Полет «под мухой»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Пилот самолета МоскваНью-Йорк все-таки был пьян?

1233921376-0.jpg Эта история случилась еще 28 декабря и попала в основном на страницы бульварных газет: популярная телеведущая Ксения Собчак сорвала вылет рейса 315 МоскваНью-Йорк. Самолет «Боинг-767» должен был вылететь из аэропорта «Шереметьево-2», но уже на взлетной полосе Ксения заявила, что пилот пьян. Пассажиров высадили из самолета, экипаж заменили, рейс задержали на три часа, пилота отправили в больницу с подозрением на повышенное давление, экспертиза показала, что он совершенно трезв.

С первого взгляда ситуация кажется ясной: скандальная телеведущая в очередной раз подняла шум вокруг своей персоны. Пилот переволновался и едва не получил сердечный приступ.

На интернет-форумах пилоты ругали скандальных пассажиров. Но на деле ситуация оказывается серьезнее. Источники «Новой» в аэропорту «Шереметьево» считают: есть веские основания предполагать, что пилот действительно был пьян.

Сначала пассажиров «Боинга» смутил голос командира экипажа, зачитывающий приветствие по громкой связи. «Он звучал так, как могла бы звучать пародия на пьяного человека, — говорит Ксения Собчак. — Пилот не просто заикался, он едва мог говорить. Я подозвала стюардессу, но та сказала, что он просто пошутил».

Пассажиры заволновались. «Мы начали просить, чтобы пилот вышел к нам в салон или сказал что-то по громкой связи, но он не отреагировал», — вспоминает Наталья Сорокина, которая должна была лететь в Нью-Йорк с мужем и двумя детьми. Делегатом в кабину пилотов выбрали Собчак. Разговаривать с ней пилот не стал. «Он был красный, смотрел в одну точку и молчал, — говорит Ксения. — Со мной разговаривал второй пилот, он был совсем молодой, потом мне объяснили, что это его третий международный перелет». Как рассказывает Наталья, члены резервного экипажа, которые сидели в пассажирском салоне, объяснили, что вчера у пилота был день рождения, он выпил и боится разговаривать, чтобы от него не пошел запах перегара. Объединившись, пассажиры настояли, чтобы самолет вернули к зданию аэропорта.

«Сначала казалось, что люди не станут поднимать шум и согласятся лететь, хотя им понятно, что пилот пьян. — вспоминает Ксения. — Но когда пилот отказался выйти из кабины, все пассажиры встали со своих мест. Смешнее всего выглядели американцы. Казалось, что это самое сильное впечатление за всю их жизнь».

В самолет зашли сотрудники аэропорта. Как оказалось, пришли они не за пилотом, а за зачинщиками бунта. Сотрудники охраны попытались вывести самых активных и пригрозили вызвать милицию, но, по словам Натальи, 20 семей с детьми пообещали, что выйдут тоже. «Только поняв, что пассажиры не успокоятся, сотрудники аэропорта стали стучать в кабину пилота. А он отказался открывать дверь», — вспоминает Ксения.

Ждать пилота пришлось минут десять. Когда он открыл дверь, его взяли под руки и вывели из самолета, идти сам он не мог. «Пилот был миролюбив и добр, — говорит Ксения. — Уходя, он бурчал: «У нас еще три пилота есть, пусть они взлетают, а я просто посплю в сторонке». Стало понятно, что он не просто «немного выпил», а в ж… пьян».

В ожидании нового экипажа пассажиры составили письмо руководству «Аэрофлота» с требованием принять меры. Подписали его 70 человек.

Командира «Боинга» Александра Чеплевского отправили на экспертизу в «Шереметьево-1», а потом в клинику в Зеленограде. Анализы показали отсутствие алкоголя в его крови. Но так как во время сдачи анализов давление у летчика оказалось повышенным, начальник медицинского центра «Аэрофлота» Родионов оставил его в стационаре, где он находился до 14 января и проходил медицинские исследования, выявившие недостаточное кровоснабжение мозга. Для подтверждения диагноза Чеплевского отправили в НИИ неврологии, где он, по словам пресс-секретаря «Аэрофлота», остается до сих пор. Как заявила журналистам его жена, после бурно отмеченного дня рождения он просил выходной у своего начальника отряда, но не получил его.

В этой истории много вопросов. Как пилот умудрился пройти медкомиссию в аэропорту? Как рассчитывал пройти медицинский контроль в аэропорту им. Кеннеди в Нью-Йорке (прилетевшие пилоты проходят его тоже)? Почему не отказались от полета остальные члены экипажа и не нашел замену Чеплевскому начальник летного отряда?

«Новая» опросила многих пилотов гражданской авиации. Большинство уверены: пьянство за штурвалом — это ЧП. Тем не менее 15 августа 2008 г. двое пилотов «Аэрофлота» — Михаил Данильцев и Андрей Любимов — были задержаны в аэропорту британского Манчестера с 27 промилле в крови (допустимая норма для летчиков — 20): летчики сознались, что в ночь перед полетом выпили по четыре кружки пива; оба были оштрафованы на 2,5 тыс фунтов. И, по предварительным данным, в тканях командира разбившегося 14 сентября 2008 г. в Перми «Боинга» авиакомпании «Аэрофлот-Норд» эксперты тоже обнаружили алкоголь. Тогда погибли 88 человек.

P.S.

В случае если бы пилота национального перевозчика уличили в пьянстве, это грозило «Аэрофлоту» международным скандалом и могло стать поводом для внеочередной проверки международными авиационными организациями, например IATA. По результатам проверки компания могла лишиться права на полеты в некоторые иностранные аэропорты и понесла бы многомиллионные убытки. Не говоря уже об убытках имиджевых.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::05.02.09