Пока рабочие голодают, хозяин прячется на Сейшелах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Пока рабочие голодают, хозяин прячется на Сейшелах Месторождение разграблено, народ в нищете, директора разыскивают...

"Приморский горнорудный поселок Светлогорье взывает о помощи. Дальше Светлогорья катиться некуда. Тупик. Здесь, в приморской тайге, заканчиваются все дороги и начинаются рудники по добыче вольфрама. Теперь, когда предприятие - Лермонтовский горно-рудный комбинат - стоит, а люди скоро год сидят без зарплаты, кажется, что вся жизнь - тупик, а сам поселок Светлогорье - молодой, пятиэтажный, 1985 года постройки - ловушка без выхода. Мировой экономический кризис здесь ни при чем. Кризис по-светлогорски начался еще пять лет назад, когда предприятие по идее должно было бы процветать. Мировые цены на вольфрам взлетели тогда вертикально, обещая сверхприбыль. Но Лермонтовку к этому времени «как раз»... обанкротили. И золотая пора для нормального доходного бизнеса обернулась «золотой лихорадкой» для узкой группы лиц, сумевших вычерпать карьер и сколотить на костях банкрота целое состояние (по разным оценкам, в несколько сотен миллионов долларов!), а поселок и его жителей обратить в полную нищету. Сегодня о Светлогорье знает страна. Люди вышли на митинг и громко сказали, что им нечем кормить детей. ВАЛЯ-БАНКРОТ У пятилетнего Витьки и его маленькой тощенькой мамы - комнатка в общежитии и голод в глазах. Валя говорит, что получает пенсию по потере кормильца 2300 рублей. Муж умер от сахарного диабета. Медики отмечают резкий рост этого заболевания в Светлогорье. Виноваты то ли проклятые рудники, то ли нищета, то ли и то и другое. За комнату в общежитии уборщица производственных помещений Валя Гонтарь должна платить по 2500 рублей в месяц, но нечем - зарплаты не видели с прошлого года. Так что задолженность Вали перед ЖКХ - 17 тыс. руб. И плюс 12 тыс., как у многих в поселке, - перед поселковыми магазинами за продукты. Валя, как и здешнее предприятие, полный банкрот. Чтобы не помереть с голоду, светлогорцы ходят в тайгу, копают ценный корень элеутерококка. Потом сдают местному барыге по 10 - 12 рублей за килограмм. Выходит по сотне-полторы за день на корневке. - Соседка помогла, дала картофельных очисток, - делится, чуть стесняясь, маленькая мама. - Я их помыла, отварила, посолила. Мягкие получились, вкусные... С марта светлогорцы сидят без картошки. Съели все подчистую, даже семенная ушла. Ушли и гроши, выдаваемые работодателем редко и помалу, как из пипетки. Владелец у Лермонтовки не только скуп. Еще и глумлив. В январе 2008-го выдал «единовременную материальную помощь к выборам Президента России». Через семь месяцев, в июле, подбросил аванс «в связи с победой сборной России над сборной Голландии с целью пропаганды и развития российского футбола»... Валя распахивает пустой холодильник. Пятилетний Витек, будто по сигналу «Можно!», хватает с полки коробку с молочным напитком. Это «Снежок», свежая гуманитарная помощь от районного отделения партии «Единая Россия». Мальчишка пьет жадно, взахлеб, пока мама не видит. Накануне Светлого праздника Пасхи люди раскрасили балконы панельных пятиэтажек в разные веселые цвета - желтый, зеленый, ярко-голубой. Наверное, вместо пасхальных яиц и куличей. Это, как здесь говорят, «развлекательные» продукты. А денег нет и на обиходные - хлеб, молоко, крупу. После Вали Гонтарь заглянули к Крючковым. Главы семьи дома нет. Николай строит с мужиками забор. Это так называемые общественные работы с зарплатой 4,5 тыс. руб. в месяц. Сорок человек - горняки, проходчики, механики - задействованы сегодня на благоустройстве, собирают мусор, метут улицы. Кто-то из мужчин, оставив семьи и вольфрамовые рудники, рванул на заработки во Владивосток, на Камчатку, Сахалин, на прииски в Приамурье... Полина Крючкова последний раз ходила в магазин за хлебом и растительным маслом еще в феврале. Но сейчас полегчало - привезли гуманитарку. Даже супчик сварила. Банку тушенки делит на три готовки. Чтобы хватило подольше. АННАБЕЛЬ ЛУИС МАРТЫНОВ Премьер отчитывал за Светлогорье приморского губернатора Сергея Дарькина, а тот робел, как первоклассник В прошлом году голодные светлогорцы решили голодать во всеуслышание - в знак протеста. Губернатор Приморья Сергей Дарькин услышал и выдал матпомощь - каждому по 7 тысяч. Нынче, в апреле, жители все как один - полторы тысячи человек - вышли на митинг. Краевые власти дали еще по 3 тысячи. Спустя несколько дней случилось событие, ввергшее нищий поселок в состояние, близкое к эйфории: «Нас услышали! Нам помогут!» Премьер-министр Владимир Путин отозвал приморского губернатора из Сингапура, где тот перенимал опыт проведения крупных международных мероприятий, и спросил: «Почему вы бросили Светлогорье на произвол судьбы?» Сергей Дарькин ответил, что не совсем бросил, матпомощь - 3 тысячи - выдана. И твердо пообещал: «В ближайшее время запустим предприятие, найдем нормального собственника». Хорошо бы, подумали в Светлогорье, сначала найти того, с кем можно торговаться, то есть того, кто пока еще владеет здешними рудниками, а значит, и способен их продать. Интрига в том, что этого «ненормального» не могут найти. Хотя кое-что о нем известно. Есть даже данные, что он физическое лицо, владеющее лицом юридическим - неким ООО с красивым названием «Русский вольфрам». Собственно говоря, «Русский вольфрам» - так сейчас называется и предприятие Светлогорья. У неуловимого собственника имеется паспорт. Там значатся: фамилия - Мартынов, имя - Александр, отчество - Владимирович. Есть адрес регистрации: Москва, ул. Куликовская, д. 9, корп. 2, кв. 70. Но разыскиваемого лица там нет. Все поручения приморских властей, Госинспекции по труду и прокуратуры, готовой привлечь Мартынова к ответу за невыплату зарплаты рабочим, заканчиваются сообщением: «Местонахождение адресата не установлено». Может, таинственный владелец «Русского вольфрама» в тяжелый для народа момент поспешил в Светлогорье? - Да вы что! - изумился такому предположению глава администрации голодного поселка Александр Тююшев. - Мы его ни разу в жизни в глаза не видели. Не знает, как выглядит этот Мартынов, и заместитель руководителя Госинспекции труда по Приморскому краю Татьяна Кузнецова. Но уверена, что он не фикция, а живой человек. Его следы найти несложно. Достаточно отследить по Интернету решения арбитражных судов о махинациях со скупкой акций перспективных НИИ и предприятий, проведенных комбинатором Мартыновым со товарищи. Татьяна Кузнецова, буквально погрузившись в проблемы Светлогорья и проведя масштабную проверку задолженности по зарплате, отзывается о москвиче однозначно: - Какой там бизнесмен? Мошенник! А найти его не могут только потому, что не было указания свыше. Зато указаний от Мартынова поступает море. Как? Виртуально, электронной почтой. Куда? На компьютеры в Светлогорье. И указания эти - одно суровее другого: работников сократить, предприятие ликвидировать! Правда, и здесь Мартынов шифруется. Да не просто так, а с выдумкой, с огоньком. Начиная с зимы подписывает свои приказы тропическим именем «Аннабель Джин-Луис, директор управляющей (для ООО «Русский вольфрам. - Н. О.) организации - компании «Гранит кэпитал менеджмент Лтд.». - Эта компания зарегистрирована в Республике Сейшельские острова, остров Маэ, Виктория, Виктория-хаус, 306, - читает с листа Кузнецова. - Специализируется на управлении деньгами, - нашел в Интернете сведения о «Гранит кэпитал менеджмент Лтд.» глава поселковой администрации Александр Тююшев. Выходит, зарплату трудящихся Светлогорья надо искать на Сейшелах? Кстати сказать, сумма задолженности составляет каких-то 9 млн. руб. Не проще ли найти Мартынова А. В. и продать один из его «Мерседесов»? А не найдут Мартынова - спросить по долгам с депутата Госдумы Василия Усольцева. Чай Светлогорье - поселок ему не чужой. «ЗДЕСЬ БЫЛ У.» В холодильнике семьи пятилетнего Витьки - банка рыбных консервов и гуманитарный напиток «Снежок». Рассказ о скорбном переходе ОАО «Лермонтовский горно-рудный комбинат» в лапы ООО «Русский вольфрам» был бы неполным без упоминания о Василии Ивановиче Усольцеве. И потому, что Светлогорье входит в его, депутата, избирательный округ. И потому, что Усольцев - «некоронованный король северного Приморья». Впрочем, злые языки выражаются в его адрес без пафоса: «Летает невысоко, но гадит по-крупному». «Здесь был У.» Эту надпись он мог бы оставить на обломках ЗАО «Свинцовый завод» в поселке Рудная Пристань, одном из десяти самых экологически загаженных населенных пунктов России, так называемом приморском Чернобыле, где Усольцев начинал молодым президентом этого ЗАО. Говорящую надпись можно оставить на стенах некогда правофлангового, ныне прозябающего в долгах горно-рудного предприятия «Дальполиметалл» в Дальнегорске, где Усольцев создал ОАО с детективным исчезновением госпакета акций (50 процентов плюс одна) и 2 млрд. рублей из фонда материального поощрения. «Здесь был У.» можно начертать и на руинах Светлогорья, хотя нога «короля» и депутата, как говорят, ступала здесь не так часто. Однако «его» «Дальполиметалл» начал рьяно грызть валютоемкую породу в самый выгодный для бизнеса момент, когда мировые цены на вольфрамовый концентрат выросли в 10 раз! А добывать-то, напомним, некому - Лермонтовка уже «как раз» была убита банкротством. - Здесь и должно было сказать свое веское слово государство, поскольку оно тогда было нашим основным кредитором, - вспоминает былое глава Светлогорья Александр Тююшев, в ту пору начальник геофизической службы. - Полностью остановить предприятие, произвести опись и оценку имущества, подготовиться к конкурсу по продаже. Но денег не было даже на охрану. И начинается игра, достойная Великого комбинатора. Конкурсный управляющий М. (сегодня он под судом по уголовному делу о злоупотреблении полномочиями) нанимает фирму-охранника. Кого бы вы думали? Сам «Дальполиметалл»! Кто оплачивает эти услуги? Государство? Да нет, оплачивает предприятие-банкрот. У него нет денег. Но есть вскрытые, готовенькие - только бери - запасы драгоценной руды. И «Дальполиметалл» начинает брать оплату своих охранных услуг вольфрамовым концентратом. Тоннами, вагонами, составами, не тратясь на издержки - реагенты, аренду помещений, долги по налогам, не соблюдая технологию добычи. Гробит центральный карьер, множит и множит долги... - Зато мы тогда получали хорошие деньги, - грустит о прошлом бывший мастер ОТК, зампредседателя профкома Татьяна Буханкина. - Вагон концентрата выдали - назавтра зарплата. Работали, старались. Мечтали, что нас выкупят. А тут откуда ни возьмись москвичи... НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ О московском нашествии в Светлогорье помнит каждый. В тихий поселок понаехали джипы, серьезные и сытые люди, милиция с автоматами. Предстояли торги, поскольку государство-кредитор в лице его налоговой службы решило-таки Лермонтовку продать. К участию в торгах не смог пробиться даже такой горнорудный зубр, как Иван Шепета - руководитель Приморского ГОКа. Зато успешно зарегистрировались некая фирма «Авто-Вист Центр» (собственник - наш знакомый Мартынов) и подставные фирмы-малыши, для «конкуренции». В день продажи Светлогорье вздрогнуло от сообщения: в здание, где должны проходить торги, заложена бомба! Потом оказалось, что бомбы не было, а торги прошли... во Владивостоке. Лермонтовку купил «Авто-Вист», вскоре переименованный в «Русский вольфрам». Однако победа была, что называется, пиррова. Под бизнес нового собственника была заложена настоящая бомба. Не успели вновь взреветь бульдозеры и «БелАЗы», как выяснилось, что разнесчастное предприятие имеет долги гораздо большие, чем думали московские ловкачи. Невероятно, но факт: буквально разграбивший вольфрамовый карьер «Дальполиметалл» потребовал отступные - без малого 400 млн. руб. все за те же услуги охраны. Обосновать документально такой долг - задачка не для средних умов. Но такой ум в распоряжении «Дальполиметалла» и его хозяина, депутата Усольцева, был. Знающие люди говорят, что 400 млн. руб. долга за услуги обосновал как надо и предъявил к оплате по счетам финансовый гений «Дальполиметалла» Виктор Деменков. К разгрому Москвы подключились приморские суды, признавшие торги и победу «захватчика» недействительными. Еще немного, еще чуть-чуть, и рухнул бы, не вкусив легкой добычи, «Русский вольфрам». Но гений Деменков вдруг взял и умер при загадочных обстоятельствах. В Светлогорье уверены: он был убит. Суды двинули процесс в обратную сторону и признали законность торгов. «Русский вольфрам», как птица феникс, восстал из пепла и получил лицензию на недропользование. - Мы наконец-то снова стали работать, - говорит мне, едва не плача, Татьяна Буханкина. - Мы очень хотели понравиться москвичам, ведь, пока стояли, они нас целый год авансировали. Вряд ли представляли столичные богачи, что за коллектив им достался. Собственно говоря, как считают многие в Светлогорье, им, богачам, это было по барабану. «Русский вольфрам» зашел в таежный тупик лишь затем, чтобы, оформив собственность, тут же, пока держится высокая мировая цена на концентрат, собственность выгодно перепродать. Люди этого не знали и проявляли, простите за пафос, чудеса героизма. Например, восемь месяцев изо дня в день работали в сушильном цехе обогатительной фабрики - без вентиляции. Что это такое, знают, наверное, только сами рабочие да жертвы газовых камер концлагерей. Нет, дядя тут ни при чем. Когда твоему трехлетнему сыночку, как Максимке Порошину и другим маленьким светлогорцам, врачи ставят диагноз нищих - гипотрофию (это потеря массы тела из-за хронического расстройства питания), пойдешь и в сушильный цех. Тут так и хочется спросить: а дустом светлогорцев не пробовали? Дустом стало очередное решение суда в пользу заклятых «друзей» из «Дальполиметалла». Как в дурном сне, в январе 2008 года торги по Лермонтовке вновь признали недействительными. С тех пор и по сегодняшний день предприятие стоит, не работает. ВСЕ ТЕ ЖЕ НА МАНЕЖЕ Судя по скупым сводкам «с фронтов», война продолжается. Мартыновским «Рогам и копытам» теперь противостоит зарегистрированное недавно в Москве свежее ООО. Но невидимка Мартынов не пасует даже перед таким почтенным противником. Как ни в чем не бывало что ни день бомбардирует Светлогорье - электронная почта пока работает - распоряжениями и приказами. Под ними все та же чудо-подпись - «Аннабель Джин-Луис». Вот один из последних, приказ № 11: «Сообщаем Вам, что с 24 июня 2009 г. планируется расторжение трудовых договоров со следующими работниками (три десятка фамилий. - Н. О.): машинист экскаватора, водитель погрузчика, машинист бульдозера, водитель «БелАЗа», машинист буровой установки, мастер, старший кладовщик, экспедитор...» Контроль за исполнением приказа возложен на помощника директора филиала «Русского вольфрама» в Приморье г-на Рыкалова. Когда-то Валерий Рыкалов был директором, но подставным, в том смысле, что его подставили. За невыплату зарплаты рабочим был дисквалифицирован. И теперь, как видим, он всего лишь помощник. Кому помогает? Согласно приказу и занимаемой должности далекому «зиц-председателю Фунту». Читай - директору на Сейшелах. КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА Александр Привалов, научный редактор журнала «Эксперт»: «Это вопиющий случай коррупции» - История с Лермонтовским горно-обогатительным комбинатом - редкость даже для России. Это вопиющий случай коррупции, перешедшей все мыслимые пределы. Судя по фактам, изложенным вашим автором, там коррумпированы буквально все. Нам рассказывают - и председателю правительства рассказывают! - что ничего нельзя сделать, пока какого-то там человека не нашли. Этот безответственный треп может сойти за отмазку только в том случае, если его слушатели вообще ничего не знают ни о праве, ни об устройстве экономики в России. Что делать властям? Очень просто. Годовой задолженности по зарплате более чем достаточно для того, чтобы обанкротить компанию, которая владеет рудником. Присутствие руководства предприятия не требуется. Власти подают документы на банкротство, суд посылает на юридический адрес гендиректору письмо. Гендиректор не откликается - никого это не волнует. Предприятие проходит процедуру банкротства. Назначенный судом управляющий пускает предприятие с молотка. Но только продавать предприятие необходимо честно, а не так, как это уже происходило с Лермонтовским горно-обогатительным комбинатом: те, кто хотел и мог работать с этим предприятием, были оттеснены, а получили его какие-нибудь знакомцы очередных чинуш. До тех пор, пока всякий имеющий нужные связи среди чиновников рейдер может отобрать любое предприятие у любого собственника, многие собственники будут вести себя похабно. Будут пытаться урвать что могут, пока не отобрали, и убежать. Я не склонен защищать мотивы покупки комбината неизвестным мне человеком. Но обычно люди самоубийственных поступков не совершают. Если человек купил предприятие в расчете работать с ним, но работать не стал, значит, ему помешали. А, судя по заметке вашего корреспондента, желающих мешать там было ой как много! "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации