Покупка красного коня

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::12.02.2003, Фото: "Коммерсант"

Покупка красного коня. Как разлагалась КПРФ

Михаил Ростовский

Converted 14066.jpgКонец 2000 года. Будущий губернатор Чукотки Абрамович досиживает последние месяцы в Думе. Внезапно коммунистические коллеги-депутаты делают через его приближенных изумительное предложение. “Мы — единственная альтернатива “Единству”, — с большевистской прямотой заявляют представители одного из лидеров КПРФ. — Давайте сотрудничать! Вы нам помогаете деньгами, а мы вам — политическим влиянием!” Абрамович отказывается. Мол, у меня и без вас с влиянием все в порядке! Но коммунистические посланцы не кажутся обескураженными. “Вы об этом пожалеете!” — уверенно бросают они.

Как ни странно, обещание оказалось пророческим. Скоро в одной из контролируемых Абрамовичем и К° губерний грядут выборы. Местный лидер КПРФ имеет все шансы разгромить на них ставленника “Сибнефти”...

Когда ровно десять лет тому назад в подмосковном санатории “Клязьма” прошел восстановительный съезд КПРФ, одним из главных лозунгов была борьба против “антинародной приватизации”. Накануне своего юбилея партия Зюганова по-прежнему не отказывается от этого призыва. Но он приобрел новый, иронический смысл. Ведь сегодня опасность быть приватизированной большим бизнесом грозит уже самой компартии.

1993: война за левый брэнд

— За пять лет работы в правительстве я ни разу не удостоился приглашения к Ельцину на дачу, — пожаловался “МК” один бывший вице-премьер России. — А вот второй секретарь ЦК КПРФ Валентин Купцов бывал там очень часто!

Трогательная дружба двух политиков не ограничивалась совместными застольями. Когда серый кардинал компартии Купцов не мог решить какие-то важные вопросы, он без колебаний звонил президенту. Ельцин купцовские просьбы, как правило, удовлетворял. Но иногда требовал ответных любезностей. Так было, например, накануне третьего тура голосования по утверждению Кириенко премьером в 98-м году. Президент настоятельно порекомендовал Купцову не прокатывать на этот раз Киндерсюрприза. Ельцинский звонок мгновенно возымел действие. Такие отношения между горячим сторонником выноса Ленина из Мавзолея и “большевиком №2” могли бы показаться противоестественными. Но на самом деле секретное сотрудничество между Кремлем и верхушкой компартии было в последние десять лет краеугольным камнем нашей политсистемы.

Успех большинства политических партий мира зависит от таланта их руководителей. Партия Зюганова — одно из немногих исключений.

— Вся сила КПРФ — в ее брэнде, — заявил “МК” один высокопоставленный коммунистический аппаратчик. — В обозримом будущем от 10 до 30% населения России всегда будут голосовать за компартию. Можно совершать любые ошибки. Хоть весь состав ЦК заменить на никому не известных людей — электорат все равно нас не бросит!

Весь секрет успеха организации Зюганова в том, что в 1993 году ей удалось разгромить других конкурентов в битве за статус главной левой силы России. Сделать это Геннадию Андреевичу вольно или невольно помогла власть...

Еще в начале 93-го многие считали Зюганова генералом без армии. Зато во властных кабинетах со страхом и ненавистью произносили имена “настоящих” лидеров левых: Анпилова, Тюлькина, Терехова, Макашова... Зюганов на всех крупных мероприятиях оппозиции, конечно, появлялся. Но был там явно на вторых ролях. А при первых признаках насилия Геннадий Андреевич и вовсе растворялся в воздухе. Этого, впрочем, никто не замечал. Присутствие или отсутствие Зюганова ни на что не влияло.

Все изменилось после октябрьского путча 1993 года. Во время схватки за власть лидеры левых экстремистов активно поддержали Руцкого—Хасбулатова. Геннадий Андреевич, напротив, занял беспроигрышную позицию по принципу “и нашим, и вашим”. Согласно его собственным словам, генсек “каждый день бывал в Белом доме, но ни разу там не ночевал!”. А 2 и 3 октября Зюганов дважды выступал по ТВ с призывами к “спокойствию и ненасилию”... Когда все главные коммунистические радикалы оказались в кутузке, из всех левых организаций позволение участвовать в выборах получила лишь партия Зюганова. Таким образом, власть на блюдечке поднесла Геннадию Андреевичу весь левый электорат.

Победа Жириновского и коммунистов на думских выборах декабря 93-го ввергла обитателей Кремля в шок.

— Борис Николаевич отреагировал на результаты волеизъявления очень болезненно, — сказал “МК” тогдашний руководитель кремлевской администрации Сергей Филатов. — Он был уверен, что после указа №1400 серьезная недемократическая оппозиция президенту в России уже больше не появится. А тут на тебе!..

Но уже через пару недель ельцинская свита поняла, как ей на самом деле повезло. Накануне первого заседания Думы в президентской администрации прошло совещание с участием лидеров всех прошедших в парламент партий.

— Как только я оказался за одним столом с Зюгановым и Жириновским, я осознал, что в политической жизни России произошла фундаментальная перемена, — продолжил свой рассказ Сергей Филатов. — Теперь политические силы страны будут воевать друг с другом не на улице, а в зале заседаний Думы!

Экс-руководитель президентской администрации откровенно признался “МК”, что этот замечательный финал не был результатом какого-то хитроумного плана Кремля. Новые правила игры в российской политике были вызваны самой логикой развития страны.

1995: вхождение во вкус

Еще в 95-м Геннадий Зюганов обожал дешевые советские галстуки “лопатой”. Но через несколько месяцев вкусы лидера левых радикально поменялись. Он не менее горячо полюбил заграничные галстуки за несколько сотен долларов, сшитые на заказ костюмы и прочие атрибуты “буржуазного образа жизни”. Валентин Купцов по инерции продолжал демонстрировать достойную партийца скромность. Но в думских кулуарах стали живо обсуждать слухи о покупке вторым человеком в КПРФ симпатичной виллы на Кипре. “Маленькие радости жизни” появились у вождей, естественно, не благодаря партвзносам.

Первым источником теневых доходов, как утверждают многочисленные слухмейкеры, стала торговля депутатскими мандатами. Сначала цена была очень низкой. Так, рассказывают, что в 1995 году один буржуазный конфидент Зюганова за мизерную сумму в 20 тысяч долларов протащил в Думу аж шесть (!) человек. Но уже к 99-му цены выросли до общедумского уровня. Говорят, например, что нынешнему архиврагу Зюганова Геннадию Семигину кресло вице-спикера Думы обошлось в 2 миллиона долларов. По оценкам высокопоставленного коммунистического функционера, около 15% нынешних членов фракции поимели места в обмен на спонсорскую помощь партийной казне.

Очень серьезные деньги партия Зюганова получала благодаря сбору “черной дани” с огромного количества бизнесменов. В первые годы правления Ельцина возможность возвращения коммунистов к власти казалась всем вполне реальной. Неудивительно, что очень многие бизнес-магнаты хотели подстраховаться и заранее завоевать благосклонность потенциальных хозяев Кремля.

— В России нет ни одного полностью демократического олигарха, — заявил “МК” один бывший замглавы кремлевской администрации. — Одно время абсолютно все из них тайно отчисляли деньги Зюганову!

Правда, разные магнаты делали это по-разному. Например, разорившийся в августе 98-го шеф Инкомбанка Виноградов, как говорят, даже не пытался особо замаскировать свою прямую финансовую помощь компартии. А вот Гусинский непосредственно КПРФ никогда ничего не давал. Зато “Мост” щедро вбухивал доллары в одно близкое к Зюганову национал-патриотическое движение.

Получить от коммунистических вождей “страховку” хотели даже руководители некоторых федеральных министерств и госкорпораций. Как говорят, дань красным платили МПС, “Газпром”, РАО “ЕЭС” при Анатолии Дьякове... Согласно уже упомянутому кремлевскому источнику, для Ельцина эта ситуация не была тайной. Спецслужбы иногда клали ему на стол документы с указанием конкретных цифр, фамилий и механизмов финансирования.

Но больше всего долларов большевистским лидерам приносил лоббизм. “При Черномырдине Зюганов и Купцов ногой открывали двери премьерского кабинета”, — вспоминает один бывший заместитель ЧВС. Попав к Виктору Степановичу, красные лидеры начали просить выделить деньги тому или иному предприятию оборонки, строительного или агропромышленного комплекса. Как только просьбы удовлетворялись, часть выделенных госсредств могла тут же оказаться в сейфах боссов КПРФ.

Особого размаха коммунистический лоббизм достигал в период обсуждения федерального бюджета. И даже августовский кризис принес верхушке КПРФ немалые дивиденды. Сначала Зюганов и К° твердо пообещали поддержать кандидата в премьеры Черномырдина. Естественно, не за просто так. Но затем левым лидерам поступило более щедрое предложение — от одного супервлиятельного регионального лидера. Тогда коммунисты взяли и проголосовали против Виктора Степановича! ЧВС, как говорят, был настолько потрясен коварством, что долгое время и слышать не хотел фамилию Зюганов.

Неудивительно, что большинство красных вождей полностью устраивала сложившаяся в России политсистема. В частных разговорах самые циничные из них открыто называли ЦК КПРФ “ельцинским министерством по делам оппозиции”. Нежелание что-то менять в балансе сил в стране часто толкало лидеров левых на внешне очень странные действия. Например, сегодня почти весь российский политбомонд убежден, что президентские выборы 1996 года были целенаправленно “слиты” коммунистической верхушкой.

Лично к Зюганову это, правда, не относится. Геннадий Андреевич уже искренне считал себя будущим Президентом России. Результат выборов вверг его в глубокую депрессию. Но вот прочие вожди КПРФ во главе с Купцовым не особенно скрывали, что они добивались именно достойного проигрыша. Мол, власть нам не отдали бы при любом исходе выборов. Поэтому главным было сохранение партии!

2002-2003: “Их больше не надо бояться”

Сколачивая во второй половине 90-х свою медиаимперию, Березовский вознамерился купить газету “Правда”. Владевшие тогда ею греческие бизнесмены Янникосы согласились. Однако в итоге план провалился. Уж слишком фантастическую цену заломили греки. Но эта неудача не должна умалять прозорливости Бориса Абрамовича. Он первым из российских олигархов выдвинул новый лозунг: компартии больше не надо бояться — ее надо покупать.

— Купить компартию абсолютно невозможно, — горячился в беседе с корреспондентом “МК” первый секретарь Московского горкома КПРФ Александр Куваев. — Наша партия состоит из многих сотен тысяч членов. Они этого никогда не допустят!

Принадлежащий к ортодоксальному крылу партии товарищ Куваев искренне верит в то, что говорит. Но покупать всю компартию как таковую никто и не собирается. Достаточно добиться благосклонности главных вождей КПРФ. А они обеспечат, чтобы и остальные коммунисты тоже колебались вместе с генеральной линией партии.

— Наш электорат схавает абсолютно все, — откровенно заявил мне ближайший соратник одного из лидеров КПРФ. — Главное — через слово говорить про Ленина и антинародный режим!

Этот тезис блестяще продемонстрировал сподвижник Зюганова и главный редактор газеты “Завтра” Александр Проханов. Заигрывания компартии с бизнес-магнатами он объяснил мне так: “А почему вы не думаете, что левые просто манипулируют простофилями-олигархами?” Что ж, возможно, где-то на белом свете действительно есть олигархи-простофили...

Некоторые наблюдатели, правда, считают, что вкладывать деньги в партию Зюганова сейчас невыгодно. Мол, после ссоры с Кремлем и изгнания коммунистов с постов председателей думских комитетов лоббистские возможности КПРФ резко снизились. Но большинство экспертов с этой точкой зрения категорически не согласны.

Высокую эффективность финансовых игр с левыми вождями наглядно продемонстрировали прошлогодние выборы красноярского губернатора. Согласно нескольким источникам, главный экономист компартии Сергей Глазьев участвовал в них по настоятельной просьбе и на деньги другого кандидата в воеводы — Александра Хлопонина. По задумке Хлопонина и К° левый кандидат должен был оттянуть голоса избирателей у фаворита предвыборной гонки Александра Усса. План, как известно, блестяще удался.

Выгодность вложений в компартию убедительно доказал и нынешний скандал вокруг заместителя Селезнева Геннадия Семигина. За три года в кресле вице-спикера Думы он заработал среди парламентских журналистов прозвище “колхозный Элвис” и репутацию никакого политика. На редких брифингах вице-спикера все умирали от скуки. Поэтому, когда в январе главные редакторы “Советской России” и “Завтра” обвинили Семигина в попытке приватизации КПРФ, многие наблюдатели были удивлены. Мол, неужели Семигин настолько крут? Оказалось, действительно крут. Другое дело, что разобраться в сути скандала не так-то просто. Уж слишком много в нем действующих лиц. В Семигингейте есть как минимум четыре аспекта.

Аспект первый. Несмотря на полное отсутствие талантов публичного политика, у Семигина огромные властные амбиции. Некоторые знакомые вице-спикера утверждают, что в будущем Геннадий Юрьевич видит себя ни много ни мало — Президентом России! К этому надо прибавить немаленькие капиталы, сколоченные в смутное время начала 90-х.

— Стратегия Семигина заключается в скупке партийного аппарата, — сказал “МК” Александр Проханов. — Он планирует устроить бунт первых секретарей обкомов и поставить в КПРФ новое руководство.

Один из лидеров компартии высказался на этот счет еще более жестко: “В результате нынешней смуты партия оказалась на грани раскола”.

Аспект второй. Кремлевская администрация четко поставила перед собой задачу: на грядущих думских выборах “Единая Россия” должна добиться конституционного большинства в 300 мандатов. Достичь этой цели без мощного удара по зюгановской организации невозможно.

Попытки расколоть компартию всегда были излюбленным политметодом Кремля. Сначала власть переманила на свою сторону первого коммунистического спикера Думы Рыбкина. Затем та же участь постигла и рыбкинского сменщика Селезнева... Очень возможно, что сейчас именно президентская администрация пытается организовать по-настоящему мощную смуту внутри компартии.

Аспект третий. В 2002 году в руководстве КПРФ незаметно для широкой публики произошла настоящая революция. Многолетний второй секретарь ЦК и, по мнению многих, реальный лидер партии Валентин Купцов был отодвинут в сторону. Зюганов начал пытаться самостоятельно рулить партией. Большинство наблюдателей считает, что переворот стал возможен только благодаря болезни Купцова. Но, согласно близкому к руководству компартии источнику, у кадровой революции была еще одна причина. До прошлого года контроль над большой частью финансовых потоков КПРФ находился в руках Купцова и близкого к нему Семигина. Но теперь мощный спонсор появился и непосредственно у Зюганова. Естественно, Геннадий Андреевич тут же избавился от назойливой опеки своего зама.

— Суть нынешней ситуации — в борьбе разных олигархических группировок за влияние на руководство компартии, — утверждает уже упомянутый источник “МК”. — С помощью Семигина один из самых могущественных бизнес-кланов попытался приватизировать верхушку партии. Другим олигархическим кланам эта перспектива, естественно, не понравилась. Они тут же открыли линию финансирования оппонентам семигинской группы внутри КПРФ.

Аспект четвертый. “Большому бизнесу очень не хочется остаться наедине с Путиным и его рейтингом. Поэтому олигархи не заинтересованы в чрезмерном ослаблении компартии и готовы давать ей деньги”, — эту мысль “МК” высказали сразу несколько не связанных между собой экспертов.

Конечно, в нынешних политусловиях финансовая помощь компартии — дело очень деликатное. Очень важно убедить Кремль в своей благонамеренности. Мы, мол, помогаем Зюганову и К°, чтобы контроль над его партией не захватили экстремисты. Кроме этого, нельзя быть слишком щедрым. В чрезмерном усилении левых бизнес тоже не заинтересован...