там договорился с людьми. Я встречаюсь с Назиром. И, наверное, он меня отведет. Ну, он планировал меня к Скуратову отвести. Ну, ты видишь, какая ситуация. .. Ну, Миш, там все будет не совсем бесплатно. Чтобы ты был готов к этому.
2-й: (говорит, что он все понимает)
1-й: Я не знаю, насколько это будет эффективно... Но тут вопрос в другом, активность пошла этих ребятишек...
2-й: Надо ломать ситуацию...
1-й: Ну, будем ломать.
2-й: То есть это дурдом! Ты поникаешь, сегодня одного, завтра другого! Они так...
1-й: ...Ну там этого Шаповальянца (министр экономики РФ. -Авт.) дернут, наверное, по этой ситуадии. Есть такая фамилия?
2-й: Да.
1-й: Его дернут в прокуратуре... Есть ситуация та, которая, допустим, то изменение, которое произошло в Москве, оно плохо для меня. Палыч (Л. Л. Бородин, управделами администрации президента РФ. - Авт.) отбрехивается от всех, но, с другой стороны, они рады, что Скуратова они убрали. А я хотел между этих... потому что мне интересно было и с теми разговаривать, и здесь помощь поддержать. А в связи с тем, что сейчас эта ситуация такая, Назир не знает, как себя вести. И я дума", что в принципе там есть договоренность, что есть такая тема и нужна консультация будет Шаповальянца. Его, скорее всего, пригласят во вторник, во второй половине дня, для консультации по этому вопросу. Поэтому у нас нормально, люди готовы технику эту рассмотреть... Миш, одним словом, давай так. Еще примерно нужна неделя. Я думаю, до пятницы я буду знать, как они будут включаться. А там будет видно, какие будут эти самке... Во всяком случае, я тебе хочу сказать, уже то, что как бы там истребуют материалы. Это я гарантирую. (Материалы уголовного дела, по которому проходил Каретный, действительно были затребованы из Калининграда в прокуратуру Москвы. - Авт.).
В сообщении из УБОП при УВД Калининградской области содержится также стенограмма телефонных переговоров между Зильберманом И. В. и мужчиной по имени Женя.
1-й: Там сложнее все. Я думал, Жень, мнения в Москве превзошли. Я все равно лечу... Но очень сложно. Во-первых, я узнал позиции. Там не так все просто. Там большие деньги нужны, чтобы этот вопрос ввалить. Очень большие. Я предполагаю. Еще ни с кем не говорил, полагаю, что все так и будет. Потому что он не простой. Там есть определенные основания... Я много уже где был. В понедельник я буду еще у одного человека. И он мне даст там первый вариант в Москве. Там его близкий товарищ работает. Потому что у Назира проблемы. Он же за Скуратовым очень близко стоит. Сейчас начались там проблемы. Не знаю, насколько будет способен решать там вопросы, посмотрим..."

Этот документ (поступивший в редакцию из Генпрокуратуры) лег в основу рапорта "важняка" Сергея Гребенщикова, поданного им в феврале 2000 года на имя и.о. Генпрокурора Дмитрия Устинова. Для Генпрокуратуры появление подобного рапорта - случай небывалый. Ведь следователь заподозрил в получении взятки не какую-то там мелкую прокурорскую сошку, а всесильного управделами Хапсирокова, да еще осмелился просить разрешения на проведение обыска и изучение банковских счетов генерала. О том, что собой представляет уголовное дело Петрова и кто такой Хапсироков, мы рассказали в статье "Сор в прокурорской избе" (2000. №2). На эту публикацию откликнулись и сотрудники Генпрокуратуры, и люди, хорошо знавшие управделами по его работе на Северном Кавказе. Все они просили нас проследить за развитием конфликта в Генпрокуратуре, а если проверку рапорта Гребенщикова кто-то решит "тормознуть", то продолжить начатое нами жизнеописание генерала Хапсирокова. Что мы и сделали.
А события развивались следующим образом. И.о. Генпрокурора Устинов подписывать поручение по проверке сведений, изложенных в рапорте, не стал. И его можно понять. Работая в Ессентуках, г-н Устинов неоднократно гостил у Хапсирокова в Карачаево-Черкесии, делил с ним хлеб-соль; за его назначение исполняющим обязанности Генпрокурора в верхах (читай: в Семье) Назир голосовал обеими руками. Поэтому положить полученный документ под сукно Устинов не решился. Может быть, опасался скандала - журналисты, эти "гиены пера", узнав о рапорте, то и дело звонили в Генпрокуратуру. Гребенщикова два дня "обрабатывали":
или он отзывает свой рапорт, или его увольняют. "Важняк" забирать рапорт отказался. Тогда ему объявили выговор: "за публикацию необоснованной на материалах дела информации", а попросту за то, что вынес сор из прокурорской избы. А между тем следователя просто вынудили обнародовать факт подачи рапорта: по секрету ему сообщили, что дело Петрова закроют со дня на день. В том, что это может случиться, "важ-няк" не сомневался. На его памяти подобные "закрытия" были. Взять хотя бы историю с Березовским. В Генпрокуратуре ходят рассказы о том, как после подписания следователем Волковым постановления об отмене ранее предъявленных олигарху обвинений в кабинете Волкова это "радостное" событие "обмыли" управделами Хапсироков и новый начальник управления по надзору за расследованием особо важных дел Горбунов. А затем Хапсирокова посетил с букетом цветов сам Борис Абрамович.
Неуступчивость "важняка" вынудила все-таки передать рапорт для проверки в ФСБ РФ. Но знакомый фээсбэшник посоветовал нам не радоваться раньше времени:
"У Хапсирокова есть свои люди в нашей конторе. Сейчас их удалось обойти, но им наверняка удастся взять все под свой контроль. Так что ваш Гребенщиков проиграет как пить дать". Несмотря на этот мрачный "диагноз", мы надеемся, что глава ФСБ РФ г-н Патрушев возьмет это дело под свой контроль, а со временем, хочется верить, и ознакомит общественность с результатами проверки. А пока "Совершенно секретно" продолжает знакомить читателей с колоритной личностью Назира Хизировича.

Все журналисты, которые писали о Хапсирокове, "пересаживали" его из кресла второго секретаря Карачаевского райкома ВЛКСМ в кресло директора АО "Южное". По воспоминаниям земляков Назира Хизировича, покинув комсомол, он возглавил райбыткомбинат в Усть-Дже-гуте - в его ведении находились бани, парикмахерские, химчистки, прачечные. И был Хапсироков "умывальников начальник и мочалок командир" до тех пор, пока ревизоры не обнаружили в скромном рай-быткомбинате крупные хищения. Главный инженер сел за решетку на восемь лет, главбух - на шесть. Назир отделался легким испугом.
Допускаем, что в данном случае Хапсирокова, филолога по образованию, не знакомого с тонкостями банно-прачечного дела, чуть не подведи "под монастырь" ловкие жулики. Из-за этих финансовых неприятностей путь в начальники для Назира на какое-то время был заказан. Пришлось устроиться простым экспедитором в управление Главмоспромстроя, занимавшееся строительством парников и жилых домов в пригороде Усть-Джегуты.
Пока этой организацией руководил умный и недоверчивый еврей В. (имена и фамилии участников этой истории не названы по их просьбе), у Назира не было шансов занять какую-либо руководящую должность. Но на его счастье, управление возглавил приехавший из Москвы К. Он-то и назначил Хапсирокова своим замом по снабжению. (Не исключено, что это назначение произошло при участии первого секретаря Усть-Джегутинского райкома партии А.И.Федорова, который был дружен с отцом Назира, профессором Карачаевского пединститута.)
Если верить рассказам земляков Хапсирокова, в один прекрасный день уговорил он своего шефа отдохнуть на берегу Кубани - с шашлычком и с девочками. Выпили, развеселились, расслабились, откуда-то появился фотоаппарат... А на следующий день на стол первого секретаря райкома партии Федорова легли фотографии... По слухам, первый секретарь приказал "моральному разложенцу" исчезнуть из района - срок сутки. В противном случае - вылетит из партии. Управление Главмоспромстроя возглавил Назир Хапсироков.
В 1992-1993 годы управление, переименованное к этому времени в АО "Южное", отхватило подряд на строительство дач для высокопоставленных чиновников в Подмосковье. Один из очевидцев той эпохальной стройки рассказал мало кому известную историю: "По завершении работ обнаружился перерасход, вроде бы на 400 тысяч долларов, за который кто-то должен был ответить. На роль "козла отпущения" был выбран один из заместителей Хапсироко-ва - Ш. Операцию провернули классную: некий "доброжелатель" шепнул Ш., что Назир его "заказал", мол, на покойника все проще списать; тот с перепугу сбежал на Крайний Север, где и отсиживался несколько лет. Ну а поскольку главного виновника не нашли, то расследование уголовного дела зашло в тупик. А за дачи На-зира отблагодарили. Хвалился Хапс (это прозвище у него такое), что предлагали ему Ильюшенко с Филатовым должности в Контрольно-ревизионном управлении при администрации президента и в Ген-прокуратуре. А дело о приписках, как я слышал, со временем благополучно похерили, когда Хапс переехал в Москву".
В 1993 году Хапсироков был не только директором АО "Южное", но и президентом компании "Югинвест". Мы уже писали, что Назир Хизирович, как представитель "Югинвеста", помог получить 200-миллионный целевой кредит на покупку зерна фирме "Бриз"; она, в свою очередь, перевела эти деньги фирмам "Ани" и "Радость", но те зерна так и не поставили. А "Бриз", разумеется, кредит так и не вернул. Уголовное дело по факту хищения 200 миллионов было прекращено в 1996 году "за отсутствием состава преступления".
В том же, 1993 году "Югинвест" заключил договор с фондом "Интерприватизация" (Москва) о поставке продовольствия на сумму 3 миллиона долларов. Продовольствия "Интерприватизация" так и не дождалась. К тому времени, когда фонд начал проявлять беспокойство, Хапсироков уже перебрался в Москву. "Югинвест" водил за нос "Интерприватизацию" до тех пор, пока не истек срок, в который можно было подать заявление в Арбитражный суд. В 1996 году руководство фонда обратилось в Ген-прокуратуру, где им ответили, что в данной истории нет состава преступления...
В январе 1995 года Генеральная прокуратура РФ в лице управделами Н.Х. Хайсирокова заключила договор на выполнение ремонтных работ здания санкт-петербургской городской прокуратуры с турецкой фирмой "Ata Insaat Sanayi Ve Ticaret Ltd.", на что было выделено 5 855 435 долларов (включая налоги). Вся сумма целиком вроде бы ушла в Женеву на счета "Ata". При проверке оказалось, что стоимость работ завышена чуть ли не в половину. Турки из указанных пяти "с хвостиком" миллионов долларов три якобы вообще не получили. А куда подевались эти деньги - никто не ведает. Завели уголовное дело по статье 162-2 УК РФ (сокрытие налогов). Расследуется оно уже четыре года, а воз и ныне там.
В декабре 1995 года заместитель Хапси-рокова Кирдяшев В.К. уволился из Ген-прокуратуры и устроился старшим бухгалтером в Федеральную продовольственную корпорацию (ФПК) в Волгограде. В течение месяца г-н Кирдяшев перевел со счетов ФПК коммерческим фирмам 100 миллиардов рублей, выделенных государством на закупку продовольствия, после чего вернулся на прежнее место работы, под крылышко Хапсирокова. А коммерческие фирмы дружно развалились. Через год удалось вернуть только 30 миллиардов рублей. По версии оперативников, к прокрутке в коммерческих банках "продовольственных" миллиардов причастны бывший зам-министра сельского хозяйства РФ М.М.Абдулбасиров и некий влиятельный генпрокурорский генерал. Дело по ФПК расследуется с 1996 года Генпрокуратурой, и не видно конца и края этой работе.
Интересная получается картина, правда? Деньги все время куда-то исчезают, а схватить за руку тех, кто их прикарманил, почему-то никак не удается.
В 1997 году 1енпрокуратуру проверяла Счетная палата. Заполучить ее отчет нам так и не удалось. Возможно, сей документ держали за семью замками потому, что жена Хапсирокова, Замира Нарзановна, родственница бывшего главы Счетной палаты г-на Кармокова? А может, потому, что в отчете приведены случаи так называемого нецелевого использования бюджетных средств. Хотелось бы хоть глазком увидеть суммы, которые управделами щедрой рукой выделял на евроремонты квартир генпрокурорских начальников. Интересно было бы узнать, какие деньги затрачены на ремонт здания Ген-прокуратуры на Большой Дмитровке, а заодно сравнить их со средствами, которые получают региональные прокуратуры - по слухам, многие из них обеднели до крайности.
По рассказам бывшего Генпрокурора Юрия Скуратова, в свое время он требовал от управделами, чтобы для работ на Большой Дмитровке организации отбирались на конкурсной основе, но Хапсироков, говорят, выбирал фирмы, руководствуясь собственными симпатиями. К примеру, ремонт кабинета заместителя Генпрокурора М.Б. Катышева он доверил "Гринтеку". К слову сказать, впоследствии в этом кабинете сотрудники ФСБ обнаружили подслушивающее устройство. Вряд ли появление "жучка" можно списать на происки ЦРУ или "Моссада". Что уж там наговорил хозяин кабинета до обнаружения "жучка" - неизвестно. Только вот слышали мы, что после назначения Устинова Генпрокурором Катышев почему-то принял решение уйти из Генпрокуратуры.
Теперь подсчитаем "нажитое непосильным трудом". В сентябре 1992 года жена Хапсирокова Замира купила в Москве квартиру площадью 99 кв.м, а в августе 1993 года в столице приобрел жилье (68 кв.м) и сам Назир Хизирович. Но проживает семья Хапсироковых в центре столицы, по Большому Афанасьевскому переулку, дом 41. По документам эта жилплощадь принадлежит гражданину Рязанову, проживающему в настоящее время в Подмосковье. Если Хапсироковы снимают это жилье, то плата за него должна влететь им в копеечку, если же им разрешили жить по дружбе, то хотелось бы иметь таких друзей...
Дом № 41, строение 3 - здание старой постройки, в котором был произведен ев-роремонт. Стекла в окнах квартир тонированные, к зданию прилегает подземный гараж. Подъезд, в котором проживают Хапсироковы, выходит во двор, из которого есть единственный въезд из переулка. А на въезде - помещение охраны. Кто финансировал евроремонт, кто оплачивает охрану - Бог весть...
В поселке Жуковка за Хапсироковым закреплена государственная дача, которую он собирался приватизировать за 20-30 тысяч рублей при балансовой стоимости 200 тысяч рублей.
В Карачаево-Черкесии Хапсироковы владеют трехэтажным замком с бассейном в райцентре Хабез; в центре Черкесска им принадлежат два особняка - полутора- и двухэтажный, а также двухуровневая квартира. Хотя, вполне возможно, эта недвижимость записана на родственников Назира Хизировича.
В сентябре 1994 года жена Замира купила за 80 миллионов рублей "мерседес-бенц 600 L", который продала два года спустя. В январе 1995 года сам управделами приобрел джип "мицубиси-паджеро". А следователям Генпрокуратуры на допросе по делу Ильюшенко генерал заявил, что джип "ми-цубиси-паджеро", списанный ввиду многочисленных дефектов, он купил в фирме "Южное", когда там работал. В феврале 1995 года и в январе 1996 года, выложив 93 миллиона рублей, покупает две автомашины "ВАЗ" семнадцатилетний сын Хапсиро-ковых - Мурат. (Как объяснял следователям Назир Хизирович, деньги на первую машину Мурату дал его дед. А для покупки второго авто мальчику, вероятно, пришлось разбить копилку...) По Карачаево-Черкесии Хапсироков катается на "мерседесе-бенц" Х001НХ09 и на "мерседесе"-джипе; говорят, есть "мерседес" и у отца Хапсирокова. Из-за этих "мерсов" в начале марта сего года в аэропорту Минвод случился целый скандал. Охрана аэропорта не пропустила машины на летное поле к трапу самолета, на котором из Москвы прибыли управделами и его приятели. Отказавшись сесть в вагончик для ВИП-пассажиров, генерал попытался надавить на руководство аэропорта с помощью прокурора Ставропольского края. Но те не проявили должной гибкости, уперлись: не положено, и все тут! Кстати, на родину г-н Хапсироков предпочитает летать арендованными самолетами. Каждый рейс обходится в кругленькую сумму - несколько тысяч долларов США. Красиво жить не запретишь...
На какие деньги г-н Хапсироков приобрел все перечисленное, как ухитряется жить безбедно его семья из четырех человек, где работает только Назир Хизирович, - ума не приложим! Миллионного наследства он не получал, кладов не находил. Возможно, ухитрился заработать капиталы еще до поступления на службу в Генпроку-ратуру? Только вот когда такой крутой и удачливый бизнесмен бросает свое сверхприбыльное дело и уходит на скромную чиновничью зарплату в 3 миллиона (неденоминированных) рублей, то сразу возникает вопрос: а чего ради?
Может быть, кроме зарплаты, управделами имеет какой-то дополнительный доход? В Черкесске рядом с республиканской прокуратурой находится коммерческий банк "Развитие", а в Адыге-Хабле имеется крупное фермерское хозяйство "Сатурн", производящее молочную продукцию (ходит слух, что для создания хозяйства и закупки голландского оборудования деньги были взяты из республиканского бюджета). Владельцем банка и хозяйства по всем документам числится однофамилец управделами - Джамбот Хапсироков, но их настоящим хозяином жители КЧР почему-то называют "московского генерала".
Большинство сотрудников Генпрокуратуры уверены, что проверка рапорта Гребенщикова кончится пшиком. Но есть и такие, кто до сих пор надеется на справедливое разбирательство. Самое главное, считают эти люди, чтобы проверяющие задали нужные вопросы конкретным господам.

Бывшему и.о. Генпрокурора РФ Ильюшенко: приглашая Хапсирокова на должность управделами Генпрокуратуры, знали ли вы о том, что он проходит сразу по двум уголовным делам о хищении денежных средств?

Бывшему Генпрокурору РФ Скуратову: действительно ли по окончании перепроверки результатов общенадзорной проверки заявления о присвоении нескольких миллионов долларов группой товарищей, в которую входил и Хапсироков, было подготовлено постановление о возбуждении уголовного дела, подписать которое вы не успели из-за "стремительного" отстранения от должности?

Генеральному прокурору РФ Устинову: все ли возможности (следственные, экспертные) исчерпаны при расследовании уголовного дела по факту сокрытия доходов от налогов турецкой фирмой "Ата"? Если нет, то почему расследование замерло на мертвой точке? Каким образом миллионы долларов, выделенные на ремонт, оказались за границей и какую роль в этой истории сыграл управделами? Проводились ли проверки законности прекращения уголовных дел, возбужденных в ноябре 1999 года в отношении Хасана и Хусейна Тамаевых по факту обнаружения у них взрывчатых веществ и наркотиков? Если проверки проводились, то были ли получены доказательства непричастности Хапсирокова к прекращению этих дел? (Тамаевы - сводные братья следователя Генпрокуратуры Руслана Тамаева, который нынче ведет дело "Мабетекса", в котором фигурирует Пал Палыч Бородин. Со слов земляков управделами известно, что на родине он всячески похвалялся дружбой с Палычем, который вроде бы не только установил ему "вертушку", но даже выписал пропуск для свободного прохода в Кремль.)

Следователям Генпрокуратуры РФ: действительно ли Хапсироков не вмешивался в расследование уголовных дел, по которым проходят "Московский национальный банк" и "Национальный резервный банк"?

Следователям и оперативникам, участвовавшим в раскрытии похищения сына руководителя Сбербанка в Ростове-на-Дону: действительно ли к вам не поступали сведения о причастности Хапсирокова к этому делу?

Следователям Карачаево-Черкесской республиканской прокуратуры, которые вели уголовное дело о хищении торговым домом "Разгуляй" 15 миллионов долларов, выделенных из федерального бюджета на реконструкцию Эркен-Шахарского сахарного завода: действительно ли эти деньги попали в английские банки и имеют ли какое-то отношение к их переводу замминистра финансов В.А.Петров, бывший глава "Московского национального банка" Егиазарян и управделами Хапсироков; на каком основании прокурор республики В.В.Ганночка приказал передать это уголовное дело в МВД КЧР, где оно лежит без движения?

Членам Совета Федерации: получал ли кто из вас в последнее время именное (ведомственное, от Генпрокуратуры) оружие? Если да, то за какие заслуги и на каком основании вы были награждены?

Получив ответы на эти и другие вопросы, можно было бы сделать вывод - кто в чем виноват. А то сегодня, стыдно сказать, жулье - преимущественно крупное - в открытую уже похваляется, что в Генпроку-ратуре все "схвачено". Некоторые следователи уже решили, что если команда Путина не наведет порядок в Генпрокуратуре, то придется подыскивать новую работу. Только вот тогда бороться с коррупцией ФСБ будет в одиночку.
Мы связались со следователем Гребенщиковым, чтобы сообщить ему, что наши читатели в Карачаево-Черкесии изъявили желание собрать подписи в его защиту и узнать, как он относится к столь долгой проверке его рапорта. И вот что он нам ответил: "Цели, которые я преследовал, обращаясь с рапортам, достигнуты. Более подробно ответить на этот вопрос не могу, это не в интересах следствия. На данный момент со стороны руководства давление на меня не оказывается. При наличии материалов, которые имеются в деле замминистра финансов Петрова, выдвинуть сегодня неоспоримые основания для его прекращения даже премудрым и напористым защитникам непросто. По делу ведь проходит не только Петров. Мы начинали с исследования счетов в Андорре. Сейчас в поле нашего зрения - конкретные банковские счета в Швейцарии, Лихтенштейне, Австрии, США, Прибалтике, на Кипре и Багамах. За границу направлены более тридцати ходатайств об оказании правовой помощи. Окончание следствия зависит только от времени поступления ответов из-за рубежа. На сегодняшний день лично у меня нет оснований стыдиться перед нынешним президентом России за результаты работы по делу, которое начиналось при его участии. Что до объявленного мне выговора, то на днях я подал в суд на Генпрокурора Устинова". "