Покой им будет сниться

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Подмосковная деревня готовится к войне с городом миллионеров

1216293781-0.jpeg Владелец «Крокус групп» миллиардер Арас Агаларов впервые представил на суд отечественных журналистов и специально отобранных гостей свою версию рая для миллионеров — самый элитный из элитных поселок Agalarov estate в Истринском районе. Хозяин лично провел экскурсию по пляжам, рощам и особнякам, по ходу излагая разработанный им кодекс общежития для избранных. В деревне Воронино, как клещами зажатой владениями миллиардера, тем временем начали закупать оружие — только так, по мнению селян, они смогут отстоять право жить по своим правилам. Конфликт «двух миров», о котором первыми написали «Известия», набирает обороты.

«Здесь будут жить друзья, знакомые…»

В Agalarov estate, занимающий 340 гектаров, кортеж автомобилей ворвался через ворота, чем-то напоминающие крепостные, и по кедровой аллее проследовал к площадке для игры в гольф.

Здесь гостей встретил сам г-н Агаларов и предложил проследовать на противоположный край латифундии. Белые электромобили, прошуршав мимо пляжного клуба с бассейном и гостевого отеля, добрались до особняков в шотландском, французском и прочих стилях.

- Здесь было колхозное поле, — ловко спрыгнув на изумрудный газон, начал экскурсию хозяин. — На 40 гектарах мы построим 30 домов площадью от 500 до 2000 квадратных метров. Дома с бассейнами. Цена коттеджа с внутренней отделкой и прилегающей землей составит около 10 тысяч долларов за квадратный метр. Участки не меньше 1 га.

В доме, рядом с которым красуется табличка «Озерная, 5″, смуглые люди отчаянно драили черный «Пежо».

- Кто покупает эти дома? — пристают журналисты.

- Бизнесмены и политики, — туманно объясняет Агаларов. — Здесь будут жить друзья, знакомые… Построю и три дома для своей семьи.

В тени гостиничного сада Агаларов изложил «райские» правила.

- Здесь нельзя будет раскурить сигару, сесть на гидроцикл, оглашая окрестности шумом, — пояснил он. — Запрещено перекрашивать фасады, пускать фейерверки после 11 часов вечера, заводить собак, кроме декоративных, коптить рыбу и так далее.

Нарушителей накажут по законам Чубайса — отключат от коммуникаций.

- А если в суд подадут? — схватились за голову гости.

- Проиграют, — улыбается миллиардер. — Они подписывают контракт, где оговорены эти правила. А если все-таки выиграют — запретим въезд через центральные ворота. Смогут попасть к нам через технические ворота. Это еще 15 километров дороги. Грунтовка!

Презентация закончилась прогулкой на бесшумных электролодках и обедом с черной икрой и бесконечной переменой блюд.

«Закупаем ружья. А что делать?»

Все гости деревни Воронино, пожелавшие дойти до уреза реки Беляны, которая течет по окраине, сначала утыкаются в шлагбаум. После чего на них из будки набрасывается человек в черной униформе.

- Стоять! К дамбе не ходить. Это частная территория. Предъявите ваши документы! — заорал на корреспондентов «Известий» охранник.

- Ахтунг, ахтунг! — с чувством сплевывает вышедший на крыльцо своего дома пожилой мужчина. — При немцах было гораздо спокойнее. К речке за водой уж точно пускали.

Мужчина оказался героем нашей зимней публикации, пенсионером Владимиром Егоровым. С зимы его жизнь не изменилась. Дом, из которого 25 июня 1941 года его отец ушел на войну, да так с нее и не вернулся, Егоров не продал. Теперь он воюет — с «людьми «Крокуса», как прозвали людей Агаларова в деревне.

- Бьюсь за колодец, — объясняет Егоров. — К нему на грузовиках повадились ездить гастарбайтеры. То цепь оторвут, то после водопоя в колодец сплюнут! В соседней деревне в колодце уже нашли вирус менингита. Мы что, следующие?

По-прежнему живет в Воронине и Наталья Серегина, которая четыре месяца назад жаловалась, как назойливые риэлторы чуть не довели до инфаркта ее мужа-сердечника, настырно сторговывая их дом.

- Пристают по-прежнему, — разводит она руками. — Но пока держимся.

С одной стороны деревни, где три года назад вокруг леса поставили забор, недавно вырыли глубокий котлован. А на окраине села — практически на огородах — закончилось строительство двух 3-4-этажных бараков. Здесь должны жить не менее 700 человек обслуги. Сейчас для них роют канализационный отстойник — в ста метрах от колодца.

- Хуже всего то, что полтора десятка домов, купленных Агаларовым в нашей деревне, заросли травой в человеческий рост, — жалуется Егоров. — Кинь бычок — и все полыхнет.

В июне прошли общественные слушания: у людей испрашивали согласия на освоение земель вокруг деревни.

- Мы все дружно проголосовали против, — рассказал «Известиям» деревенский староста Александр Морозов. — Но в районной газете «Истринские вести» появилось сообщение, что мы одобрили решение.

- Да, закупаем ружья, — признаются жители деревни. — А что делать? У инвалида войны Бодрова в огороде начали копать канаву, так если бы он ружьем не отогнал рабочих, остался бы без огорода. Незаконно.

На презентации Арасу Агаларову задали вопрос о мятежниках.

- Вокруг меня четыре деревни, — ответил он. — Здесь живет огромное количество людей, и проблем ни с кем у нас нет. В Воронине против нас выступает Морозов, который хотел нам продать дом и 12 соток земли за 3,2 миллиона долларов. Он требовал больше денег, чем стоит наш коттедж!

Воронинцы не находят в этом ничего особенного.

- Это его дом, и он может назначить любую цену. Как и любой из нас. Если для Агаларова это дорого, пусть скупает другую землю.

И, вздохнув, добавляют:

- Велика Россия, а отступать некуда. Сначала олигархи скупят все Подмосковье, потом расползутся дальше. Что же, нам так и бегать от них? Мы у себя дома.

Если воронинцы и дальше будут упорствовать, миллиардеру Агаларову не останется ничего иного, кроме как разработать еще одни правила общежития — своих «друзей-знакомых» со всеми остальными людьми.

Богдан Степовой

Оригинал материала

«Финансовые Известия» от origindate::17.07.08