Покойной ночи, малыши

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Покойной ночи, малыши

" Взрывы на рынках, минирование автомобилей, атаки женщин-смертниц... Спецслужбы утверждают, что все теракты, которые сотрясают страну, сначала проходят “обкатку” в Чечне.      Если раньше на роль камикадзе вербовали женщин, то сегодня идеальный шахид — ребенок или подросток. Им боевики выдают радиостанции, отвозят “на позицию” и приказывают сообщать о появлении военных колонн и солдат. Ребенок, сам не зная того, оказывается вблизи заранее заложенного взрывного устройства, а выданная радиостанция является “кнопкой” — механизмом для подрыва фугаса. Если подросток ею воспользуется, погибают и солдаты, и он сам.      “МК” стало известно, что этой осенью в Ичкерии опробуются новые виды и формы “минной” войны. Военные инженеры убеждены, что в скором времени теракты, “проверенные” на Чечне, рикошетом окажутся в Москве. Маленький мальчик гранату нашел      Одной из первых ласточек этого способа “минной” войны стала 15-летняя Зарема Инаркаева. Осенью 2002 г. ее попросили пронести “коробочку” в здание РОВД Заводского района Грозного. Девочка и понятия не имела, что в коробке находится мощный фугас. По счастливой случайности бомба не взорвалась: Зарему остановили на лестнице и решили проверить, что в коробке.      — Фугас обезвредили, но девочку-смертницу наказывать не стали: она не знала, что несет взрывчатку, — рассказал “МК” офицер инженерной разведки, специалист по Чечне.      Подобный же случай произошел год назад в Ножай-Юртовском районе на блокпосту. Солдаты дежурили у шлагбаума, останавливали и осматривали проходящие машины, когда у ворот КПП появился мальчишка лет десяти. Попросил у бойца тушенки. Инструкции запрещают впускать посторонних, но малыша пропустили, усадили у костра, накормили армейской пайкой.      Парень — дитя войны: отец погиб, мать болеет, дома есть нечего. На обратную дорогу его загрузили консервами и хлебом. Скоро мальчонка стал постоянным гостем в солдатской кухне. Командир особо не возражал против этих визитов, даже подарил ему заношенный бушлат с барского плеча.      Однажды паренек пришел на блокпост, помялся и выдал:      — Мне 50 “зеленых” заплатили, чтобы я вас тут подорвал, но я не хочу...      Пацан распахнул подаренную армейскую куртку: под ней к телу был привязан фугас. Бойцы остолбенели. Лишь один из них метнулся в палатку и доложил офицеру.      — Всем в укрытие! — приказал командир и, схватив мальчика, спрыгнул с ним в окоп. Сняв пояс шахида и отдав ребенка на руки солдатам, стал разминировать фугас...      Позже мальчишка рассказал, что его попросили закопать фугас возле офицерской палатки или кухни, если не получится взорвать бомбу на себе.      Дети в Чечне становятся новым пушечным мясом боевиков. Они легко поддаются чужому влиянию, и сделать из них малолетних шахидов куда проще, чем из взрослых. Представители Регионального оперативного штаба говорят, что факты использования детей-смертников в последнее время неоднократно фиксировались на территории Чечни. Позвони и подорви      Но использование детей — не единственная “новинка” боевиков. Ежедневно военные инженеры обезвреживают более десятка взрывоопасных предметов. Самая большая головная боль саперов — фугасы, поставленные на “неизвлекаемость”. Их невозможно разминировать или обезвредить — только уничтожить. Такие фугасы сначала обстреливают из автомата. Если бомба не взрывается, то сапер осторожно закрепляет на ней тротиловую шашку. Как правило, тротил заставляет сработать заряд.      Сотовая связь в республике также взрывоопасна. К детонатору фугаса боевики подключают мобильник, запрограммированный на прием определенного номера. Террорист получает возможность привести взрывчатку в действие, находясь за сотню километров. Именно такой фугас был взорван возле моста через Сунжу (Ачхой-Мартановский район Чечни) 26 июля. Тогда погиб глава администрации села Самашки Хиззир Алдамов, милиционер и местный житель.      Контрмеры для “сотовых” фугасов есть — это генераторы помех (небольшие агрегаты, подавляющие сигнал звонка). Но ведь боевики могут и не ограничиться сотовой связью. Сегодня в захваченных лагерях сепаратистов находят и спутниковые телефоны.      Весной этого года в Чечне на трассе, ведущей из Толстой-Юрта в Грозный, была опробована еще одна новинка — так называемые “транспортные” мины. В днище автомобиля прорезается отверстие, и, когда машина обгоняет военную колонну метров на 20—30, через дырку на дорогу выбрасывается мина, которая срабатывает примерно через 30 секунд, как раз когда окажется под колонной. Боевики же за это время успевают скрыться. Как правило, военные даже марку машины не запоминают.      В Москве БТРы редкость, но кто даст гарантию, что такой фугас завтра не взорвет автобус или трамвай? Шестое чувство      Есть у боевиков и такие фугасы, обнаружить которые не сможет ни один металлоискатель. Только шестое чувство саперов.      Незадолго до выборов нового президента Чечни, в сентябре нынешнего года, группа офицеров закупалась на рынке спиртным. Среди прочих радостей жизни они приобрели 5-литровую железную банку пива. Вскрыть жестянку в разгар отдыха доверили инженеру-взрывотехнику. Как знали! Когда офицер взял банку в руки, сразу изменился в лице:      — Всем выйти из помещения, — как можно спокойнее сказал он. — И принесите мои инструменты.      Возился он с этой банкой с час. Вышел весь в поту и продемонстрировал собравшимся “внутренности” “пива”. Нижняя часть железного баллона была заполнена тротилом, подшипниковыми шариками и гвоздями. Если бы банка взорвалась, живых бы вокруг не осталось. Весила бомба — как и обычная банка с пивом, разница лишь в каких-то граммах. Инженер сказал, что фугас почувствовал нутром.      В отличие от заявлений военного руководства о стабилизации обстановки в республике, даже по сравнению с 2001—2002 годами сегодня интенсивность “минных” боев увеличилась в несколько раз. Это утверждают те, кто регулярно ездит в Чечню в командировки.      Террористическая мысль не стоит на месте — взрывные устройства постоянно усовершенствуются. Появились совершенно незаметные фугасы, весом в несколько граммов, а также новые взрывчатые наполнители и детонаторы, модернизированные фугасы-ловушки. Пока одни самодельные мины доводятся до ума на “полигоне смерти”, другие, уже получившие в Чечне оценку “отлично”, ждут своего звездного часа. Теракты на Северном Кавказе — теракты в Москве.      • Август 1999 г. — во время вторжения в боевики используют фугасы с гексогеновой начинкой для подрыва дорог и техники. Сентябрь 1999 г. — гексогеном взорваны жилые дома в Москве и Волгодонске.      • 6 июня 2000 г. — в Чечне впервые был совершен теракт с использованием смертницы. Племянница Арби Бараева прорвалась на грузовике с тротилом к зданию комендатуры в Алхан-Юрте и привела взрывчатку в действие. 23 октября 2002 г. — захват театрального центра на Дубровке с участием смертниц.      • 12 октября 2000 г. — в Грозном взорвана машина со взрывчаткой. Октябрь 2002 г. — аналогичный взрыв в Москве у ресторана “Макдоналдс”.      • 9 января 1996 г. — боевики захватили 1500 заложников в горбольнице Кизляра. 23 октября 2002 г. — захват заложников на Дубровке.      • 6 августа 2004 г. — в Моздоке взорвана автобусная остановка. 24 августа 2004 г. — такое же взрывное устройство сработало на остановке на Каширском шоссе. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации