Под чужим флагом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Независимое обозрение", origindate::23.07.2003

Под чужим флагом

Мэр Москвы потерял контроль над своими пиарщиками. Кто и откуда дергает за ниточки?

Станислав Петров

Converted 14754.jpg

Обычно предвыборный сезон подразумевает премьеры новых политических технологий. Причем любая попытка избежать этого, поставить административные барьеры на пути потоков информации и дезинформации на деле ведет к развитию все более изощренных сюжетов. В итоге со сцены быстро сходят только старые пьесы.

Можно представить себе строителей, пытающихся спасти широкую речную долину от регулярных наводнений. А заодно удержать в своих руках весь объем воды, выдавая ее жителям долины по своему усмотрению. Но вот только плотина строится в том русле, которое оставил прежний поток, а река наша славится непредсказуемым нравом. Следствием возведения крепкой плотины без учета рельефа местности и прогноза погоды будет гарантированное изменение основного русла. То есть ровно то, что пытаются предотвратить заказчики строительства.

Заказчиком новых поправок в избирательные законы является федеральная бюрократия, желающая закрепить зыбкий статус-кво, сдержать растущие аппетиты крупного бизнеса и региональных элит. Однако представления бюрократов из Центризбиркома о том, что именно их инструкции определяют течение будущих выборов, по меньшей мере, наивны. Из крупных рыб разве что совсем обессилившие попадутся в эти сети. Остальные найдут способ их обойти. Этот новый маршрут обхода запретов и определит основное русло политических течений. Где точно оно проляжет, мы узнаем лишь по итогам выборного цикла. Сейчас можно сказать с уверенностью одно: новое русло будет пролегать значительно левее прежнего.

Федеральная бюрократия ожидает основного удара со стороны так называемых «олигархов». Поэтому ограничения на агитацию бьют, прежде всего, по политтехнологам либерального толка, по возможностям массированных рекламных кампаний. Однако плотина на этом направлении не меняет рельеф местности. Это означает, что, постучавшись пару месяцев лбом об стену, «олигархи» будут вынуждены сделать ставку на характерные для левого сектора технологии непосредственного вовлечения избирателей в политический процесс. Хотя для этого «олигархам» придется вступить в тесный союз с региональными элитами.

Идеологическая и экономическая основа для такого политического союза капитала с регионами есть. Сейчас долгосрочные интересы крупного капитала и регионов совпадают. И те, и другие объективно заинтересованы в скорейшей и радикальной административной реформе на федеральном уровне, децентрализации бюджетной системы. Мало того, совместный поход двух крупнейших групп работодателей против федеральной бюрократии может быть поддержан профсоюзами и получателями социальных субсидий на местах.

Федеральная бюрократия до сих пор уверена, что на левом направлении ей ничего не угрожает, над позициями КПРФ нависла непосредственная угроза. И без того многие лозунги и символы левых были «приватизированы» ставленниками крупного капитала из президентской администрации. Теперь дело может дойти и до попыток «приватизации» исконно левых политтехнологий, а значит и низового актива и протестного потенциала избирателей.

Политические задачи при этом будут заявлены вполне правые - снижение налоговой нагрузки, демонтаж бюрократического пресса и борьба с коррупцией, создание правовых условий для инвестиций. Однако характер политических средств достижения этих целей имеет огромное значение. Так что после реализации ультралиберальных, антибюрократических лозунгов левая политическая тенденция с опорой на регионы должна выйти на первый план и закрепиться надолго.

Образцом такого же парадоксального развития политических тенденций является предшествующий период. В конце 80-х региональные элиты РСФСР во главе с Ельциным и примкнувшие элиты союзных республик вели борьбу с союзной бюрократией под левыми лозунгами - борьбы с привилегиями, за права трудовых коллективов. Но использовали при этом политтехнологии либерального толка, опираясь на финансы только что народившегося капитала. В итоге после полной победы первоначальных лозунгов либеральная волна вышла на поверхность и утвердилась на полтора десятилетия.

Разумеется, «олигархам» следует отдавать себе отчет, что им придется пару десятилетий жить и работать под диктовку правящей партии, представляющей интересы российских регионов и примкнувших элит союзных государств. Возможно, им очень хотелось бы порулить самим, без таких партнеров. Но, как говорится, дорого яичко ко христову дню. Проблемы крупного бизнеса нужно решать здесь и сейчас, а других союзников пока на политическом горизонте не видно.

Чтобы дополнить общую картину, стоит рассказать еще об одном типе политтехнологий. Политтехнологи третьего типа сами по себе не создают тенденцию, но бывают востребованы всякий раз, когда одна политическая эпоха сменяет другую. Когда бурный поток истории прокладывает новое политическое русло, то на отмелях и перекатах застревают порою довольно крупные объекты для политических стервятников, санитаров политического леса.

Задача политтехнологов третьего типа достаточно проста - войти в доверие к клиенту, предъявив солидные рекомендации, либо за счет активной саморекламы. После чего приступить к активному освоению предвыборного бюджета и к уничтожению политического потенциала клиента методом впаривания откровенной халтуры.

Самым верным признаком того, что предвыборный или иной политический проект движется к полному провалу, является ситуация, когда на деньги клиента пиарится сам пиарщик. Типичные примеры - выборы в Нижегородской области, когда вместо губернатора Склярова по телевидению избирателей вдохновлял политтехнолог Марат Гельман. Другой известный проект с его участием - первая попытка Валентины Матвиенко возглавить северную столицу.

В этом сезоне тоже можно наблюдать как на деньги одной правой партии выходят публикации о том, какая умница, красавица штатный имиджмейкер партии. И вообще все гениальные приколы и гэги лидера партии, над которыми смеется весь политбомонд, это ее заслуга. Впрочем, имиджмейкеры других партий тоже не отстают.

Особым шиком в этом секторе считается взять заказ на выборы, быстро освоить средства и тут же перепродать кампанию своего клиента его конкуренту. После чего на деньги обоих слепить такую халтуру, что избиратель начинает плеваться, а клиента остается только уговорить снять свою кандидатуру в пользу более достойного.

Вообще говоря, если отвлечься от тем морали и этики, то для общества от таких политтехнологий только польза. В конце концов, если кандидат и его спонсоры не способны проконтролировать собственную избирательную кампанию, оценить качество работы политтехнологов, то зачем нужен такой губернатор или депутат. Как ни странно, никто же ни разу не пожаловался. За все время наблюдений в прессе было только одно сообщение о том, что на выборах губернатора Рязани кандидат выгнал в разгар кампании одного очень известного московского политтехнолога.

Однако, кроме несомненной общественной пользы, третий сектор несет и определенную опасность. В том случае, если теневым заказчиком пиара под чужим флагом выступает внесистемный игрок, а объектом таких политтехнологий становится очень важная политическая персона. В этом случае избирательный штаб или пресс-служба влиятельного политика может легко стать инструментом для политических манипуляций, направленных против стабильности политической системы и интересов государства.

Определенные признаки работы под чужим флагом можно наблюдать сейчас в связи с приближающимися выборами мэра Москвы. Первый признак - «пиар пиарщиков» уже налицо. Чего стоит только трансляция по ТВЦ награждения пресс-секретаря мэра как лучшего по профессии.

Но есть и более серьезные свидетельства неблагополучия. Вполне возможно, что самому мэру докладывают, что ведется борьба с его недругами, или же имеется поддержка его друзей. Однако средства, которыми достигаются эти цели, стороннему наблюдателю говорят о несколько иных устремлениях политтехнологов.

Например, в начале марта мэр обиделся на депутата Похмелкина, который оспорил очередное постановление об эвакуаторах на улицах столицы. Если бы истинной целью политтехнологов был действительно Похмелкин, то можно было бы подогнать асфальтовый каток к его гаражу, а потом на все жалобы отвечать, что эвакуировать по закону нельзя. Вместо этого к охраняемой стоянке Государственной Думы были подогнаны два ржавых автомобиля, из которых выбежали и попытались скрыться водители.

Любой на месте сотрудников Федеральной службы охраны, несущих службу возле здания Госдумы, обязан был бы заподозрить приготовление к теракту. Могли бы и огонь из табельного оружия открыть. Хорошо еще, что какой-то корреспондент канала ТВЦ заранее сообщил куда следует, что в план съемок включена «акция протеста автомобилистов на Охотному ряду» по заданию пресс-службы мэрии.

Один раз, конечно, случайность. Но через месяц на Старой площади, у здания администрации Московской области проходит пикет российского отделения «Гринпис». ТВЦ снова заранее получает задание из пресс-службы мэрии: обязательно снять, возможен разгон демонстрантов. Старая площадь, как и Охотный ряд, находится вне юрисдикции мэрии по вопросу разрешения демонстраций и пикетов. Это зона ответственности Федеральной службы охраны.

Организаторы акции должны были понимать, что силовой разгон пикета чекистами, да еще при включенных телекамерах, да еще пикета столь известной международной организации как «Гринпис», очень больно ударял бы не по подмосковной администрации, а по международному престижу России `и лично президента Путина.

Две подряд провокации против президентской охраны - это уже совпадение. Но может быть все же случайное? Последние события, активное участие ТВЦ в массированной кампании нападок на губернатора Громова снимают вопрос о случайности таких совпадений. Ключевыми обвинениями, как и в акции «Гринписа», является разбазаривание лесного фонда. Но при чем здесь Громов, если такие решения принимает федеральное правительство, и только с оглядкой на президентскую администрацию. То есть снова замах на Громова, а удар по Касьянову и Путину. Тем более, что при Путине и Громове такие решения о передаче лесного фонда в области не принимали.

Читая антигромовский компромат, пытаешься понять, зачем это. Ну, понятно, что бывший вице-губернатор Мень ушел к Лужкову с мечтой вернуться в область на белом коне. Но ведь такого дурного качества «компромат» вряд ли на кого-то подействует. Значит, цель другая. Но какая?

Единственно рациональной целью в этой ситуации является желание неизвестного заказчика поссорить, стравить двух влиятельных региональных лидеров. Ведь Москва и Московская область - два крупнейших региона, более десяти процентов всех российских избирателей. И мэр, и губернатор поддерживают президента Путина. Оба лидера популярны в своих регионах. В этих условиях лишить президента столь мощного потенциала поддержки перед выборами можно, развязав войну между Громовым и Лужковым. Мы даже знаем, кто из непримиримых врагов Путина всегда готов финансировать такого рода провокации.

Участие команды Лужкова в такой кампании вообще трудно объяснимо, если вспомнить, как сам мэр на прошлых выборах пострадал от политтехнологий такого же пошиба. Губернатор Громов пока сохраняет спокойствие. Но надолго ли у него хватит терпения?