Политика : Исчезающая власть. Батдыев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Подготовка к выборам 11 марта на Кавказе вполне отражает многообразие местного колорита. В предвыборная хроника уже обогатилась исчезновениями людей и покушениями, которые свидетельствуют, что эта республика после всех усовершенствований избирательной системы не так уж далеко ушла от горячих 90-х годов прошлого века. Не менее острая ситуация сложилась в Карачаево-Черкесии. Противостояние двух «групп влияния» привело там к срыву выборов городского собрания региональной столицы -- Черкесска.

Выборы отменить

На этой неделе республиканская избирательная комиссия официально предложила прокуратуре Карачаево-Черкесии признать предстоящие выборы сорванными. Одновременно ресизбирком обратился в Верховный суд республики с просьбой назначить новую дату выборов и определить орган, который будет отвечать за их проведение.

Формально крайней датой выборов черкесской Думы является декабрь нынешнего года, но местная политическая практика показывает, что подобные рамки не являются обязательными. Это значит, что нынешняя беспрецедентная ситуация, когда в столице российского региона нет ни одного законного органа власти, может затянуться на неопределенный срок. Между тем любой, кто был в Черкесске, мог воочию убедиться в плачевном состоянии города, оставшегося без легитимного руководства.

Нынешний состав городской Думы фактически распущен решением Верховного суда республики от 20 февраля этого года. Автоматически лишен полномочий и избираемый городскими депутатами из своей среды глава муниципального образования «Черкесск» Евгений Беланов. Полномочия мэра Петра Коротченко также оспорены судом. При этом г-н Коротченко является единственным городским руководителем, де-факто исполняющим свои обязанности.

Выйти из сложившейся ситуации помогли бы выборы нового состава городской Думы 11 марта, но они сорваны городскими властями, допустившими при их подготовке более полутора десятков нарушений различной степени тяжести. Наиболее серьезными являются вмешательство в состав муниципальной избирательной комиссии, которая к настоящему моменту практически прекратила свое существование, и отсутствие новой карты избирательных округов. Пятеро из 11 членов городской избирательной комиссии покинули ее состав по разным причинам с согласия действующей городской Думы, двое решили сами баллотироваться в Думу нового состава. Назначение троих членов, которыми городское собрание попыталось подкрепить оставшихся, опять-таки оспорил Верховный суд, поскольку депутаты не могут сами формировать избирком. Необходимость в нарезке новых избирательных округов назрела в связи с тем, что по новым нормам федерального законодательства о муниципальном самоуправлении в черкесской Думе должно быть не 20, а 25 депутатов. Глава республиканской избирательной комиссии Сафар Герюков с ноября прошлого года предупреждал о необходимости сформировать новые округа, но эта работа так и не была выполнена.

Провести выборы в Черкесске теоретически можно было бы силами республиканской комиссии. Но назначить их должна городская Дума, а она фактически распущена Верховным судом. Суд остался единственной республиканской инстанцией, которая могла бы вывести из тупика черкесскую демократию. Но судебная система в Карачаево-Черкесии противостоит администрации президента республики. Это противостояние и привело к нынешнему малоприятному прецеденту.

Мэра отстранить

Все началось еще в 2003 году, когда председатель Верховного суда КЧР Ислам Бурлаков проиграл президентские выборы нынешнему главе республики Мустафе Батдыеву. Результат судьи был третьим, но после выборов он объединился с обиженными сторонниками прежнего президента Владимира Семенова. Поскольку г-н Семенов не проявляет интереса к политической жизни в Карачаево-Черкесии, оппозиция г-ну Батдыеву группируется вокруг непубличной, но влиятельной фигуры судьи.

В 2003 году тогдашний мэр Черкесска Михаил Якуш и его заместитель Петр Коротченко (оба этнические русские) поддержали на президентских выборах кандидатуру Ислама Бурлакова, причем г-н Коротченко даже выдвинулся вместе с ним в качестве потенциального вице-президента. Таким образом, после победы Мустафы Батдыева столица республики осталась в руках его политических конкурентов. Эта ситуация не устроила президентскую команду. Но осенью 2004 года в связи с политическим кризисом, разразившимся из-за убийства семерых карачаевцев на даче зятя нового президента республики Алия Каитова, парламент КЧР продлил на год полномочия всех избираемых политиков республики, в том числе столичного мэра. Выборы нового мэра назначили на сентябрь 2005 года.

Тем временем Михаил Якуш, которому союз с Исламом Бурлаковым сильно навредил в плане политических связей, выразил свою лояльность президенту Батдыеву. И согласился уволить своего первого заместителя, г-на Коротченко, отвечавшего, как это принято, за строительство и финансы. Уходить заместитель не захотел, обратился за поддержкой к верховному судье и оказался в выигрыше. В августе 2005 года суд вынес решение об отстранении Михаила Якуша от должности в связи с тем, что закон о продлении его мэрских полномочий был принят республиканскими депутатами через два дня после истечения крайнего срока назначения очередных выборов мэра Черкесска. То есть был использован «в обратную силу». Исполняющим обязанности мэра стал «человек Бурлакова» Петр Коротченко, увольнение которого было признано незаконным. Последовала короткая фаза двоевластия, во время которой в здании мэрии оставались два мэра. Выборы, намеченные на сентябрь 2005 года, отменили.

31 декабря 2005 года муниципальная избирательная комиссия Черкесска, в целом лояльная президенту Батдыеву, постановила провести выборы мэра 12 марта 2006 года. Но с января 2006 года вступил в силу федеральный закон №131 о новой системе формирования муниципальных органов власти, принесший немало проблем Карачаево-Черкесии и Северному Кавказу в целом. Закон ввел специфическую трактовку разделения властей, согласно которой один человек не имеет права быть главой муниципального образования и руководить одновременно его представительным и исполнительным органами, то есть собранием депутатов и мэрией. В январе 2006 года черкесский горсовет, который теперь стал называться Думой, принял соответствующий устав города. Главу муниципального образования теперь избирали депутаты из своего состава, а мэра нанимала по контракту комиссия из главы города, нескольких депутатов и представителя президента республики. Эти правила должны были начать действовать для нового созыва Думы, но депутаты распространили их на себя. Главой города и Думы стал Хаджи-Даут Тамбиев, мэром -- Петр Коротченко. Запланированные общегородские выборы мэра 12 марта 2006 года не состоялись, поскольку суд решил, что они противоречат новому уставу. Город по-прежнему оставался под контролем оппозиции.

Однако к середине 2006 года испортились отношения между Петром Коротченко и первым вице-мэром Пахатом Байрамуковым -- также человеком из команды Ислама Бурлакова. На этот раз г-н Коротченко стал искать защиты у президента республики и нашел ее, обеспечив лояльное большинство в городской Думе. Тогда в суде вспомнили, что мэром г-н Коротченко стал хоть и по новому уставу, но с нарушением: в комиссии, которая принимала его на работу, не было представителя президента. Глава Черкесска Хаджи-Даут Тамбиев уволил г-на Коротченко из мэров и назначил мэром Пахата Байрамукова, попутно доказав в суде, что Коротченко был назначен незаконно. В мэрии опять появились два мэра.

Чтобы урегулировать это досадное недоразумение, администрация президента в середине ноября 2006 года собрала городскую Думу на экстренное заседание, прошедшее среди ночи в республиканском Белом доме. На заседание пришли десять депутатов, лояльных по отношению к г-ну Коротченко и г-ну Батдыеву. Хаджи-Даут Тамбиев и еще четверо депутатов в заседании не участвовали, но это не помешало собравшимся лишить г-на Тамбиева полномочий главы муниципального образования «Черкесск». Исполняющим обязанности мэра стал бывший первый заместитель мэра Махар Эбзеев, а его заместителем -- Петр Коротченко. В знак протеста пятеро депутатов во главе с Хаджи Тамбиевым досрочно сложили свои полномочия, а суд объявил незаконным его отстранение от должности главы муниципалитета и запретил городской Думе предпринимать что-либо в связи с явным отсутствием кворума.

При списочном составе в 20 мест в городской Думе Черкесска с уходом сторонников г-на Тамбиева осталась ровно половина депутатов. 20 депутатов в собрании не было с самого начала: на выборах горсовета в декабре 2001 года была такая низкая явка, что избрать удалось лишь пятерых. Через два месяца с трудом довыбрали еще 13, но потом один умер, один ушел в республиканский парламент, а один сложил полномочия. Кворум по закону составляет две трети. 15 депутатов еще могли его обеспечить. десять -- уже нет.

Дальнейшая история черкесской муниципальной демократии повторила свой виток годичной давности. Несмотря на судебный запрет, многострадальная городская Дума собралась 30 декабря 2006 года в составе 11 человек: кто-то решил, что для принятия законного решения достаточно 50% плюс один голос. Поэтому в городскую Думу вернули депутата Хапали Бытдаева, сторонника президента республики, который за несколько месяцев до начала кризиса официально и с полным соблюдением регламента сложил свои полномочия. Декабрьская графологическая экспертиза неожиданно доказала, что заявление о сложении полномочий написал не он. В преддверии Нового года 11 депутатов постановили выбрать нового главу города и назначить нового мэра 30 января. Главой муниципального образования стал Евгений Беланов, а мэром -- Петр Коротченко. На этот раз представитель президента республики при назначении мэра присутствовал, правда, его полномочия забыл подтвердить республиканский парламент.

Демократию не остановить

Естественно, суд опротестовал эти результаты: 20 февраля было принято судебное решение о нелегитимности «половинчатой» гордумы. Избрать новую 11 марта уже, по всей видимости, невозможно, поскольку в пылу политических страстей в городе забыли даже расчертить избирательные округа. Местные специалисты не исключают, что 11 депутатов нынешнего состава, лояльных фактическому мэру Петру Коротченко и президенту Мустафе Батдыеву, могли специально сорвать выборы, чтобы сохранить свои кресла еще на несколько месяцев. В этом их теоретически могла поддержать команда президента, у которой после тяжелейших имиджевых и материальных потерь, связанных с делом Алия Каитова, просто нет ресурсов для борьбы за места в городском парламенте.

Помимо Черкесска в республике есть еще один муниципалитет, где главенство президентского ставленника уже год оспаривается оппозицией. Глава Карачаевского района Эльдар Салпагаров с точки зрения его противников занимает свой пост не столько благодаря выборам, итоги которых сомнительны, сколько благодаря родственным связям: он женат на дочери вице-премьера республики Бориса Гочияева, который в свою очередь является братом жены главы администрации президента Мурата Каракетова. Мэр Карачаевска Сапар Лайпанов, также человек президентской команды, женат на тете бывшего президентского зятя Алия Каитова, приговоренного в декабре прошлого года к 17 годам лишения свободы. Полномочия Сапара Лайпанова претензий, судя по всему, не вызывают. Но в местной прессе появились сообщения о том, что один из его близких родственников помогал боевикам, убитым в ходе спецоперации федералов в Черкесске в день оглашения приговора. Один из боевиков, Рамазан Токов, по данным силовых структур, состоял в подчинении у полулегендарного амира карачаевского джамаата, предполагаемого «автора» взрывов домов в Москве Ачимеза Гочияева, а убили его в квартире, принадлежавшей одному из обвиняемых по делу Каитова Тамерлану Бостанову. Часть местных экспертов считает, что вся история с ликвидацией Токова могла быть инсценирована с целью дискредитации президента Батдыева. Правда, и оппозиционеров после волнений в Черкесске осенью 2004 года пытались уличить в связях с ваххабитским подпольем.

Официально президентские полномочия Мустафы Батдыева истекают в сентябре 2008 года. Ему, судя по всему, симпатизирует полпред президента в Южном округе Дмитрий Козак. Экономист по образованию и прежней профессии, г-н Батдыев пытается справиться с негативными тенденциями в развитии депрессивной республики и поддерживать эффективные контакты со всеми населяющими ее этническими общинами. При этом его команде очень сложно справляться с имиджевыми последствиями «дела Каитова» и одновременно противостоять «судейской» оппозиции. Но и у «судейских», похоже, недостаточно сил, чтобы захватить «господствующие высоты» в этой горной республике.

По одной из версий, суд может попытаться избежать назначения выборов и добиться назначения мэром Михаила Якуша, который снова считается членом команды Ислама Бурлакова. Это категорически не устроит президентскую администрацию, поэтому торжество муниципальной демократии в Черкесске в конечном счете неизбежно."