Позолоченная молодежь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант-Деньги", origindate::21.09.2004

Позолоченная молодежь

Екатерина Дранкина

Те времена, когда политики ориентировали своих детей на политику, госслужащие пристраивали отпрысков на хлебные места в госкомпании, а бизнесмены мечтали о том, чтобы передать свой бизнес сыновьям, практически прошли. Сейчас политики стремятся пристроить детей в частный бизнес, а бизнесмены предпочитают, чтобы наследники занимались искусством.

Лучшее -- детям

Фото: ВАЛЕРИЙ ЛЕВИТИН

Анастасию Потанину (вторая слева) одинаково привлекают международные отношения и водное скольжение

Глава холдинга "Интеррос" Владимир Потанин любит повторять, что он не за тем строил свой бизнес, чтобы навязывать управление им своим детям. "Сам я пришел в бизнес по душевной склонности",-- признается Владимир Олегович и в доказательство вспоминает, с каким трепетом в детстве ждал с переговоров отца, работника внешней торговли, чтобы узнать детали заключенных сделок. А затем продолжает: "Поэтому хочу, чтобы дети мои тоже имели возможность определиться самостоятельно, и над ними не висел бы дамокловым мечом мой бизнес". Потанин планирует организовать свое дело по принципу инвестиционного фонда, бенефициариями которого станут и его дети.

В соответствии с желанием отца трое детей Владимира Олеговича самоопределяются вольно. Дочь Анастасия, с одной стороны, студентка МГИМО, с другой -- профессионал от спорта: второй год подряд она завоевывает титул чемпионки России по аквабайку. Да и сын Иван, школьник, готов повторить подвиг сестры, как только ему исполнится 18: уже сейчас он отрабатывает программу не хуже Насти. Их младший брат в своих пристрастиях пока не определился.

Фото: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО, "Ъ" 

Лиза Березовская бизнес-композициям предпочла художественные

Можно сказать, что позицию Владимира Олеговича на будущее детей разделяют многие олигархи. Бизнес в России -- занятие не столько тяжелое, сколько небезопасное, и детям своим желать повторения собственного пути у многих оснований нет. Так, постарался уберечь от бизнеса свое потомство Борис Березовский. Во всяком случае с одним из шести отпрысков это удалось. [page_11113.htm Дочка Лиза, прославившаяся тем, что в свое время была арестована в Санкт-Петербурге за найденный у нее кокаин], закончила факультет искусств в Кембридже и стала художницей. В галерее Айдан Салаховой продаются чудесные, как говорит сама хозяйка галереи, вышитые из роз ковры работы Лизы, а в L-галерее несколько лет назад проводились выставки ее инсталляций с участием фруктов, неба и Венеры Милосской.

На старшую дочь Екатерину Борис Абрамович все же возлагал определенные надежды в бизнесе, она даже была членом совета директоров ЛогоВАЗа и ОРТ. А сейчас она замужем за основателем интернет-компании "Сити-лайн" Егором Шуппе, от бизнеса отошла и большую часть времени проводит за границей. Остальные четверо детей еще маленькие. Артем и Настя от второго брака живут в Израиле, самые младшие -- Арина и Глеб -- с отцом в Лондоне.

Для души

Если у детей олигархов все же обнаруживается наследственная тяга к бизнесу, родители стараются сделать так, чтобы бизнес у дитяти был не столько прибыльный, сколько приятный и увеселительный.

Симпатичное дело оказалось в собственности у сына известного банкира Александра Смоленского Николая. После кризиса 1998 года, похоронившего крупнейшую в России банковскую сеть "СБС-Агро", Александр Смоленский решил удалиться от дел. Полтора года назад создалось впечатление, что Смоленский возвращается -- на обломках СБС он создал новую филиальную сеть "Первое общество взаимного кредита" ("Первое ОВК"). Председателем совета директоров ОВК стал сначала племянник Смоленского Алексей Григорьев, а к началу 2004 года -- сын, 23-летний Николай. Однако несколько месяцев спустя банковский бизнес был продан группе "Интеррос", а распорядиться частью полученных от продажи бизнеса денег было позволено Николаю. Николай потратил деньги с душой -- [page_15256.htm купил легендарного британского производителя спортивных автомобилей компанию TVR]. Завод расположен в британском городе Блэкпул и под заказ производит в год около 2 тыс. элитных спортивных машин марок Tuscan S, Cerbera, Tamora, Sagalis. Покупку Николай обосновал тем, что "всегда увлекался спортивными машинами". Увлеченному юноше завод обошелся от Ј10 млн до Ј25 млн. Окупится вложение не скоро: чистая прибыль TVR -- меньше Ј400 тыс. Но Николай покупкой очень доволен, поскольку теперь работа будет недалеко от дома (живет Николай в лондонском районе Хайгейт).

Совладелец лесного холдинга "Илим Палп" Борис Зингаревич пророчит сыну будущее, связанное со спортом. Он определил своего сына Антона в лондонскую бизнес-школу обучаться профессии спортивного менеджера. Практику Антон проходил в спортивном инвестиционном фонде Fortress Sports Fund, где познакомился с менеджерами команды английской премьер-лиги Everton, после чего английские СМИ распространили слух о том, что "Илим Палп" купит Антону футбольный клуб Everton. Папа слухи опроверг -- наверное, считает, что сын мал еще для таких игрушек.

Фото: ВАЛЕРИЙ ЛЕВИТИН 

Алсу Сафина, как утверждают, стала весьма успешным проектом Ралифа Сафина (справа)

[page_11846.htm Дочь сенатора от Алтайского края Ралифа Сафина Алсу], как известно, также ближе к прекрасному, чем к деньгам. Хотя в ЛУКОЙЛе, вице-президентом которого раньше был сенатор, утверждают, что все деньги, вложенные в раскрутку Алсу, вернулись года через два после начала карьеры певицы и она стала вполне окупаемым бизнес-проектом. А вот сын Сафина Марат -- бизнесмен. Правда, не российский. Ему вместе с дядей Ришатом принадлежит элитная недвижимость в Латвии -- современный бизнес-центр Valdemara Centrs в Риге и Saliena Real на трассе Рига--Юрмала.

А сын известного предпринимателя Георгия Брилинга Матвей (больше всего старший Брилинг известен тем, что чуть не увел из-под контроля "Газпрома" крупнейшего в России производителя азотных удобрений АХК "Азот") все же занялся бизнесом в России, однако бизнесом куда более изысканным, нежели производство удобрений, и таким, каким частенько занимаются дети актеров и режиссеров. Матвею Брилингу принадлежит сеть японских ресторанов "Изуми". Кстати, пример Брилингов показывает, что не зря олигархи держат детей подальше от российской бизнес-действительности. В 1998 году Матвея, который на тот момент возглавлял издательский дом "Тема", похитили и потребовали за его освобождение $50 млн. Денег, тем не менее, отцу платить не пришлось. Пленнику удалось бежать, выпрыгнув со второго этажа дома на Покровке, где его удерживали. Правда, юноша сломал при этом ногу.

Поверьте нам, отцы

Фото: ВАЛЕРИЙ МЕЛЬНИКОВ, "Ъ"

Феликс Евтушенков системно занялся столичным строительством

Впрочем, небольшая часть из самых состоятельных бизнесменов все же отваживается вовлекать детей в свой бизнес. Среди этих немногих, например, московский олигарх Владимир Евтушенков. Сын главы АФК "Система" Феликс Евтушенков занимает пост генерального директора крупного московского застройщика "Система Галс", но большинство участников бизнес-сообщества связывают деятельность компании именно с ним. Его называют главным конкурентом компании "Интеко" на места для застройки.

А вот среди бизнесменов более мелкого калибра передавать бизнес по наследству в порядке вещей. Правда, в свете глобализации семьям не всегда удается общими усилиями удержать дело в своих руках.

Глава компании "Айс-Фили" Анатолий Шаманов, к примеру, передал управление своим "мороженым" бизнесом сыну Дмитрию, хотя в итоге семейное дело все же пришлось продать Русскому генеральному банку. Владелец молочного предприятия "Петмол" Валентин Поляков тоже предполагал оставить бизнес своим сыновьям Сергею и Кириллу, которые были его заместителями на предприятии. Однако интересы дела потребовали сначала направить Кирилла в органы законодательной власти (в 29 лет он стал спикером законодательного собрания Ленобласти), а затем продать контрольный пакет предприятия аффилированной с НК "Сибнефть" компании "Планета Менеджмент".

Дети -- пути к отступлению?

Фото: МИХАИЛ ИВАНОВ

Банкир Сергей Матвиенко повышается вслед за матерью, но женится своевольно

Среди детей политиков устремленных в искусство личностей еще меньше, чем в среде потомков (не очень крупных) промышленников. Но и в политику из них идут лишь немногие, как, например, сын бывшего министра природных ресурсов Виталия Артюхова Вадим (он был советником премьер-министра Касьянова, а затем перешел в Министерство имущественных отношений в ранге замминистра).

Крупным политическим деятелям кажется, что с их потомками в бизнесе на подведомственной территории не случится ничего плохого. Возможно, кажется им так небезосновательно. Это представление в исключительной степени развито у политиков с Востока. Так, сын президента Татарии Радик Шаймиев трудится советником главы компании ТАИФ (это холдинг, занимающий ключевые позиции почти во всех отраслях татарстанской экономики). Урал Рахимов до выборов президента Башкирии возглавлял башкирский нефтехимический комплекс, но после электорального скандала сын вновь победившего президента часть постов потерял: говорят, между отцом и сыном случились разногласия. А дочь первого президента Якутии Ольга Андросова возглавляет фонд "Дети Саха--Азия", помимо благотворительности занимающийся турбизнесом.

Отцы из московского правительства тоже не боятся подпускать детей к бизнесу. Занимаются семейным делом сыновья от первого брака Юрия Михайловича Лужкова. Один сын -- Михаил -- заведует развитием рынка газа в Московском регионе в компании "Межрегионгаз" в должности замгендиректора. Кроме того, [page_15086.htm Михаил является одним из основателей общественной организации "Клуб рыболовов и охотников"], которой принадлежат 90 тыс. гектаров лесных угодий в Клинском районе Московской области с элитным центром отдыха. Второй сын -- Александр -- до 1999 года входил в совет директоров Русского земельного банка и был председателем совета директоров рекламной фирмы "Река Солнце". Сейчас Александру принадлежит фирма в Бельгии.

Политики высшего федерального звена почему-то предпочитают устраивать своих детей поближе к морским и авиапортам. [page_15333.htm Старший сын премьера Михаила Фрадкова -- 26-летний Петр] -- трудится в должности замгендиректора во второй по величине шипинговой компании России ДВМП. Крупнейшим акционером Дальневосточного морского пароходства является подконтрольная бывшему министру топлива и энергетики Сергею Генералову компания "Промышленные инвесторы". О Петре Фрадкове в компании отзываются как о дельном и воспитанном юноше. Его младший брат Павел тоже подает надежды, но к бизнесу, скорее всего, отношения иметь не будет. Он уже окончил Академию ФСБ и учится теперь в Дипломатической академии.

В апреле 2004 года директором производственного комплекса "Пулково" был назначен сын нынешнего главы ФСО Евгения Мурова Андрей. Дочь руководителя всех российских выборов Александра Вешнякова Анжела окончила Академию водного транспорта по специальности "экономист-менеджер" и сейчас работает бухгалтером в компании "Совкомфлот".

А вот сыновья Виктора Геращенко и Валентины Матвиенко пошли по банкирской стезе. Константин Геращенко до прошлого года работал в одном из департаментов ЦБ, а сейчас трудится на должности вице-президента одного из коммерческих банков. Сына губернатора Санкт-Петербурга 30-летнего Сергея Матвиенко вскоре после избрания мамы губернатором тоже повысили -- до должности вице-президента банка "Санкт-Петербург" (прежде он руководил дирекцией по информационным технологиям этого банка). Но должного почтения сын матери не оказал -- [page_14876.htm год спустя против ее желания женился на красивой курдской певице Заре Мгоян].

Дети российских госслужащих тоже готовятся стать бизнесменами. Во всяком случае, в большинстве своем они учатся в Высшей школе экономики, а не в МГИМО, как было принято раньше. Среди учащихся на менеджеров -- Алексей Чубайс, Василий Дубинин, Владимир Кириенко, Владимир Христенко.