Политическая Составляющая "Дела Ходорковского"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"ЮКОСу" "присягнули на верность" 226 депутатов Госдумы

1149765204-0.jpg Известия» продолжают расследование обстоятельств, которые привели за решетку самого богатого человека страны Михаила Ходорковского. В первых двух частях этого расследования мы рассказывали о том, как Михаил Ходорковский заработал первый капитал. Шла речь и о преступлениях — убийствах, покушениях, которые связаны с компанией «ЮКОС». В среду и в последующих номерах речь пойдет о политических амбициях МБХ, о том, как он, приватизировав огромную часть недр России, попытался приватизировать и всю страну.

Трудно припомнить, какой еще материал «Известий» вызывал такой шквал диаметрально противоположных откликов, как статья «За что сидит Михаил Ходорковский», опубликованная в номерах за 17 и 18 мая. Мнения «за Ходорковского» и «против» разделились примерно поровну. «Вор должен сидеть в тюрьме!», цитирует легендарного Глеба Жеглова сотрудник Института ядерных исследований Игорь Мешков. «Пинать ногами человека, который сидит в тюрьме по облыжному обвинению, стыдно и недостойно», убежден его оппонент Владимир Каменецкий. Но мы и не пинали: просто проследили его путь к финансовым вершинам. А на пути этом было все: и сомнительные деньги, и обман, и сломанные судьбы, и кровь… Но вот что примечательно: противники публикации не смогли опровергнуть ни одного из приведенных в статье фактов. Общий тон их выступлений сводится к фразе одного из участников известинского интернет-форума: «Не верю в виновность Ходорковского!» Почти по Станиславскому. Конечно, можно было бы ответить, что вера — это последнее, что остается человеку, когда исчерпаны возможности разума. Однако это искреннее и наивное «не верю!» говорит не только о силе личного обаяния Михаила Борисовича, растиражированного десятками подконтрольных ему СМИ, но и о том, сколь шаткими видятся людям аргументы Генпрокуратуры. Люди не верят, что дело в одних только жуликоватых финансовых схемах — мол, что тут особенного, все ж так делали. Люди убеждены, что в действительности Ходорковский пострадал не за то, что через офшоры увел из страны миллиарды долларов, а за политику. И они правы. Сегодня — продолжение журналистского расследования «Известий». Мы расскажем о политической составляющей «дела Ходорковского».

Под контролем «ЮКОСа» находилось более ста депутатов

То, что политический ресурс потяжелее финансового, Михаил Ходорковский хорошо усвоил еще в тревожную комсомольскую юность конца 80-х. А с другой стороны, уяснил комсомольский вожак, финансы — тот самый стартер, с помощью которого легко запускается практически любой политический «движок». И впоследствии, став серьезным бизнесменом, Ходорковский всегда старался держаться поближе к власти, понимая, что инвестиции в эту «отрасль» — самые прибыльные.

Президенту доложили что «ЮКОСу» «присягнули на верность» ровно 226 депутатов

На начальном этапе он устраивал на непыльные должности в своем хозяйстве родственников нужных людей — представителей власти — либо тех, кто обеспечивал необходимый контакт «наверху». В 90-х близость к власти конвертировалась для банка «МЕНАТЕП» в возможность обслуживать бюджетные счета, а «упасть» на бюджет — это голубая мечта любого банкира. В 1996 году у Ходорковского первый серьезный политический проект: поддержка избирательной кампании Бориса Ельцина. В принципе МБХ — совсем не задира. Еще не зная, кто победит, он подписал письмо, призывающее высокие враждующие стороны (Ельцина и Зюганова) мирно договориться. И лишь когда мирно не вышло, а задаток в виде «ЮКОСа» от администрации Ельцина уже был получен и оприходован, Ходорковскому пришлось сделать свой выбор. Тогда он угадал. Впрочем, не исключено, что черновик написанной им в Матросской Тишине статьи «Левый поворот» готовился (на всякий случай) еще в те дни, когда победа Ельцина была совсем не очевидна.