Показания на Сердюкова не совпали с ходом следствия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Показания на Сердюкова не совпали с ходом следствия

Свидетельства фигуранта дела "Оборонсервиса" о причастности экс-министра больше не нужны

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::21.12.2012, Обвиняемый по делу "Оборонсервиса" дал показания на Сердюкова, Фото: "Ведомости"

Елизавета Маетная, Герман Петелин

Compromat.Ru

Анатолий Сердюков

Бывший глава юридической службы ООО "МИРА" Дмитрий Митяев, первым оказавшийся за решеткой по делу "Оборонсервиса", рассказал следователям, каким образом экс-министр Анатолий Сердюков причастен к многомиллиардному коррупционному скандалу в военном ведомстве. Однако эти показания так и не привели не только к допросу бывшего министра, но и не позволили Митяеву выйти на свободу под залог и заключить сделку со следствием.

Вчера Тверской суд Москвы продлил Дмитрию Митяеву содержание под стражей до 24 февраля. Митяев, по словам источников "Известий", готов заплатить за свободу новыми показаниями на высокопоставленных чиновников Минобороны. Но, похоже, его откровения о деятельности экс-министра и его подруг больше никому не нужны. Опрошенные «Известиями» эксперты считают, что ход расследования говорит сам за себя, и кто ответит за многомиллиардные хищения в Минобороны — вопрос уже решенный. Васильева с Сердюковым в этих списках не значатся.

По данным «Известий», 18 декабря Митяев попросил заключить с ним сделку со следствием и отпустить его из СИЗО под залог в 1,5 млн рублей. Митяев обещал рассказать о сделках по продаже имущества военного ведомства, которые курировал лично экс-министр обороны Анатолий Сердюков, его протеже Евгения Васильева и ее подруга Екатерина Сметанова, утверждают сразу несколько источников «Известий» в правоохранительных органах.

По словам источников, министр обороны впервые стал упоминаться именно в показаниях Митяева. Так, он рассказал, что министр обороны лично выпускает директиву и дает указания членам совета директоров "Оборонсервиса", в который входили Сердюков и Васильева, как голосовать по вопросу продажи того или иного военного имущества.

Адвокат Митяева подтвердил «Известиям», что с его подзащитного пытались получить показания по боевым подругам Сердюкова, хотя его дело проходит особняком и даже расследуется не военным управлением СКР, который ведет все дело "Оборонсервиса", а СД МВД. Но комментировать вопросы о сделке со следствием и показаниях своего подзащитного, которые он готов дать, отказался.

Однако новые показания Митяева на Сердюкова и его подруг-подчиненных, похоже, больше никого не интересуют. Громкое дело потихоньку распадается на отдельные эпизоды, а обвиняемые признают только те факты, которые следователи установили в самом начале расследования еще до их задержания.

Раскрутка дела, как уже сообщали «Известия», началась в феврале этого года, когда было возбуждено уголовное дело против директора ООО «Центр правовой поддержки «Эксперт» Екатерины Сметановой. За «откат» в 18 млн рублей она обещала продать коммерсантам здание Военторга в Самаре с большим дисконтом. Однако в августе расследование этого дела было прекращено, ООО «Эксперт» ликвидирован, а вместо него юридическим сопровождением, поиском клиентов и подготовкой документов по сделкам с имуществом Минобороны стало заниматься ООО «МИРА».

— Перед появлением директивы министра обороны проводилась независимая оценка имущества, — говорит информированный источник. — ООО «МИРА» отношения к ней не имело. Этим занимались другие фирмы, уполномоченные "Оборонсервисом".

Дмитрий Митяев в ООО «МИРА» устроился руководителем юридической службы в апреле 2012 года по объявлению, пройдя собеседование. В компании Митяев проработал полгода, успев за это время обрасти нужными связями в Департаменте имущества Минобороны и "Оборонсервисе". С его задержания и полученных от него показаний и началось новое расследование хищений в военном ведомстве.

По версии следствия, Дмитрий Митяев, вступив в сговор Николаем Любутовым, экс-начальником отдела продаж ООО «Правовой центр «Эксперт», обещал бизнесмену Михаилу Пашкину за 3 миллиона рублей «ускорить» изготовление директивы министра обороны, и организовать победу его фирмы на электронном аукционе по продаже здания Щелковского КБО.

Между тем сам Митяев с бизнесменом Пашкиным знаком не был, а в роли посредника выступал Любутов. Все встречи и контакты Любутова и Пашкина проходили под контролем оперативников. А передача денег называлась «оперативным экспериментом», в котором бизнесмен Пашкин участвовал как заявитель на добровольной основе.

При этом, рассказывает информированный источник, распродажа имущества Минобороны шла в ускоренном темпе, потому что в военном ведомстве боялись отставки Анатолия Сердюкова, которая ожидалась в апреле-мае 2013 года. Рассказывая об этом, Любутов предлагал Пашкину подумать и о приобретении других объектов.

22 октября 2012 года в момент передачи денег Любутов был задержан оперативниками. Он сразу же согласился сотрудничать со следствием и дал показания на Дмитрия Митяева, который, по его словам, тоже участвовал в этой схеме. Последний был задержан 23 октября после получения 1,5 миллионов рублей от Любутова.

По словам Митяева, используя личные связи и за отдельное вознаграждение для чиновников Минобороны, он мог снизить стоимость объекта и обеспечить быстрый выход отчета об оценке, согласовав его в департаменте имущественных отношений. После допросов в полиции Митяев согласился передать деньги нужному чиновнику из военного ведомства. Однако «поймать на живца» не получилось, потому что чиновник, будто почуяв неладное, от встречи отказался.

Члены ОНК г. Москвы Владимир Федотов и Алексей Куликовский, которые навестили Митяева в СИЗО N2 (Бутырке), говорят, что обвиняемый и дальше готов сотрудничать со следствием и давать показания на первых лиц Минобороны. Но свое задержание оперативниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России (ГУЭБиПК) он считает незаконным, так же как и провокацию взятки.

Сначала Митяева двое суток держали в ГУЭБиПК, потом он находился в ИВС на Петровке. Полицейские скрывали информацию о его задержании, дошло до того, что жена Митяева Алиса подала заявление в полицию о пропаже мужа.

Митяев утверждает, что его фактически похитили и двое суток подвергали психологическому воздействию. Ему не давали спать, допрашивая ночью и на рассвете. Адвокаты Митяева уже подали заявление на неправомерность действий сотрудников полиции.

— Митяев рассказал, что всю ночь провел на стуле в кабинете оперативников, к нему не пускали адвокатов, не давали позвонить домой, — говорит Владимир Федотов. — Два дня ему не давали спать и он уже не понимал, что происходит. У Митяева заболело сердце, но врача к нему не вызывали, а требовали показаний на высокопоставленных чиновников Минобороны, с помощью которых решались все вопросы.

Другой член ОНК Александр Куликовский считает, что обстоятельства задержания Митяева и его пребывания в полиции требуют отдельного расследования.

— Сейчас у Митяева претензий ни к следствию, ни к содержанию под стражей нет, его осмотрели врачи и дали свидание с женой, — рассказывает Куликовский.

Источник «Известий» в МВД подтверждает, что Митяев действительно не хотел связываться с Любутовым, считая его излишне болтливым и несколько раз отказывался от денег.

— Он не хотел их брать, говорил, что пока ничего не сделал, ему ничего не нужно, — рассказывает источник.

То, как «раскрутили» Митяева на нужные показания — «визитка» оперативников ГУЭБиПК, считает адвокат Владимир Жеребенков.

— Пока от него нужны были показания, его усердно склоняли к сотрудничеству, — объясняет Жеребенков. — Он согласился, но политическая конъюнктура изменилась, теперь его показания не нужны и его могут «закатать» по полной — за мошенничество в особо крупном размере ему светит до 10 лет.

То, что показания Митяева больше не нужны, говорит и тот факт, что его дело расследуется отдельно, хотя его сведения напрямую касаются чиновников "Оборонсервиса" и Минобороны.

— По нашему ведомству Дмитрий Митяев не проходит ни в каком качестве, — сообщили «Известиям» в пресс-службе Главного военного следственного управления СКР.

То, что сейчас происходит с делом "Оборонсервиса", вызывает у юристов много вопросов. Адвокат Александр Островский не сомневается, что теперь перед следствием стоит задача выгородить первое лицо Минобороны, а не провести, как положено, полное и всестороннее расследование.

— В большой политической игре человек становится разменной монетой у следствия: захотели — вытащили козыри и бросили его на амбразуру. Если такая задача уже не стоит — тихо посадили и дело с концом, — говорит Островский. — Судя по всему, наверху уже решили, кого сделать «козлом отпущения», а кого вывести за скобки. Очевидно, что теперь стоит задача выгородить первое лицо.

["Российская газета", origindate::20.12.2012, "Борьба с коррупцией вышла на новый этап": На "Деловом завтраке" в редакции "РГ" побывал председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин. […]
Александр Иванович, в связи с делом об "Оборонсервисе" можем ли мы сейчас говорить о том, что борьба с коррупцией действительно началась? Ведь здесь речь идет уже о чиновниках высшего звена.
Александр Бастрыкин: Борьба с коррупцией действительно приобрела более четкие очертания. Можно сказать, что начался ее следующий этап. […]
В то же время Владимир Путин на встрече с доверенными лицами сказал, что недостаточно быть просто убежденными в виновности чиновника, нужно собрать доказательства, пройти все ступени расследования и через этот путь прийти к истине.
Что касается конкретного громкого дела "Оборонсервиса", мы сейчас назначаем сложную финансово-экономическую экспертизу с привлечением крупных специалистов. Мы не можем просто так взять и сказать, что эти женщины и Анатолий Сердюков что-то украли. Я поставил задачу перед следователями провести целый ряд экспертиз, чтобы сделать вывод о правонарушении. А может, наоборот, они скажут, что такова была конъюнктура рынка: не будем забывать, что есть целый ряд спорных юридических вопросов, например такие, как продажа объектов недвижимости по определенной стоимости. Мы на совещаниях отрабатываем все возможные варианты. — Врезка К.ру]

Адвокат Артур Рамазанов говорит, что если бы Анатолий Сердюков был не министром обороны, а, к примеру, директором мебельного магазина, в котором произошло хищение, он бы уже точно сидел.

— Сейчас по всей стране пошла волна уголовных дел — если подчиненные причинили ущерб государству или организации, то руководителей привлекают к ответственности за халатное отношение к своим служебным обязанностям, — говорит Артур Рамазанов. — Сердюков подписывал распорядительные документы на миллиарды, он же осуществлял кадровую политику в Минобороны, и — ничего.

Формально Сердюков не имеет отношения к делу о многомиллиардных хищениях в Минобороны и до сих пор не допрошен следователями. Его протеже Евгения Васильева, которая с самого начала находится под домашним арестом и своей вины не признает, с разрешения суда пользуется интернетом, телефоном и даже принимает гостей, в том числе и экс-министра обороны Анатолия Сердюкова, о чем сама Васильева ходатайствовала на суде.

Екатерина Сметанова, которая неделю назад пошла на сделку со следствием и согласилась с предъявленным ей обвинением, пока на свободу не вышла. Вчера ей нашли еще одно дело, обвинив уже налоговом преступлении.


***

Анатолий Сердюков фигурирует в документах следствия не под фамилией, а как "министр обороны", введенный в заблуждение

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::10.12.2012, Доверчивый Сердюков пока ни при чем

Александр Шварев

В распоряжении "Росбалта" оказались материалы расследования о хищении имущества Минобороны. Из них следует, что к бывшему главе военного ведомства Анатолию Сердюкову у Следственного комитета (СК) РФ почти нет претензий, поскольку подчиненные, в том числе Евгения Васильева, "обманывали" его и "вводили в заблуждение". А вот круг сокурсниц Васильевой, которые стали обвиняемыми по делу, может расшириться. Следователи подозревают, что в аферах с недвижимостью принимала участие близкая подруга Васильевой, руководитель ОАО "Главное управление обустройства войск" (ГУОВ) Людмила Егорина.

"Злоупотребляя доверием" Сердюкова

Стоит отметить, что в большинстве материалов Военно-следственного управления СК РФ, например, в постановлениях о возбуждении дела о мошенничестве при продаже загородного дома в Краснодарском крае (так называемой "виллы Сердюкова"), — о роли в происходивших событиях экс-главы военного ведомства сообщается крайне сухо и уклончиво: "должностные лица Департамента имущественных отношений (ДИО, который возглавляла Евгения Васильева — "Росбалт") Минобороны, превышая предоставленные им полномочия, организовали подготовку и издание директивы министра обороны…". В этих и некоторых других материалах дела дается полная юридическая оценка действий фигурантов — Васильевой, Егориной, Сметановой, Закутайло и других ("превышая полномочия", "из корыстных побуждений" и т.д.), а действия главы военного ведомства никак не характеризуются. Более того, даже фамилии Сердюков в документах нет, везде он значится просто как "министр обороны".

Однако в материалах о мошенничестве с акциями ОАО "31 ГПИСС" и недвижимостью ГУОВ следователи оценивают и поступки Сердюкова. "Лица (Васильева, Егорина и Закутайло — "Росбалт"), выполнявшие управленческие функции в ОАО "Оборонсервис" и… (перечисляются "дочерние" структуры этого ОАО, в том числе те, где гендиректором был Закутайло, — "Росбалт"), путем обмана и злоупотребления доверием, вводя в заблуждение руководство Минобороны России и акционеров, по платежным поручениям перечислили на счет ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт" (компании, возглавлявшейся однокурсницей Васильевой Екатериной Сметановой — "Росбалт") денежные средства на общую сумму 234 млн 900 тыс. рублей".

То есть, по последней версии СК РФ, Васильева просто обманывала своего доверчивого шефа Сердюкова, а сам он ничего не знал об аферах, которые за его спиной "прокручивали" подчиненные.

Однокурсники в Минобороны

Из материалов дела становится понятно, что дальнейшее расследование будет продвигаться не "вверх", а "вширь". Следователи сейчас подробно изучают деятельность подруг Васильевой, оказавшихся в системе Минобороны. В первую очередь речь идет о сокурснице Васильевой по юрфаку СпбГУ Людмиле Егориной, которая в разное время занимала должности и.о. гендиректора ОАО "Оборонсервис" и руководителя ГУОВ. В частности, сейчас ведется расследование о продаже по заниженной стоимости объектов ГУОВ.

"В июне 2011 года генеральный директор ОАО "ГУОВ" Егорина Л.М… выполняя управленческие функции в коммерческой организации вопреки ее законным интересам и охраняемым законам интересам государства, в целях извлечения выгод и преимуществ для лиц, возглавляющих и распоряжающихся ОАО "Гранит-Кузнечное", осуществляющих хозяйственную деятельность на рынке щебня гранитного в границах Санкт-Петербурга, желая угодить лицам, входящим в состав органов управления ОАО "ГУОВ" и ОАО "Оборонсервис" (имеется в виду Васильева — "Росбалт"), и другим, приняла решение о реализации рентабельного предприятия ООО "436 КНИ" ОАО "Гранит-Кузнечное" по заниженной стоимости".

По версии следствия, Егорина также незаконно безвозмездно передала "Гранит-Кузнечному" лицензию на право пользования недрами на месторождении Пруды-Моховое-Яскинское.

В ВСУ СК РФ полагают, что Егорина вместе с Васильевой принимали активное участие в афере при продаже зданий в Большом Предтеченском переулке Москвы, принадлежавших ГУОВ.

"4 июля 2011 года члены совета директоров ОАО "Оборонсервис" (в составе председателя — начальника ДИО Минобороны Васильевой, членов — начальника управления по координации осуществления прав собственника МО Штыкулина, и.о. гендиректора ОАО "Оборонсервис" Егориной), действуя вопреки законным интересам коммерческой организации и охраняемым законом интересам государства, одобрили сделку по продаже данного имущественного комплекса ООО "Теорема" по заниженной цене".

Следствие приходит к выводу, что "противоправные действия указанных лиц привели не только к причинению ущерба ОАО "ГУОВ", но и повлекли нарушение имущественных интересов его учредителя — Российской Федерации". Сумма ущерба от сделки со зданиями в Большом Предтеченском оценивается в 202 млн рублей.

Недвижимость Минобороны приватизировали на "военные" деньги

ВСУ СК РФ подробно выстроило и всю схему, по которой действовали бывшие сокурсницы, а также выяснило, откуда они получили средства на скупку недвижимости Минобороны по дешевке в своих интересах.

По версии следствия, 10 апреля 2009 года министр обороны Анатолий Сердюков назначил на должность начальника ДИО Евгению Васильеву, а 15 февраля 2011 года и. о. гендиректора ОАО "Оборонсервис" стала Егорина, которая "в период 1996-2001 годов совместно с Васильевой обучалась в Санкт-Петербургском госуниверситете". По решению главы военного ведомства Васильева и Егорина были включены в состав советов директоров ряда субхолдингов и дочерних обществ ОАО "Оборонсервис". 1 апреля 2011 года состоялось заседание совета директоров ОАО "Оборонсервис", на котором, по предложению Васильевой, в качестве организации, оказывающей услуги по оценке имущества военного ведомства, было определено ООО "Кэпитал консалтинг". На этом же совещании ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт" получило право оказывать агентские услуги при реализации недвижимости.

Как отмечается в материалах дела, при этом Васильева ранее работала юристом в фирме, "аффилированной с ООО "Кэпитал консалтинг". А гендиректор и учредитель "Эксперта" Екатерина Сметанова являлась однокурсницей Васильевой и Егориной. "Это может свидетельствовать о сговоре и корыстной заинтересованности указанных лиц при осуществлении своих полномочий".

Дальше, по версии следствия, сокурсницы стали формировать денежную базу для последующих афер. Несмотря на то, что с покупателями недвижимости Минобороны велись переговоры напрямую, документы оформлялись так, что агентом по сделкам выступал "Эксперт", которому "дочки" ОАО "Оборонсервис" исправно перечисляли проценты с каждой суммы, полученной от продажи зданий. Оперативники МВД РФ полагают, что часть недвижимости продавалась по заниженной стоимости, за что Сметанова отдельно получала "откаты" от покупателей.

Когда в декабре 2011 года на счетах структур Сметановой скопилась крупная сумма денег, она по договору займа перечислила эти средства ООО "ВитаПроджект", учредителями которого являлись "Эксперт" и Алексей Наумкин. Последний также был гендиректором "ВитаПроджект" и начальником юротдела "Эксперта".

Именно "ВитаПроджект" на деньги, уплаченные Минобороны в качестве агентского вознаграждения, с декабря 2011-го по январь 2012 года купил часть наиболее "лакомых" объектов военного ведомства. В частности, пакет акций ОАО "31 ГПИСС", которому принадлежат ряд зданий в Москве.

Как считает следствие, ООО "Кэпитал консалтинг" оценивало имущество МО по заниженной стоимости, введенный в заблуждение министр обороны подписывал нужные директивы, ООО "ВитаПроджект" покупало объекты военного ведомства по дешевке, а "Эксперт" даже с этих сделок продолжал получать агентские проценты.

Дом у моря с видом на ФНС

ВСУ СК РФ особенно тщательно изучало особенности сделки по продаже загородного дома в поселке Пересыпь Темрюкского района Краснодарского края, который местные жители прозвали "дача (или вилла) Сердюкова".

Как следует из материалов дела, ранее данный объект принадлежал "дочерней" структуре Федеральной налоговой службы ФГУП "СПб Инжтехцентр". Напомним, до того как стать министром обороны Анатолий Сердюков возглавлял ФНС. Однако в апреле 2010 года правительство по просьбе военного ведомства передало "СПб Инжтехцентр" из ведения ФНС в ведение Минобороны, где ФГУП получил новое название — "Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Минобороны". А потом "должностные лица ДИО, превышая предоставленные им полномочия, …подготовили проекты и обеспечили реализацию министром обороны" ряда правовых актов.

28 мая 2010 года Сердюков перевел загородный дом в Пересыпи с баланса ФГУП "Санкт-Петербургский инженерно-технический центр Минобороны" на баланс ФГУ "Загородная КЭЧ района". 13 октября 2010 года Сердюков распорядился закрепить загородный дом уже за ГУП "Окружной материальный склад" ("ОМС"). 28 декабря 2010 года министр обороны подписал приказ о приватизации ГУП "ОМС", в перечень имущества которого, тоже подлежащего приватизации, Васильева включила и объект недвижимости в Темрюкском районе. И в том же декабре Минобороны начало возведение в Пересыпи загородного комплекса, на который в общей сложности МО истратило 328 млн рублей бюджетных денег.

18 марта 2011 года ГУП "ОМС" было зарегистрировано как ОАО. То есть приватизация состоялась. 13 апреля гендиректором "ОМС" был назначен Максим Закутайло — муж Екатерины Сметановой и однокурсник Васильевой. По версии следствия, в мае 2011 года Закутайло попросил ООО "Кэпитал Консалтинг" провести оценку загородного дома у моря по состоянию на 28 декабря 2010 года — на период, когда в Пересыпи еще не начали строить шикарный особняк. Примечательно, что к этому моменту все старые здания в Пересыпи были снесены, а на их месте начал появляться новый современный комплекс.

Несмотря на это, "Кэпитал консалтинг" дал заключение, что стоимость объекта составляет 92,1 млн рублей. 19 августа 2011 года "должностные лица ДИО, превышая полномочия, организовали подготовку и издание директивы министра обороны", согласно которой совету директоров "ОМС" предписано одобрить реализацию загородного дома в Пересыпи как "непрофильного актива". В этой же директиве министра указана и продажная цена — 92,1 млн рублей. За эту сумму в сентябре 2011 года "дачу Сердюкова" купило ООО "СитиИнжиниринг". Кто реальный владелец этой фирмы, в материалах дела пока не указывается. Там отмечено только, что "покупатель этой недвижимости — ООО "СитиИнжиниринг" — был известен продавцу задолго до осуществления сделки". И даже с этой сделки, по решению Закутайло, агентский процент в размере 5 млн рублей был перечислен фирме его супруги "Эксперт".

Стоит отметить, что в тексте уголовных дел обращается внимание, что возбуждены они по материалам Департамента военной контрразведки ФСБ РФ и Главной военной прокуратуры.


***

Оригинал этого материала
© ИА "Росбалт", origindate::20.12.2012, Иллюстрации: via LifeNews.Ru

"Дело "Оборонсервиса" множит сделки со следствием

Александр Шварев

В рамках расследования об аферах с имуществом Минобороны (МО) заключена еще одна сделка с правосудием. Ее подписал бывший сотрудник оборонного ведомства и хороший знакомый Екатерины Сметановой Борис Мирошников. По версии следствия, он являлся посредником при реализации недвижимости МО.

Как сообщил "Росбалту" источник в правоохранительных органах, по условиям сделки Борис Мирошников должен будет назвать Военно-следственному управлению (ВСУ) СК РФ имена всех известных ему лиц, причастных к аферам с имуществом Минобороны. Также он озвучит конкретные суммы (так называемые "откаты"), которые бизнесмены выплачивали за полученные по дешевке здания. Борис Мирошников долгое время работал на различных должностях в оборонном ведомстве, однако потом уволился. Последние годы, по версии следствия, он подыскивал покупателей для объектов недвижимости МО, в том числе реализовывавшихся через структуры его знакомой Екатерины Сметановой. Позже Мирошников получал деньги от коммерсантов, купивших по дешевке здания, и передавал их лицам, имевшим отношение к этим сделкам, в том числе Сметановой.

По словам источника агентства, прошение о заключении досудебного соглашения также подал приятель Мирошникова, бывший сотрудник Московского уголовного розыска Александр Амбаров. Он принимал участие в передаче денег от коммерсантов, ставших владельцами недвижимости МО.

"Скорее всего, его прошение тоже будет удовлетворено", — отметил источник агентства.

Стоит отметить, что Мирошников и Амбаров были задержаны сотрудниками ГУЭБиПК МВД РФ еще в феврале 2012 года. Вместе с ними оперативники с поличным "взяли" и Сметанову. Но тогда ее уголовное преследование неожиданно было прекращено. Не исключено, что и в этот раз по делу о получении "откатов", Екатерина избежит наказания. Недавно она тоже подписала сделку с правосудием, в рамках которой дала показания на должностных лиц Минобороны, причастных к аферам с недвижимостью. В первую очередь — на свою бывшую однокурсницу, экс-начальника Департамента имущественных отношений (ДИО) МО Евгению Васильеву. В условиях, когда Сметанова активно сотрудничает со следствием, ей вряд ли станут предъявлять новые обвинения (сейчас женщине инкриминируют три эпизода мошенничества со зданиями).

После того, как Екатерина оформила досудебное соглашение, источник агентства в правоохранительных органах отметил, что еще до Нового года она будет освобождена из СИЗО. Вероятно, сделают это без лишнего шума. Следователь изменит ей меру пресечения на подписку о невыезде. Одновременно она будет взята под государственную защиту. На вопрос о том, вышла ли уже Сметанова на свободу, собеседник агентства отвечать не стал.

По версии ВСУ, Евгения Васильева, как должностное лицо ДИО и ОАО "Оборонсервис", "вводила в заблуждение" министра обороны Анатолия Сердюкова и выставляла на продажу по заниженной цене объекты недвижимости военного ведомства. […]

По версии следствия, среди посредников, участвовавших в сделках, оказался и отставной военный Борис Мирошников. Он подыскивал клиентов, желавших по дешевке купить здания МО, Сметанова и ее покровители организовывали всю необходимую работу в ОАО "Оборонсервис", а потом Мирошников передавал им "откаты". В том же 2011 году отставной военный познакомился с неким Антоном Михайловым, который рассказал, что одна фирма из Самары хочет купить четыре здания местного военторга, выставленные МО на продажу. За сделки со зданием отвечало ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт", возглавляемое Сметановой. Эта структура была уполномоченным агентом ОАО "Оборонсервис" по реализации военного имущества.

Михайлов свел Мирошникова с представителем фирмы, заинтересовавшейся военторгом, Любавиным. В ходе переговоров, во время которых Мирошников неоднократно общался со Сметановой, была выработана следующая схема. Екатерина уладит все необходимые формальности с "Оборонсервисом" и Минобороны, а коммерсанты безо всяких торгов получат недвижимость за 147 млн рублей (ее рыночная стоимость превышает 200 млн рублей). Взамен Любавин должен будет передать Сметановой 18 млн рублей — так называемый "откат".

Коммерсант пообещал вручить данную сумму 8 февраля 2012 года в одном из московских банков. Однако Мирошников ехать туда не рискнул — он боялся, что его обманут или по пути кто-то отберет деньги. Поэтому он обратился к своему знакомому — бывшему сотруднику Московского уголовного розыска полковнику Александру Амбарову. Мирошников попросил экс-милиционера забрать деньги и привезти ему, пообещав оплатить эту услугу. Однако при получении 18 млн рублей полковник был задержан сотрудниками ГУЭБиПК МВД РФ, которое при участии контрразведчиков отслеживали все этапы сделки. Одновременно наручники надели и на Бориса Мирошникова. Последний сразу согласился стать участником оперативного эксперимента. На следующий день вместе с деньгами и скрытой видеокамерой он отправился к Сметановой. Когда руководитель "Эксперта" взяла деньги, ее тоже задержали. После этого МВД РФ объявило, что выявлены участники организованной группы, которые "подозреваются в реализации коррупционных схем при продаже недвижимости общехозяйственного назначения, принадлежащей Минобороны".

А дальше в этой истории начались странности. СУ по ВАО СК РФ по Москве возбудило дело по ч. 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), которое позже было передано для расследования в ГСУ СК РФ по Москве. Преображенский суд заключил Амбарова под стражу. Мирошникова отправили под домашний арест.

Следователи допросили в рамках дела Евгению Васильеву. Однако в сентябре 2012 года ГСУ СК РФ по Москве неожиданно прекратило уголовное преследование Сметановой за "отсутствием события преступления". Расследование дела было срочно завершено.

Ситуация изменилась только в октябре 2012 года. Тогда ГСУ СК РФ по Москве остановило процедуру ознакомления обвиняемых с материалами и возобновило расследование. Также было отменено постановление о прекращении уголовного преследования Сметановой, она вновь стала основным фигурантом дела. Материалы в свое производство приняло Военно-следственное управление СК РФ. Данное ведомство к этому времени возбудило сразу пять уголовных дел по факту миллиардных мошенничеств с недвижимостью ОАО "Оборонсервис". 31 октября 2012 года Екатерина Сметанова была задержана.

[LifeNews.Ru, origindate::29.11.2012, "Здания Минобороны на 232 млн продали на основании приказа Анатолия Сердюкова": В распоряжении Life News оказались документы купли-продажи по заниженной стоимости объектов, отчужденных у Минобороны решением экс-министра. [...]
Согласно договору купли-продажи, заключенному между ОАО "Управление торговли командования Воздушно-космической обороны" и ООО "Тайлзимпорт", сделка была осуществлена год назад.
Восемь объектов недвижимого имущества, среди которых четыре магазина и два комбината, один из которых рассчитан на 120 рабочих мест, были проданы после того, как экс-министр Анатолий Сердюков подписал приказы о выводе зданий с баланса Минобороны.
— В графе "правоустанавливающие документы" напротив каждого здания значится номер приказа министра от 13 июля 2009 года, — комментирует Life News источник в министерстве. — Это подтверждает то, что все объекты находились в собственности министерства и Сердюков лично принимал участие в том, что в итоге они оказались в частных руках.
За восемь объектов недвижимого имущества ООО "Тайлзимпорт" заплатило 232 090 000 рублей.
Life News связался с одним из ведущих агентств, занимающихся коммерческой недвижимостью в Москве и Подмосковье, чтобы узнать рыночную стоимость проданных зданий.
— Первый названный вами магазин можно было продать примерно за 10 млн рублей при средней цене в 2 тыс. долларов за квадрат (это здание ушло за 5 с небольшим млн. — Прим. ред.), — говорит эксперт компании "АПЕКС-недвижимость" Анастасия Федорова. — Второе нежилое здание, проданное за 17,99 млн, стоит около 35 миллионов.
То же и с остальными объектами. Комбинат бытового обслуживания вместо 31 млн рублей эксперт оценила в 58 млн., магазин № 24 — около 14 млн (вместо 10 млн). Самое большое здание, проданное за 93 млн (три здания в два этажа), по мнению эксперта, стоит как минимум 201 млн.
— Если есть какие-либо обременения по земле, на котором стоит здание, то даже в этом случае стоимость одного квадратного метра — не менее 50 000 рублей, — говорит Анастасия Федорова. — Врезка К.ру]

Нажмите мышкой на изображение для увеличения

Compromat.Ru

Нажмите мышкой на изображение для увеличения

Compromat.Ru