Политика : Оффшорные сделки премьера Касьянова. Касьянов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск



"Касьянов Михаил Михайлович - родился 8 декабря 1957 г. в г. Солнцево Московской области. Третий ребенок в семье. Отец, Михаил Федорович, - преподаватель математики, мать, Мария Павловна, - экономист в Госстрое СССР. В 1974 - 1976 - студент МАДИ. В 1976-1978 годах служил в рядах Советской Армии – в роте почетного караула бригады охраны Министерства обороны СССР. В 1978 - 1981 годах работал старшим техником, затем инженером Всесоюзного проектного и научно-исследовательского института промышленного транспорта Госплана СССР. В 1983 г. окончил вечернее отделение факультета "Дороги и аэродромы" Московского автомобильно-дорожного института (МАДИ) по специальности "инженер-строитель", затем - Высшие экономические курсы при Госплане СССР. С 1981 по 1990 год был инженером, затем ведущим экономистом, главным специалистом, начальником подотдела отдела внешнеэкономических связей Госплана РСФСР. В 1990 г. назначен начальником подотдела управления внешнеэкономических связей Государственного комитета экономики РСФСР. В 1991 г. - заместитель начальника отдела, затем, начальник отдела Управления внешнеэкономической деятельности Министерства экономики РФ. С 1992 по 1993 г. - начальник подотдела сводного отдела внешнеэкономических связей Министерства экономики РФ. В1992 - 1993 годах был начальником подотдела сводного отдела внешнеэкономических связей Министерства экономики РФ. В 1993 - 1995 годах - руководитель Департамента иностранных кредитов и внешнего долга, начальник Департамента иностранных кредитов и внешнего долга, член коллегии Министерства финансов РФ. В 1995 г. назначен заместителем Министра финансов РФ. В сентябре 1998 года назначен главой Рабочей группы для проведения переговоров в отношении реструктуризации задолженности российских банков иностранным кредиторам по сделкам, заключенным до 17 августа 1998 года. С февраля 1999 - первый заместитель Министра финансов РФ. В марте 1999 года назначен заместителем управляющего от Российской Федерации в Европейском банке реконструкции и развития. В мае 1999 года назначен министром финансов РФ в правительстве С. Степашина, и сохранил этот пост при формировании правительства В.Путина. С июня 1999 года - член Совета безопасности РФ. С сентября 1999 - член совета директоров ГК "Агентство по реструктуризации кредитных организаций" (АРКО). С января 2000 года - первый заместитель председателя правительства РФ, министр финансов РФ. С 7 мая 2000 года - исполняющий обязанности председателя правительства РФ, министр финансов РФ. С 17 мая 2000 года - председатель правительства РФ.
Свободно владеет английским языком. Женат. Жена Ирина. Имеет дочь Наталью (1985 г. рожд.).

1993 год

Внешний коммерческий долг России к 1993 году составлял порядка 8 миллиардов долларов. Именно такую сумму государство задолжало различным иностранным фирмам и компаниям, которые что-либо когда-либо поставляли России. Для решения этой проблемы была создана специальная комиссия в составе: Александр ШОХИН — заместитель председателя Совмина РФ, председатель Комиссии по государственному внешнему долгу и финансовым активам Российской Федерации; Сергей ГЛАЗЬЕВ — министр внешних экономических связей Российской Федерации; Михаил КАСЬЯНОВ — начальник отдела внешнего долга и кредитов Минфина РФ.
Комиссия по государственному внешнему долгу в лице председателя А. Шохина при согласовании с Минфином и министром внешних экономических связей Глазьевым утвердила весьма странную схему расчета по внешним коммерческим долгам России. Кстати, всю документацию по данному вопросу готовил г-н Касьянов.
Министерство внешних экономических связей РФ «...с целью принятия мер по скорейшему погашению долговых обязательств, образовавшихся... в связи с осуществлением закупок по критическому импорту в 1991 — 1992 гг. Продуктов питания, медикаментов, медицинской техники и других социально значимых товаров...» выделяет через «Разноимпорт» немецкой фирме «Металлгезельшафт» различные металлы для продажи их на Западе. Всего на 60 миллионов долларов. Причем 30% от этой суммы попадают в графу так называемых накладных расходов немецких партнеров, а 70% направляется для погашения внешнего коммерческого долга России различным фирмам и компаниям.
Помимо того, что 18 миллионов долларов (30% от суммы) уже исчезло в немецкой «Металлгезельшафт», остальные 42 миллиона были решением этой Комиссии по внешнему долгу направлены в распоряжение американской фирмы «МГ Эмерджинг Маркетс», которой и было поручено приобретать российские коммерческие долговые обязательства на внешнем рынке. При этом «МГ Эмерджинг Маркетс» было разрешено покупать долги за 70% от их первоначальной стоимости. В то же самое время, когда советские и российские коммерческие долги предлагались к продаже за 10—15 %.
Это была первая попытка обкатки схемы. Далее под протоколы Комиссии Шохина-Глазьева-Касьянова подкладывались новыеразрешения на квоты и выкуп долговых обязательств РФ. Всего их было более пятидесяти. За три года, с 1993 по 1996-й, через схему Шохина-Касьянова-Глазьева был прокручен один миллиард долларов США, из которого около 80% были израсходованы нецелевым образом.
Кроме этого, согласно списку «Приоритетных выплат российского долга», который был составлен Касьяновым, «МГ Эмерджинг Маркетс» выкупала долги отнюдь не за поставленные в Россию «медикаменты, медицинскую технику и другие социально значимые товары», а за сигареты фирм «Филип Моррис» и «Набиско» на общую сумму 137 миллионов долларов и за невероятное количество сои — на $40 млн. То есть долги тех фирм, которые соглашались продать их за 10-15%, а не за 70%, больше заинтересованные в проникновении на российский рынок, а не в возврате своих денег.
От имени «МГ Эмерджинг Маркетс» все документы подписывал некий американец русского происхождения Л. Фишер-Зернин, который являлся владельцем этой фирмы. Но, как стало известно, Фишер-Зернин — не единственный акционер «МГ Эмерджинг Маркетс», совладельцем фирмы являлся также... председатель комиссии по внешнему долгу РФ вице-премьер Александр Шохин. И еще в качестве дополнения — у Михаила Касьянова также имелась подобная фирма для «работы с долгами», она была зарегистрирована на Кипре в городе Лимассол.

1994 год

Недавно Счетной палатой РФ был обнародован отчет о расходовании финансовых средств, выделенных Всемирным банком (ВБ) на проведение структурных реформ в сельском хозяйстве РФ в 1994 году. Тогда Всемирный банк решил помочь российскому правительству исправить положение в сельскохозяйственном секторе, развить фермерский класс и создать условия для реализации инвестиций. Так называемый проект "АРИС" предполагал предоставление ВБ займа в размере 240 млн. долл. Для реализации этого проекта сформировался, казалось бы, прекрасный тандем: финансовое ведомство было обязано контролировать расход средств ВБ, а сельскохозяйственное отвечало за координацию проекта.
История с этим кредитом наглядно показывает, как российские чиновники умеют распоряжаться иностранными деньгами. Например, ни одно из ведомств не взяло на себя труд подумать, как будут расходоваться предоставленные деньги. Экономический эффект от этого проекта рассчитан не был. А сметы расходования средств по проекту были утверждены руководством Минсельхоза РФ только через четыре (!) года после начала его финансирования. При этом оно проявило недюжинные способности в составлении смет, указав только категории затрат. А догадаться по их названию, куда отправились иностранные деньги, крайне сложно. Чего стоят, например, статьи "Служба по предоставлению консультаций и информации фермерам" или "Институциональное развитие семеноводства". Все эти чиновничьи уловки, как говорится в отчете СП, не позволяют "установить соответствие произведенных конкретных расходов их объему по смете". Впрочем, вскоре после начала реализации проекта чиновники поняли, что такое количество денег им не под силу освоить: Минфин и Минсельхоз трижды принимали решение о сокращении первоначального объема займа.
С начала реализации проекта по сегодняшний день были потрачены средства Всемирного банка в размере 117 млн. долл., а также 11 млн. долл. из российского бюджета. Больше половины израсходованных средств ушло на строительство оптово-розничных рынков и всемирной ярмарки "Российский фермер". Не поскупились и на оплату труда иностранных консультантов "АРИСа". В частности, только на "содержание сотрудников фирмы "Артур Андерсен LLP", как говорится в отчете, было израсходовано 4 млн. долл. Проект также помог поправить материальное положение отечественных специалистов. Рядовой российский консультант «АРИСАа» зарабатывал в месяц более одной тысячи американских долларов, а руководитель ежемесячно получал 2,65 тысячи.
Однако главные нарушения со стороны Минфина и Минсельхоза Счетная палата выявила в предоставлении связанных кредитов предприятиям агропрома. Технология здесь была такова - российское правительство предоставляет частному сектору иностранные деньги, и затем уже само расплачивается со Всемирным банком. Предприятие, в свою очередь, обязано вернуть эти деньги в бюджет.
Минфин как структура, полномочная контролировать расход бюджетных средств, только однажды взял на себя труд проверить, как расходуются выделенный им 81 млн. долл. При этом Счетная палата выяснила, что заемщики регулярно нарушали свои обязательства, искажали бухгалтерскую отчетность, превышали сметы затрат и использовали нецелевым образом выделенные им деньги. Например, ОАО "Малино" не по назначению израсходовало 1,8 млн. долл., а агрофирма "Бунятино" потратила на строительство почти на 1 млн. долл. больше, чем было заложено в смете. Но Минфин в лице Михаила Касьянова продолжал финансировать неоднократно проштрафившихся заемщиков. В результате общая сумма долга частных предприятий, а также субъектов Российской Федерации по средствам займа Всемирного банка достигла 36,7 млн. долл. Этих денег не досчитался федеральный бюджет.
Вот так Минфин и Минсельхоз вели структурную перестройку отечественного сельского хозяйства, построив много оптово-розничных рынков, вместо того чтобы создать в России сильные фермерские хозяйства, как это предполагал проект. Счетная палата пока не торопится с обнародованием выявленных нарушений, однако, как это уже не раз происходило, данные ведомства Сергея Степашина всегда поспевают к нужному моменту - если на то есть высокая политическая воля. Учитывая, что в то время эти проекты курировал Михаил Касьянов, занимавший в Минфине ответственные посты, результаты работы ведомства Степашина лягут тенью и на нынешнего руководителя кабинета министров.

1995 год

По информации источника «Новой газеты», работавшего в 1995—1996 годах в ближайшем окружении Касьянова, все финансовые расчеты со скандально известными фирмами «Мабетекс», «Мерката трейдинг» и другими компаниями, «уводившими» бюджетные деньги через Управление делами президента РФ в швейцарские банки, готовились лично Михаилом Касьяновым.
Вот, к примеру, весьма откровенное содержание одного такого минфиновского документа, именуемого «Разрешением № 1972 от origindate::2.08.1995»: «Министерство финансов РФ разрешает перечислить... двадцать три миллиона шестьсот пять тысяч восемьсот девяносто долларов на оплату оборудования и выполнения комплекса работ по реконструкции Московского Кремля, производимого фирмой «Мабетекс» (Швейцария). Внешторгбанку РФ. Перечисления рублевого покрытия не контролировать». И почти 24 миллиона долларов утекло скандально известному «Мабетексу», но при этом никакого рублевого покрытия в российский бюджет не поступило. Письмо подписали замминистра финансов А. Головатый и казначей В. Волков. Подлинным автором «индульгенции» был не кто иной, как нынешний премьер Михаил Касьянов. Именно Михаил Михайлович в 1995 году являлся заместителем министра финансов и единолично ведал всеми валютными операциями Минфина РФ и соответственно всеми проплатами «Мабетексу». В архиве Минфина РФ имеются документы по этим 24 миллионам за подписью нынешнего премьера. В уголовном деле по «Мабетексу», которое ведет швейцарская прокуратура кантона Женева, имеются еще три таких же разрешения на оплату по 20 миллионов долларов каждое. И к каждому из них самое прямое отношение имел Касьянов, а на многих документах, подшитых в том же уголовном деле, присутствует его аккуратный росчерк.

1996 год

Зимой 1996 года, как писала «Новая газета», а затем некоторые зарубежные СМИ, Михаил Касьянов был задержан на таможне в «Шереметьево-2» при вылете в Германию. В его кейсе обнаружили сомнительную финансовую документацию. Многие документы были подписаны тогдашним премьером Виктором Черномырдиным.
Документация имела отношение к сделкам российского правительства с немецкой государственной страховой компанией «Гермес». Эта структура занимается тем, что страхует инвестиционные риски немецких банков и компаний, вкладывающих деньги в том числе и в России.
В России в 1995 — 1996 годах многие компании мечтали получить кредитную линию из Германии на поставку чего-либо в Россию. Да так, чтобы застрахован кредит был в «Гермесе». То есть можно умыкнуть деньги или товар, а за все заплатит «Гермес». Проблема заключалась только в том, что «Гермес» страховал только те кредиты и контракты, которые были заверены Министерством финансов России. А оформлял в Минфине эти документы Михаил Касьянов, который получал за каждое визирование в Минфине документов для «Гермеса» от 10 до 15 процентов от суммы контракта. Причем деньги аккумулировались в большинстве случаев в США.
Можно представить масштаб сумм, если учесть, что «Гермес» страховал риски немцев на многие сотни миллионов долларов. Зимой 96-го Касьянов вез контракты с западными фирмами, которые необходимо было визировать в Минфине для «Гермеса». Таможенников удивил тот факт, что сотрудник Министерства финансов везет из командировки документы немецких и российских компаний и банков, которые никакого прямого отношения к его министерству не имеют.
Касьянова выпустили из страны после звонка Черномырдина без каких-либо последствий.

1996-97 годы

В 1995 году из-за плохой собираемости налогов у Минфина РФ якобы возникли трудности с финансированием текущих расходов регионов, федеральных министерств и ведомств. Надо было изыскать дополнительные источники. И тогда правительство разрешило в исключительных случаях привлекать к финансированию текущих расходов коммерческие банки. Для этой цели спецкомиссия отобрала самые «надежные» — то есть те, которые выказали лояльность и составили предвыборную пульку. Есть основания утверждать, что эта схема от начала до конца была разработана банкиром Александра Мамута при участии Михаила Касьянова.

Мамут Александр Аркадьевич - 41 год, закончил юрфак МГУ. Один из основателей, а с февраля 1993 г. по июль 1997 г. - председатель правления АОЗТ "Компания по проектному финансированию" (КОПФ), до июля 1999 г. - глава одноименного банка. В течение полутора лет, до августа 1999 г., входил в совет директоров Собинбанка. Оттуда перешел в МДМ-банк, сменив на посту председателя наблюдательного совета Михаила Помазкова (последний ныне работает помощником премьера Михаила Касьянова). Сейчас перешел на работу в «Росбанк», входящий в холдинг «Интеррос» Владимира Потанина.

Механизм кредитования бюджетников избранными коммерческими банками сводился к следующему. Допустим, Минфин обязан отдать из бюджета причитающиеся бюджетной организации 50 млн. долларов, но денег у него нет. Тогда этой организации указывается конкретный банк, который предоставит ей кредит на соответствующую сумму. Права самостоятельного выбора кредитора ведомство или регион не имеют. Строго определенный банк, который уже внес деньги в предвыборную кассу, выдает бюджетнику кредит, а через два месяца получает от Минфина, то есть из бюджета, 50 млн плюс определенный процент за предоставление кредита.
В принципе нормальная схема. Но на деле она заработала так, как и задумывалось хитроумными банкирами. Во-первых, «исключительные случаи» превратились в регулярное кредитование. С 1995 по 1997 год банки под поручительства Минфина выдали более восьмисот кредитов. Причем часто кредиты выдавались либо не полностью (явное недофинансирование), либо векселями со сроком погашения через месяц-два, а на деле — много больше. И пока получатель такого кредита слезно выбивал деньги из кредитора, коммерческий банк по несколько раз прокручивал их, вкладывая в те же ГКО-ОФЗ. Основные барыши олигархи-«выборщики» получали именно на подобных «кредитных операциях». По данным Счетной палаты, до 90% всех кредитов были выданы «Менатепом», ОНЭКСИМ-банком, Альфа-банком, Московским национальным банком, Национальным резервным банком. В итоге из 67 триллионов рублей (старый масштаб цен), выделенных из бюджета на кредитование бюджетников через коммерческие банки в 1995—1997 годах, недофинансирование бюджетополучателей составило 36 триллионов рублей. Эти деньги осели в коммерческих банках. Если их для наглядности конвертировать в доллары по курсу апреля 1997 года, то сумма составит 6,3 млрд долларов.

1998 год

В августе 2000 года лондонская "Таймс" опубликовала сенсационную статью под заголовком "Касьянова обвиняют в попытке дать взятку в размере 500 тыс. долларов". В статье, в частности, утверждалось, что депутату и зампреду бюджетного комитета Госдумы РФ прошлого созыва Виктору Гитину якобы предлагали деньги за то, чтобы он прекратил расследование обстоятельств финансового кризиса 1998 года. Напомним, что Виктор Гитин был арестован 24 марта 2000 года в Москве по обвинению в хищении бюджетных средств, позднее он был выпущен под подписку о невыезде. Теперь "дело Гитина" предстает в новом свете: по сведениям "Таймс", в архиве экс-депутата, изъятом в ходе обыска, было немало неприятных документов для нынешнего премьера Михаила Касьянова. Газета "Сегодня" опубликовала следующее интервью с Гитиным.
«- У вас есть доказательства причастности Михаила Касьянова к каким-либо злоупотреблениям?
- Здесь мы вторгаемся в ситуацию, которой должны заниматься следственные органы. Я смотрю на нее исключительно с бюджетной точки зрения. При получении последнего предкризисного транша МВФ было нарушение бюджетного законодательства. К лету 98-го правительство исчерпало лимиты внешних заимствований, определенные Думой. Не случайно тогда впервые была применена схема, когда непосредственным получателем денег стало не правительство на бюджетные счета, а Центробанк. Вел необходимые переговоры и действия непосредственно замминистра финансов Михаил Касьянов. Тогда же правительство написало докладную записку в администрацию президента, где жаловалось, что Дума приняла плохое постановление, и просило одобрения на нарушение программы внешних заимствований. Правовое управление президента подготовило нужное заключение, на нем появилась резолюция Ельцина, если мне память не изменяет - 2 августа 1998 года. После всего этого они и смогли провернуть известную операцию (имеется в виду скупка валюты по низкому курсу некоторыми банками, предупрежденными о грядущей девальвации). Когда все всплыло, я пытался объяснить в конгрессе США на слушаниях по скандалу с "Бэнк оф Нью-Йорк", что на самом деле проблема в том, что правовая неурегулированность этих вопросов позволила просто резолюцией президента освятить все то, что потом произошло. Насколько нарушение имело криминальные последствия? Имеющаяся информация приводит к мысли, что укреплялись не валютные резервы страны, а валютные позиции некоторых коммерческих банков. Почему одни банки оказались любимыми, а остальные нет? Это предмет для исследования не депутата, а следственных органов.
- Если бы конфискованные у вас документы были обнародованы, то Касьянов не стал бы премьером?
- У него возникли бы проблемы. Все хватаются за этот транш МВФ в 4,8 млрд долл., а там же накануне, за две недели до 17 августа, была проведена не менее серьезная операция - на 6,5 млрд долл. эмитированы евробонды и устроен их обмен на разваливающиеся ГКО. Падающие ГКО обменяли на валютные бумаги, да еще с дисконтом в 25%! К этой обменной операции было допущено только несколько уполномоченных финструктур, когда всем было понятно, что ГКО завтра превращаются в фантики. Я год выбивал в Минфине документы по этому поводу. Мне отвечали, что, мол, у Минфина нет денег, они не имеют возможности размножить эти документы, нет денег на их перевод с иностранных языков. Тогда я отправил Касьянову письмо: моя зарплата невелика, но готов оплатить расходы. Такая переписка шла год! В конце концов я получил пакет документов, непереведенных, с грифом "конфиденциально", но там было не все, что я запрашивал. Где сейчас документы по этой сделке в 6,5 млрд долларов? Конфискованы и не возвращены, хотя красноярская прокуратура требует от оперативников отдать их, но те не слушаются.
- Похожая ситуация была потом, когда произошла от Касьянова "утечка" информации по обязательствам Лондонскому клубу?
- Совершенно верно. На маленькой операции в 6,5 млрд долл. была проведена обкатка схемы, которая потом сработала на крупной части долга.
- Займы МВФ и займы на свободном финансовом рынке были главным возможным полем для нарушений закона?
- Наибольшее число нарушений было по так называемым связанным кредитам. Там больше конкретики, проще просматриваются некоторые вещи. Эти кредиты даются под госгарантии. Это тоже была сфера деятельности Касьянова до прихода в Минфин Михаила Задорнова, при котором у Касьянова просто отняли право визировать документы от имени Минфина. Через Касьянова проходили кредиты на сотни миллионов долларов. Многие из них вызывают сегодня большие вопросы.
- А кто вам предлагал 500 тысяч, как пишет "Таймс"?
- Это были люди из окружения Касьянова…»

1998-99 годы

14 августа 1998 года, за три дня до дефолта, кредит МВФ в размере 4,8 млрд долларов попадает не в Россию, а на счет «Нэшэнл рипаблик бэнк», которым владел банкир Эдмон Сафра.
Итальянская газета «Репубблика» опубликовала сенсационный материал о том, что в августе 1998 года кредит на 4,8 млрд. долларов, предоставленный МВФ России, был банально украден при помощи запутанной системы перечислений денег из банка в банк. Но тезис, что в России воруют давно и много, уже не вызывает ни у кого сомнений. Сенсационность публикации итальянцев в том, что махинацию «разруливал» не кто иной, как нынешний премьер-министр и тогдашний замминистра финансов Михаил Касьянов.
Подробности сделки таковы: 14 августа 1998 года деньги российского кредита уходят из нью-йоркского Федерального резервного банка (счет № 9091). А дальше происходят весьма странные события. 4,8 миллиарда попадают почему-то на счет № 608555800 в «Нешэнл рипаблик бэнк». А из этого банка миллиарды по распоряжению Касьянова «разгоняются» по различным зарубежным счетам и в итоге оседают в США и Швейцарии, так и не попав в Россию, где 17 августа произошел крупнейший финансовый кризис.
После того как деньги кредита МВФ ушли из «Нешэнл рипаблик бэнк», принадлежащего Сафре, и практически бесследно растворились, миллиардер обеспокоился их судьбой, тем более что его уже пытались обвинить в финансовых махинациях по отмыванию российских денег. Эдмон Сафра обратился в Федеральное бюро расследований США и заявил, что готов показать им всю схему отмывания русскими чиновниками 4,8 миллиарда долларов стабилизационного кредита МВФ. Периодические беседы Сафры с представителями ФБР длились почти год К лету 1999 года отношения между Сафрой и ФБР сложились наиболее благоприятно, и он начал давать весьма конкретные показания о путях отмывания денег и тех, кто за этим стоял, называя имена высокопоставленных россиян и раскрывая всю сложнейшую систему коррупции и воровства. К делу подключилась и швейцарская прокуратура. Как сообщил наш источник из Берна, на нынешнего российского премьера Касьянова вполне мог быть выписан ордер о принудительном приводе на допрос к следователю из Швейцарии.
В начале осени 1999 года в резиденцию Эдмона Сафры на юге Франции пожаловал неофициальный представитель российских чиновников — Борис Абрамович Березовский. Он беседовал с Сафрой в течение трех часов за закрытыми дверями. Разговор велся на повышенных тонах, и после беседы Березовский в явно расстроенных чувствах уехал на свою виллу в Антибе. Эдмоном Сафрой же овладела безудержная паника. Он заявил, что его собираются убить за откровения в разговорах с сотрудниками ФБР. Несмотря на то что принадлежащая ему вилла «Леопольдо» была оборудована системой безопасности по последнему слову техники, Сафра вместе с семьей срочно переехал в Монте-Карло, где поселился в специально подготовленном бункере площадью 1000 кв. метров на бульваре Остенде, в котором имелись все возможные средства безопасности и у каждой комнаты были своя охранная система и бронепокрытие. Этот бункер, по мнению специалистов, мог выдержать даже небольшой ядерный взрыв.
В декабре 1999 года Эдмон Сафра погиб в своей резиденции в Монако при весьма странных обстоятельствах. По мнению генпрокурора Кантона Женева Бертрана Бертоссы, поводом для убийства Эдмона Сафры могли стать его откровения с сотрудниками ФБР и швейцарской прокуратуры, которые занимались расследованием истории об исчезновении и отмывке 4,8 миллиарда долларов стабилизационного кредита для России. По мнению одного из сотрудников ФБР, страшная смерть Эдмона Сафры перепугала руководство банков, через которые отмывались кредитные деньги, и многие свидетели этой аферы отказались давать показания из-за скептического отношения к американской системе защиты свидетелей.

2000 год

31 марта 2000 года, Михаил Касьянов, в то время первый вице-премьер и министр финансов, подписал от имени Минфина РФ договор N01-01-06/26-311 об уступке требования, а попросту говоря, о передаче права требований по долгу МПС перед Минфином РФ безвестной оффшорной кипрской компании "Фелирио Трейдинг компани лимитед" (Felirio Trading Co. Limited). То есть в результате действий Михаила Касьянова и главы Внешэкономбанка Андрея Костина, чья подпись тоже стоит на договоре, бюджет как бы отказался от своих прав на 77,7 млн немецких марок, которые Министерство путей сообщения задолжало и не отказывалось вернуть в казну.
История вопроса: в ноябре 1995 года МПС получило от российского правительства кредит, по которому было обязано вернуть государству 77,7 млн марок. МПС - организация небедная и долги свои, безусловно, признает, что следует из текста упомянутого договора, подписанного главой департамента финансов МПС П. Короткевичем. Касьянов, надо понимать, решает, что бюджету эти деньги не нужны, и как бы продает этот долг Андреасу Софоклеусу (Andreas Sofocleous), директору "Фелирио Трейдинг". Взамен живых денег полюбившиеся Касьянову киприоты передали Минфину ценные бумаги, так называемые PRIN's. Эти бумаги - что-то вроде расписок Внешэкономбанка по долгам бывшего СССР, которые стали долгами России. Эти "расписки", как и всякие ценные бумаги, имеют свою цену, которая определяется на Лондонском межбанковском рынке.
Итак, в результате 77,7 млн марок, которые МПС могло и должно было отдать государству, с помощью Михаила Касьянова и Андрея Костина попадают в оффшор на Кипр, а казна получает от киприотов ценные бумаги, которые на момент подписания договора стоили 26 млн долларов. Если перевести марки, от которых отказался в пользу киприотов Касьянов, в доллары, получится 38,4 миллиона. Разница, то есть ущерб госбюджету составили 13 млн долл.
Любопытная деталь состоит в том, что курс пересчета марок в доллары в договоре указан почему-то за 15 февраля, хотя сделка совершалась спустя полтора месяца. Разница на курсах составила около 800 тыс. долларов. В пользу киприотов.
Объяснить какими-то рациональными мотивами и интересами государства подобную сделку невозможно. Значит, есть какие-то другие интересы, в пользу которых бюджетные средства были отданы оффшорной компании.
Трудно не назвать эту операцию воровством государственных средств в особо крупных размерах. Но ворами людей, в том числе и чиновников, должен квалифицировать суд. С другой стороны, кто же в данном случае обратится с иском в защиту государственных интересов, если фигурантами в сделке и являются представители государства, более того - руководители органа валютного контроля (им по закону является правительство РФ), которые и должны были зарубить подобный странный контракт.
Конечно, Михаил Касьянов или Андрей Костин могут возразить: мы, мол, скупаем долги России, чтобы потом меньше платить кредиторам. Но, во-первых, долговые обязательства имеют свою цену и за бумаги PRIN's из казны было заплачено в полтора раза больше, чем они стоили на самом деле. Кроме того, срок погашения этих бумаг - 2020 год. Зачем понадобилось на 20 лет раньше срока выкупать долги, да еще за полторы цены?
Для осуществления договора уступки долга требовалось разрешение ЦБ. Его не было.
Агент валютного контроля, каким по закону же является Внешэкономбанк, должен был остановить эту операцию из-за отсутствия разрешения ЦБ. Но ВЭБ - одна из сторон этого разорительного для налогоплательщиков договора.
МДМ-банк, через который киприотам переводились 39 млн долл., тоже должен был бы отказаться выполнять такое поручение своих клиентов. Но разве таким клиентам откажешь? Кстати, деньги в пользу оффшорной "Фелирио трейдинг" МДМ-банк согласно договору перечислил на счет клиента в "Бизнес Медитеррениан банк" (Business Mediterranean Bank Ltd), также зарегистрированный в оффшорной зоне, но уже в Науру.

2001 год

Стали известны некоторые подробности реструктуризации российского долга Чехии. Правительству РФ во главе с Касьяновым якобы удалось добиться списания чуть ли не половины этого долга. По крайней мере, по итогам визита в Прагу Михаил Касьянов заявил, что из 3,6 млрд долл. удалось списать 46%, или 1,6 млрд.
Однако, при детальном рассмотрении достижения "реструктуризации" выглядели очень уж странно. Во-первых, в Праге Касьянов подтвердил выплату 1,1 млрд долл. Во-вторых, оставшиеся 2,5 млрд чешское правительство никак не реструктурировало, а просто продало на аукционе фирме "Фалькон кэпитэл" за 580 миллионов долл. В-третьих, наше правительство согласилось выплатить этой фирме 1,35 млрд долл. То есть на 770 миллионов долл. больше, чем стоил на аукционе наш долг.
У людей, понимающих в бизнесе, возникает вопрос: а почему, собственно, мы сами не участвовали в этом аукционе? А на него наш премьер ответа не дает, равно как не стремится обсуждать другие детали этой сомнительной сделки. По словам замминистра финансов Чехии Владислава Зелиньки, в конкурсе участвовало около десятка венгерских, австрийских, американских фирм. "Я ожидал, что российские будут тоже, и удивлен, почему их не оказалось", - сказал он.
Вместе с тем упомянутая фирма "Фалькон" давно и тесно связана с российскими госструктурами. На самом деле она не имеет ни какого отношения не только к Швейцарии, но и чешской ее можно назвать с большой натяжкой, да и то только на основании места регистрации. Фирма Фалькон Капитал возникла в Чехии origindate::28.11.1995 года стараниями граждан бывшего СССР Паатой Мамаладзе, Ингой Мамаладзе, Важой Кикнавелидзе, Станиславой Кикнавелидзе и примкнувшим к ним Аристархом Алавердяном. Все указанные граждане одновременно формально вышли из состава директоров фирмы origindate::17.02.1997 года, оставаясь по факту хозяевами и движущей силой указанной фирмы. origindate::29.04.98 года, для придания фирме более солидного звучания, видимо в связи с обострившимися работами по российским долгам, в состав исполнительного органа фирмы формально вводятся граждане Швейцарии (Hans Peter Moser; Beat Urs Moser), судя по данным и по адресу проживания близкие родственники.
Чешские газеты не раз писали о сомнительности фирмы «Фалькон Капитал», приводя данные Информационной службы безопасности Чешской Республики, но российских участников процесса эта информация, похоже, особо не волновала, что косвенно подтверждает, высказанное Российской газетой утверждение о хороших связях деятелей фирмы в Правительстве РФ. Так что не представляет труда сообразить, в чьи карманы из российского бюджета уплывут три четверти миллиарда долларов.
В дальнейшем расчеты по этой сделке будут вестись крайне запутанно. В счет долга фирме «Фалькон» РАО «ЕЭС России» должна будет в течение нескольких лет поставить электроэнергии на сотни миллионов долларов. Проконтролировать этот процесс фискальным органам России будет крайне сложно. Точное количество электроэнергии будет знать только Анатолий Чубайс, следовательно возникнет возможность ее хищения. Скандальные разбирательства по этому поводу еще впереди.

Когда последует отставка Касьянова?

Исполнительность и оперативность Касьянова начальство заметило давно. В госплановские времена ему протежировал Юрий Маслюков. В 1993 - 1994 годах - тогдашний вице-премьер и министр финансов Борис Федоров. Назначение Касьянова замминистра финансов в 1995 году состоялось, как утверждают старожилы Белого дома, не без вмешательства бывшего вице-премьера Олега Давыдова, который тогда отвечал в правительстве за переговоры с Парижским и Лондонским клубами. Возвышение Касьянова до уровня первого замминистра финансов в январе 1999 года было пробито опять Юрием Маслюковым, тогда первым вице-премьером.
Как видно, среди высоких покровителей Касьянова были совершенно разные по взглядам, опыту и представлениям, что делать дальше с Россией, политики. Это не случайно. О Касьянове говорят, что он законченный прагматик. Он не любит копаться в экономических теориях, а всегда нацелен на результат. Поэтому среди экономических программ предпочитает те, которые могут дать гарантированный результат в назначенное руководством время.
Выдвижение Михаила Касьянова на первые роли в правительстве РФ в 1999 году лоббировалось ельцинской "семейной" группой, в т.ч. Борисом Березовским, Романом Абрамовичем, Александром Мамутом, Валентином Юмашевым, Олегом Дерипаской, Николаем Аксененко. Назначение вице-премьером Касьянова стало сенсацией и даже вызвало угрозу правительственного кризиса: в знак протеста ушел в отставку назначенный куратором финансового блока правительства Михаил Задорнов. Только что ставший премьером Сергей Степашин некоторое время колебался, но все же не рискнул открыто протестовать против данного решения.
Следующее назначение Касьянова, первым вице-премьером в январе 2000 года, было уже инициативой Владимира Путина. Тем самым и.о. президента продемонстрировал западному сообществу важность для России вопроса о внешних долгах, избежал выдвижения на пост "без пяти минут премьера" какого-нибудь амбициозного политика и продемонстрировал готовность учесть интересы ельцинской "семьи". Вместе с тем назначение Касьянова премьером стало компромиссом с окружением Ельцина, позволившим Путину назначить своих «макроэкономических» министров – Алексей Кудрин стал министром финансов, а Герман Греф – министром экономического развития.
Касьянов не принадлежит к «питерской команде» Владимира Путина. Вместе с тем еще три года назад Анатолий Чубайс как-то похвалил Касьянова: "В правительстве есть всего два человека, которые при любых обстоятельствах могут занять любую сумму на Западе. Это Кох (Альфред Кох был тогда вице-премьером и министром госимущества) и Касьянов. Только Кох долго выясняет, сколько и на каких условиях, а Касьянов лишних вопросов не задает". Близость Касьянова к Чубайсу (см. подробности выше по сделке с чешским долгом) пока позволяет премьеру чувствовать себя в относительной безопасности от «наездов» «питерских чекистов» (Патрушев, Сечин), которым сегодня подвергается прежде всего глава президентской администрации Александр Волошин.
Коммерческий подход Касьянова к госслужбе позволила ему в свое время наладить «теплые» отношения с рядом российских олигархов, в частности, с Владимиром Потаниным и Михаилом Ходорковским. Это обстоятельство также способствует сегодня политической устойчивости Касьянова.
Но намерения президентского окружения прорваться к главным финансовым потокам страны рано или поздно оттеснят старую ельцинскую гвардию от бюджетной кормушки. То есть участь Аксененко, Вяхирева, Строева грозит и Касьянову. И нападки руководителя Счетной Палаты РФ Сергея Степашина, который все чаще в последние месяцы подвергает критике деятельность Касьянова на посту председателя правительства РФ, не лишнее тому подтверждение.

Обсудите материал в форуме "