Политика : Всем миром просим: останься на царстве. Бородин, Путин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Павел Бородин выдвинул новую идею трудоустройства Владимира Путина после 2008 года. По убеждению госсекретаря Союза России и Белоруссии Павла Бородина, высказанному во вторник в Кремле на саммите «пятерки» дружественных республик, Путин должен стать президентом российско-белорусского Союзного государства. Причем выборы могут пройти уже до конца 2006 года. С учетом того, что по обновленному проекту Конституционного акта срок полномочий главы этого государства – 7 лет, Путин, таким образом, будет президентом до 2013 года. Характерно, что это уже третий за последние недели план решения «проблемы-2008».

Три порядочных и умных человека

Ранее депутат из ЛДПР Алексей Митрофанов предложил вообще отказаться от прямых выборов главы государства, а избирать его двумя третями думского состава. Правда, такая законодательная инициатива была признана преждевременной: думское большинство ее провалило. А еще одну версию вбросил журналист Виталий Третьяков: надо дать Путину возможность порулить еще один срок. Желательно пятилетний. Но в последний раз: «представляется весьма целесообразным все-таки продлить срок нахождения Владимира Путина во главе нашего государства». Для обоснования этой важной мысли правительственная газета предоставила журналисту целую полосу.

Среди апологетов и исполнителей политического заказа Кремля развернулась настоящая конкуренция: кто лучше обоснует необходимость как минимум третьего срока президента, а как максимум – увековечивания его правления. При этом не обязательно все они получили такое специальное указание – приступить к пропаганде третьего срока. Возможно, некоторые занимаются этим просто в расчете на то, что их пропагандистские усилия будут замечены.

Тот же Третьяков упомянул и о другой возможности пролонгации путинского срока: избрание его главой создаваемого Союзного государства. Накануне этот план более подробно осветил Павел Бородин. Выйдя к журналистам в фойе Большого Кремлевского дворца во время саммита Евразийского экономического сообщества, госсекретарь российско-белорусского союза дал понять, что вскоре эта интеграция пойдет совсем другими темпами.

«Мы демонстрируем сегодня в Союзном государстве Белоруссии и России, – сказал Павел Бородин, – что на всем постсоветском пространстве нашлись три порядочных и умных человека, которые поставили интересы своих народов выше, чем собственные интересы: гербы, гимны, «мерседесы», флаги. Это Ельцин, Лукашенко, Путин. Они нашли в себе силы и мужество, невзирая ни на что, сделать для народа Союзное государство». Госсекретарь напомнил, что сегодня у десятимиллионной Белоруссии товарооборот с Россией достигает 19 млрд. долл., тогда как у Китая, с его полутора миллиардами населения, – товарооборот всего 9 млрд.

По словам Бородина, решение о введении рубля как общей денежной единицы будет принято уже на Высшем Госсовете Союзного государства, который пройдет осенью: все подготовительные работы практически завершены. После этого работа по созданию государственных структур пойдет как по маслу: граждане двух стран быстро примут Конституционный акт нового государства, затем изберут совместный парламент, а потом и высших должностных лиц. Попрощавшись с представителями печатных СМИ и перейдя к камере НТВ, Пал Палыч дал свой прогноз и по поводу персонального состава союзного руководства: президентом будет Владимир Путин, а вице-президентом – Александр Лукашенко. Когда корреспондент поинтересовался, а согласится ли со второй ролью белорусский батька, Бородин ответил в том духе, что у Москвы имеются для Лукашенко и другие заманчивые предложения.

Отступное для Лукашенко

Заметим, что в апрельском интервью «НГ» (№ 71 от origindate::8.04.05) советник главы кремлевской администрации Глеб Павловский согласился, что руководство в союзных органах при некоторых условиях было бы приемлемым для Путина способом остаться у руля. «Но он реалист, – заметил Павловский. – Как можно строить союз с другой нацией, ничего не предлагая ее элите, включая ее реального лидера – Лукашенко? Так не получится».

Не исключено, что такое предложение, от которого белорусский батька уже не смог отказаться, было сделано 22 апреля в Москве на заседании Высшего Госсовета России и Белоруссии. После закрытой встречи тет-а-тет с Владимиром Путиным Лукашенко вышел к журналистам и произнес загадочную фразу: «Моя судьба концептуально решена». А в минувший вторник стало известно, что Лукашенко сменил Назарбаева на посту председателя Совета ЕврАзЭс. Хотя это место, если следовать протокольным правилам данного сообщества, должно было достаться России. То есть Путину. Но тот уступил сей пост Лукашенко. Достаточное ли это «отступное», конечно, большой вопрос.

Впрочем, и пост вице-президента Лукашенко может вполне устроить. Характерно, что такие должности, как президент и вице-президент появились в проекте союзной Конституции лишь совсем недавно. До сих пор высшим должностным лицом считался председатель Госсовета – эту должность попеременно занимали лидеры двух стран. Теперь же предлагается, чтобы президента и вице-президента Союзного государства выбирали всеобщим тайным голосованием на 7 лет. Таким образом, если выборы пройдут в 2006 году и победит Владимир Путин, он будет президентом объединенного государства до 2013 года. Причем его легитимность не должна быть поставлена под сомнение после смены власти в России в 2008 году: он и дальше будет лидером Союза, избранным народами двух стран. Кстати, как сообщили «НГ» в пресс-службе Парламентской ассамблеи Союза России и Белоруссии, в последнее время изменился не только проект Конституционного акта, но и состав комиссии, которая готовит этот документ. Так, в нее ввели одного из партбоссов «Единой России» Вячеслава Володина.

Любопытно, что в Минске вчера еще ничего не знали о том, что во властных структурах Союзного государства появятся новые посты. Заместитель руководителя Представительства постоянного комитета Союзного государства в Минске Анатолий Комисарчук сказал «НГ», что впервые слышит о возможных должностях президента и вице-президента Союзного государства, которые якобы предусмотрены новым проектом Конституционного акта. По его словам, этот документ в лучшем случае будет вынесен на обсуждение Высшего госсовета в ноябре, и то скорее всего обсуждать будут лишь концепцию. «Только 22 апреля утвердили новый состав комиссии по разработке этого акта. Я думаю, они только вошли в рабочее русло». По словам руководителя пресс-службы белорусского парламента Михаила Боброва, «такого наши депутаты в стенах парламента не обсуждали. Даже кулуарно. Я бы об этом знал».

Одним словом, белорусский проект пролонгации путинского срока еще не является согласованным и окончательным планом. Как и два других варианта, предложенных Митрофановым и Третьяковым. Но очевидно, что поиски максимально легитимного разрешения «вопроса 2008 года» в последнее время стали вестись гораздо интенсивнее. С этим согласны многие политологи.

«Вряд ли Бородина можно воспринимать серьезно, – говорит директор Центра стратегических исследований Андрей Пионтковский – Но факт, что существует объективный конфликт интересов между лично Путиным и его окружением. Прежде всего силовым окружением. Оно оказывает громадное давление, чтобы Путин пошел на третий срок. Как – это другой вопрос. Прямым ли нарушением Конституции, союзом с Белоруссией или парламентской республикой. Насколько я понимаю, президенту этого не очень хочется. У него есть великолепная exit strategy: он отслужил два строка и уходит ответственным политиком, передавшим бразды. И после этого хоть куда. Хоть председателем «Газпрома», хоть генеральным секретарем ООН. Идти на третий срок – это значит поставить себя на уровень Лукашенко, Каримова, Туркменбаши и откровенно потерять все контакты на Западе, которые он очень ценит. А в его окружении никакого exit strategy нет. Путин уходит, и они теряют и собственность, и власть, и некоторые из них, возможно, свободу. Вот этот конфликт в очень острой форме разворачивается. Практически публично. Например, все последние программы «Постскриптум» посвящены такому неприкрытому давлению, угрозам президенту. Все это задает острую драматургию нашей политической сцене».
"