Политический кризис в Читинской области

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Конфликт  вокруг "Забайкальского завода минеральных удобрений"
© "Газета журналистских расследований Дело №", #12, июль 2005 Политический кризис в Читинской области. Ожидание развязки
Роман Михайлов
Судя по отчетам чиновников Читинской области, инвестиционный климат в этом регионе становится все теплее. Особое место отводится вливанию иностранного капитала, большим доверием пользуются планы привлечения средств в строительную индустрию края, а уж перспектива развития торговых отношений с Китаем в свете реконструкции Транссиба декларировалась даже председателем Совета федераций как очевидный плюс для привлечения инвестиций. Возможно поэтому, авторов «Дела» своим явным контрастом привлекла история специфического беззакония в отношении одного читинского предприятия. Неожиданный поворот
Будучи избалован историями о криминальных захватах, автор было решил, что внезапное появление охранников местного ЧОПа вблизи Забайкальского завода минеральных удобрений — стандартная диспозиция для захвата чужого добра на незаконных основаниях. Однако первая же разведка ситуации не подтвердила ожиданий. Оказалось, что история появления в читинской области всех участников конфликта между «Забайкальским заводом минеральных удобрений», ЗабНИИ и предприятием «Забайкальские минералы» куда необычнее любого захвата, хотя бы из-за расстановки сил.

Потерпевшие и виноватые здесь меняются до сих пор, и чехарда эта будет продолжаться, похоже, до тех пор, пока не появится какой-либо независимый результат этого спора: либо как приговор по делу о мошенничестве, либо как решение арбитража в пользу одной из сторон. Но до этого, видимо, так же далеко, как от Москвы до Китая. Собственно, и началось-то все с намерения одного московского предпринимателя наладить вполне доходный бизнес по производству и реализации минеральных удобрений.

Читинская область, несмотря на оптимистические отчеты чиновников администрации, на свежий взгляд если и выглядит полигоном инвестиций, то лишь с той точки зрения, что слишком много осталось бесхозного имущества, включая недвижимость и землю. Такого, как, например, бесчисленные объекты еще советских производственных и исследовательских организаций. Именно такую базу, бывшую обогатительную фабрику, оснащенную железнодорожным подъездом со станцией погрузки, искали столичные бизнесмены. И после недолгих поисков в небольшом областном городке Борзя нашли подходящее место.

Москвичам подсказали, что у заинтересовавшей их бывшей обогатительной фабрики есть владелец, и принадлежит она Забайкальскому НИИ минеральных удобрений. Подтвердил это и директор ЗабНИИ Юрий Георгиевич Саитов, которому предложили стать арендодателем обветшавшей фабрики. Однако сдавать что-либо в аренду директор не захотел, сославшись на находящиеся на этой территории лаборатории вверенного ему института, которыми приходится иногда пользоваться. Вкрадчиво и рассудительно директор предложил свой вариант сотрудничества: мол, ваши удобрения мы сами на нашей базе и переработаем. Там есть и штатный персонал, сидящий сейчас без работы, и производственные мощности, пока, правда, не смонтированные, да и все необходимые пробы и анализы по вашей продукции мы будем делать прямо на месте, ведь ЗабНИИ именно геологический институт. Правда, в силу проходящей реорганизации института в акционерное общество, придется создать отдельное предприятие ООО «Завод минеральных удобрений».

В результате ударили по рукам. Для удобства сотрудничества потенциальные инвесторы также создали местную фирму «Забайкальские минералы» с небольшим штатом — для решения всех проблем по поставке сырья и приему готового удобрения. Так в непосредственной близости от завода появилось еще одно предприятие, обещавшее со временем стать солидным налогоплательщиком бюджета области. До начала августа между партнерами проходили согласования, уточнения сметной стоимости производства на новом заводе. За план приняли объем в 60 вагонов готового товара, расходы по переработке, а точнее, приемке полуфабриката — глыбы вещества, его дроблению и упаковке в мешок также были подсчитаны. Договорились и о прибыли завода по выполненным работам. О чем заключили соответствующий договор. По нему завод брался переработать исходное сырье в оговоренном объеме по фиксированной цене в определенный договором срок. Уже тогда исполнитель, в лице учредителя завода Александра Владимировича Мантуленко, оговорился, что цена может измениться. В какой части и на какую сумму? Было оговорено, что на подорожание могут повлиять факторы одного ряда с подорожанием ГСМ, увеличением налогов или стоимости энергоносителя, либо инфляционный процесс. Калоши для Тотоши
С этого момента взаимоотношения двух, казалось бы, партнеров стали напоминать известную в советское время интермедию о насосах и колесах. По договору завод получил денежные средства в качестве аванса, которые обязался отдать готовой продукцией.

Резон выделить необходимые деньги в сумме 500 000 рублей, которые просил новоиспеченный завод на организацию погрузки-выгрузки, а также ремонт железнодорожной ветки, у заказчика был один. Нужно было как можно быстрее начать переработку уже закупленного сырья, могущего приносить прибыль. Ждать означало терять деньги.

Возможно именно то обстоятельство, что значительная сумма все же была выделена, определило судьбу первой партии сырья и дальнейшие действия участников связки Саитов — Кириллов — Мантуленко. Естественно, столь крупный аванс, соотносимый, по нашим предположениям, примерно, с половиной месячного бюджета завода, не мог быть перечислен без гарантий. Именно поэтому деле появились договоры залога. Исполнение своих обязательств завод гарантировал оборудованием, находящимся на территории фабрики, тем самым, на котором должны были быть передроблены до необходимой кондиции минеральные глыбы сырья. Кстати сказать, в это оборудование заказчик тоже успел вложить свои средства, когда потребовались его сборка и частичное восстановление. По договорам залога в случае невыработки оговоренного объема товара ООО «Забайкальский завод минеральных удобрений» обязано было предать все оборудование и поступившее к нему сырье заказчику. Это гарантировало возврат матбазы и давало возможность «Забайкальским минералам» начать переработку уже в другом месте, тем более что заброшенных площадок в области предостаточно. Причин не верить договорам не было, так как учредитель завода, а в некоторых документах и директор Кириллов предъявил технические паспорта на оборудование. Итак, завод получил деньги, но производство — дробление и фасовку — так и не начал. Прошло время, и на вопрос: «А где же результат?» последовал обескураживающий ответ: «Денег не хватило!». Дескать, при детальном изучении всех проблем оказалось, что нужно технику докупать дополнительно, вот и стали просить еще денег. Но, даже в этот момент заказчик не смог поверить, что господин Саитов и К° могут пренебречь выгодным и перспективным контрактом, им предложенным, по которому в течение пяти лет можно было получать прибыль, исправно наладив производство. Не по-деловому выглядел подход, но вкрадчивые манеры Саитова обманули предприимчивых и, как оказалось, даже наивных москвичей. Это обстоятельство позволило оголодавшим, в кавычках, партнерам получить еще несколько траншей: на покупку трактора, ремонт погрузочного крана и прочие расходы. На все деньги оформлялись договоры залога, предусматривавшие передачу закупленного москвичам, если оговоренный план не будет выполнен. Потрачено московскими инвесторами на тот момент было около миллиона рублей. И, когда в очередной раз был задан вопрос: «Извините, ребята, вы еще ничего не сделали, а деньги просите», те отвечали, что «Забайкальским минералам» все равно нечего бояться: «У нас же все под залогом».

По залогам и долгам подходила пора расплачиваться товаром, или возвращать оборудование. Тогда и появилась мизерная партия в 17 вагонов из 60-ти, притом, что к этому времени заказчик должен был уже получить, как минимум, 64 вагона. И сумма своеобразного займа была бы погашена. Только, видимо, исполнитель работ и не собирался ничего оплачивать либо отгружать. К концу декабря, когда по договору залога нужно было рассчитываться или отдавать оборудование, выяснилось, что как раз оборудование-то ни ЗабНИИ ни заводу, ни Саитову не принадлежит. Технические паспорта поддельные, а базу, на которой было размещено производство, ловкий директор ЗабНИИ Саитов арендовал на весьма сомнительных основаниях, но с разрешения Комитета по имуществу Читинской области, да и то, срок аренды давно вышел.

Тут и грянул скандал. Результатом которого (вот уж трудно поверить!) стал выставленный заводом официальный счет за хранение выработанного товара и электроэнергию, потраченную на производство готовой фракции удобрений, которых выработано было, напомню, всего 17 вагонов, а это меньше трети плана. Да и расходы завод нес только по своей вине, так как отказывался по разным, но всегда требующим от заказчика дополнительных трат, причинам отгружать готовый товар. То же электричество оплачивалось из денег, заложенных в месячный бюджет работ. И именно эти деньги завод уже получил. Должно быть, поэтому на его воротах вывесили приказ: не пускать посторонних — представителей «ЗабМинералов». Защита нападением — подумаете вы — и ошибетесь. Вслед за выставленным счетом появилось подписанное почему-то женой господина Саитова письмо-уведомление о том, что если «ЗабМинералы» не перечислят еще денег «за хранение» — их товар и сырье пойдут налево дабы покрыть убытки завода. А вскоре (когда в истории этой официально появилась потерпевшая сторона, и областной ОБЭП был вынужден начать проверку) завод и вовсе сменил руководство. В генеральных директорах теперь числился некто Иван Владимирович Плотников. Он, как оказалось, и начал вывоз части сырья и готового товара, судя по угрожающему письму госпожи Саитовой, берусь предположить, на продажу. Тогда-то и появился ЧОП у ворот предприятия нанятый владельцами «ЗабМинералов», чтобы добро сохранить и прекратить фактический самовывоз. С этого момента начинается самая соль истории, так явно проиллюстрировавшей, кто в области хозяин, и как в стране дела делаются. "... в любом деле есть мусор"
В Чите до недавнего времени действовали две крупные бандитские группировки. Одну из них возглавляет некто по кличке Осина, и контролировал он практически весь бизнес на территории Читы и области. Вторая группировка, возглавляемая Костей Ключевским, имела устойчивое влияние на силовые и властные структуры региона. По общему мнению, людей, желавших когда-либо вкладывать средства в экономику Читинского края, даже Законодательное собрание, ставшее опорой действующей исполнительной власти, пестрит представителями, так или иначе проведенными самыми влиятельными — криминальными — кругами.

Именно в расчете на эти круги в области реализуются любые сценарии криминального толка, в том числе работающие в истории с «ЗабМинералами». Иногда делиться приходится под нажимом, иногда — в поисках защиты. Еще в ноябре, когда по первым накладным стало приходить сырье на переработку, господин Сайтов пытался выходить на поставщиков сырья самостоятельно, стараясь вывести из начавшегося еще на днях бизнеса своего московского партнера. Должно быть, жажда наживы настолько воспалила его воображение, что такие мелочи, как нарушение коммерческой тайны или получение лицензий, ГОСТов на конечный товар, его не волновали. Должно быть, уже тогда господин Сайтов тайно желал сбыть товар налево, выдавая документацию партнеров за свою собственную, полученную по всем правилам. И когда начался вывоз товара с завода, в одностороннем порядке использовались реквизиты необходимых документов москвичей. Роль Саитова в этом деле, однако, становится не то чтобы формальной — нет. Он выступает эдаким юридическим буфером. Ни в чем не участвуя лично, выдвигая для технических операций оборотистых студентов-юристов Алексея Кириллова и Александра Мантуленко, сам Саитов оказывается максимум — лишь одной из сторон хозяйственного спора. И это действительно было бы так, если бы не одно «но».

Средства, которые неоднократно требовались Саитовым, Кирилловым и Мантуленко, были уведены самым невероятным для Москвы, но, похоже, что не для остальной России, способом.

В Читинском банке был открыт счет, по реквизитам которого перечислялись деньги в сумме 1млн 143 652 рубля. Именно эта сумма исчезла, после того как от невольного донора перестали поступать средства. Бухгалтер завода о перечислении денег на «левый» счет не имела никакого представления, как и о его наличии. Единственный официальный счет завода был зарегистрирован лишь в борзинской налоговой инспекции, с него перечислялись деньги по текущим, мелким расходам предприятия. На момент проверки ОБЭПа, когда у Саитова и К° образовался долг, другого выхода, пожалуй, и не было, кроме как обратиться к бандитам. По нашей версии, первым из новых партнеров Саитова стал некто Василек.

Васильков — персонаж, претендующий на серьезное отношение, судя по одному только названию его «вотчины» — он держит Борзенский район Читинской области. Тот самый район, где просчитавшемуся московскому инвестору удалось найти базу ЗабНИИ. На которой, напомню, вот уже несколько месяцев в подвешенном состоянии находятся товар и сырье, ставшие лакомым куском для по местным меркам крупных деляг и откровенных бандитов. Как оказалось, близостью к последним и объясняется довольно беспечное поведение того же Плотникова — новейшего директора Забайкальского завода. В комбинации с «кидком» московского инвестора он занимает совсем не ключевую роль. Так же как, кстати, и господин Саитов. Оба эти подельника участвовали в погоне за чужим, но слишком жирным, чтобы удержать, куском в расчете на персон, куда более мощных, опять же по местным меркам, где возможности закона обратно пропорциональны расстоянию до нулевого километра страны. Именно Василек предложил Косте Ключевскому и одному из его помощников, Владимиру Стремецкому, поделить добычу, зажатую от москвичей, решая попутно все вопросы с блюстителями закона, независимо от мундиров правоохранителей. Бывший заместитель начальника УВД области, а ныне пенсионер, Стремецкий стал кем-то вроде консельери Кости Ключевского, по нашим сведениям, выполнял посреднические функции по передаче денежных сумм для разрешения разного рода конфликтов.
Комментарий. Александр Владимирович Мантуленко (бывший директор завода)

Проблемы на заводе начались из-за Иваницкой. Она не соблюдала условия договора по многим пунктам, в том числе, по оплате товара. Действительно был заключен договор по переработке сырья, но Иваницкая не закупала оборудование, она просто деньги вложила. По условиям договора вся продукция была переработана, но себестоимость ее получилась выше. Иваницкая платить не согласилась, а мы себе в убыток работать не стали.

Какая сегодня ситуация на заводе, я не знаю. Там новый директор — Плотников. Каким образом он стал директором, я не знаю. Я возглавлял завод только на период организации. А потом назначили нового, так распорядился учредитель господин Кириллов. Но он уже таковым не является, кто сегодня учредитель завода, я не в курсе. Сегодня завод не может нормально работать. Стороны конфликта не могут договориться между собой, никто не уступает. Оборудование, под залог которого мы получали средства от Иваницкой, было передано нам по договорам, и в итоге отошло заводу. Мы могли оформлять договор под залог оборудования, так как там было согласие собственника. А собственником был ЗабНИИ.
Комментарий. Алексей Юрьевич Кириллов (бывший учредитель завода)

Я давно продал завод, и сегодняшняя судьба его мне неизвестна. Я не имею смысла комментировать ту ситуацию, которая действительно сложилась еще при мне. Я думаю, спрашивать надо нынешних владельцев и Иваницкую. Кто новый владелец, я не знаю, я ему не продавал. Я продал завод некой Кабаковой (кто она, не знаю, так, обратилась мадам, не имеющая отношения к заводу) и ЗабНИИ. Понятия не имею, как завод попал к Плотникову. Я даже с Иваницкой договора не заключал. Это сделал тогдашний директор Мантуленко. А Саитов вообще не фигурирует ни в одной бумажке. Я к нему не имею никакого отношения. У меня вообще такой бизнес — создавать и продавать потом предприятия, а что там на них потом происходит, меня не касается.
Комментарий. Плотников Иван Владимирович (директор завода минеральных удобрений):

День первый: Мне, в общем, понятно, почему вы интересуетесь этой темой, вы же представляете московскую газету. Неужели вам мало комментариев Иваницкой? Вы по телефону готовы выслушать мои комментарии? Вы не могли бы позвонить завтра? Я подготовлюсь, сформулирую все, что я готов вам высказать. День второй:

Вы из газеты «Дело №»? Той самой, которая довольно-таки читаемая? Насколько я знаю, вчера вы уже звонили (как его назвать-то?) директору ЗабНИИ? И что же вам сказали? Наверное, ничего. Дело в том, что, я подозреваю, к вам обратилась Иваницкая. Поэтому что бы я ни сказал, вы все равно напишете, как надо ей. Тем более, это такая длинная история, что я просто затрудняюсь. Здесь много таких вещей, которые не хотелось бы выносить на сторону. То есть, грязь из семьи не выбрасывают. Как говорится, в любом деле есть мусор. Дело в том… не знаю… в общем, мне даже нечего сказать… ситуация, скажем так, разрешима. Завод работает, но мы находимся в стадии переговоров с госпожой Иваницкой. Она не соглашается, и мы не соглашаемся. Я сомневаюсь, что вы будете объективно оценивать ситуацию, вам там издалека плохо видно. Я обязательно с вами сегодня свяжусь.

От редакции: больше на связь с редакцией Иван Владимирович Плотников не выходил. После того, как нам удалось получить первые комментарии от участников этой истории, господин Саитов и вовсе престал подходить к телефону, во всяком случае, застать его у аппарата не представилось возможным. Недоступны оказались и заинтересовавшие нас сотрудники УВД Читинской области.
Досье. Владимир Стремецкий. Бывший замначальника УВД Читинской области Владимир Стремецкий, являясь кем-то вроде консельери Кости Ключевского, выполнял посреднические функции по передаче денежных сумм для разрешения разного рода конфликтов. Возможности бывшего начальника УВД, не утратившего необходимые контакты во всех структурах региональной власти, позволяли «решать вопросы» на любом уровне, вплоть до администрации области. Не исключено, что информация о выходе на столь высокий уровень распространялась им самостоятельно. Рука руку моет
Естественно, при таком раскладе совершаемые и поныне попытки вернуть заплаченные в никуда деньги законным путем остаются безнадежными. По нашей информации, органы внутренних дел, изначально не желавшие отстаивать права фактических чужаков, были практически принуждены начать проверку, связанную с уводом средств по левому счету и всей ситуацией в целом. Хотя, как выяснилось, уже в самом начале этой проверки, все же произошедшей в силу поданного потерпевшей стороной заявления, состав преступления, связанный с уводом денег, неоспорим. Должно быть, поэтому (вскоре после начала отработки фактов) на руководителя подразделения, осуществлявшего проверку, вышли неизвестные сотрудники того же областного УВД, с предложением развалить даже еще не дело, а сорвать сбор материалов проверки за сумму в семьсот пятьдесят тысяч рублей. О чем упомянутый сотрудник не совсем по правилам, то есть, без официального рапорта, доложил руководству управления. Однако все ожидания потерпевшей стороны на возбуждение областным УВД хоть какого-нибудь дела не оправдались и после этого. Возбуждение по статье мошенничество не состоялось, был вынесен официальный отказ за подписью сотрудника следственной части УВД. Как стало известно в процессе проверки информации, отказ, вынесенный по формальным основаниям, был обусловлен следующим поворотом в данном Деле.

Двадцать шестого мая этого года Константин Ключевский, от которого, по убеждению общавшихся с нами участников событий, многое зависело в этой истории, был убит вместе со вторым представителем одиозных структур, по данным читинских СМИ, «правой рукой Ключевского». После этого местные силовые органы остались без привычного стимула к работе на одну из сторон конфликта. Наши источники утверждают, что именно сотрудниками УВД Читинской области после смерти криминального бонзы были разглашены многие факты в этой истории. С одной лишь целью — назначить информации цену. Основной персонаж, готовый платить за присвоение и произошедший впоследствии вывоз сырья и товара, оказался неплатежеспособным. Хотя еще при жизни Ключевского начальником следственной части УВД госпожой Шмаковой делались, естественно, кулуарно, пояснения, указывавшие на то, что продолжать собирать материалы для возбуждения дела бессмысленно. Получив такую информацию, мы перестали сомневаться в причинах отказа, который появился позже. В нем все сведено к формальностям: дескать, мошенничества как умышленного злоупотребления доверием, не было, и дело, в общем-то — есть спор хозяйствующих субъектов. Сам же предприниматель, оказавшийся пострадавшим, таковым признан не был, так как якобы по представленным документам отношения к «Забайкальским минералам» не имел, хоть и был учредителем предприятия. Не углубляясь в юридические тонкости, скажу, что из двух сценариев поведения следствие выбрало именно тот, по которому совершенные Саитовым и компанией действия оказываются всего лишь результатом расхлябанности и неумения качественно организовать сотрудничество, но это же не мошенничество. Согласитесь, при явном наличии подложного счета и левой бухгалтерии такая щадящая оценка, да еще в России, где для пущей раскрываемости цепляются за любое правонарушение, удивительна. Но совсем не это обстоятельство убеждает в субъективности вынесших отказ сотрудников следственной части УВД. А именно то, что уже после вынесения отказа все заинтересованные стороны, прокинувшие москвичей, стали выходить на переговоры. Объяснить это можно только двумя обстоятельствами. Во-первых, отказ в возбуждении по статье мошенничество не означает, что не появится материала на другую статью, связанную именно с уводом средств в неизвестном направлении. Второй мотив — желание обмануть доверчивых москвичей еще раз. По нашим сведениям, учредителю предприятия не единожды предлагались варианты «продолжения партнерских отношений». Сторона, по понятным причинам не признанная мошенниками, представленная теперь уже господином Платоновым, предлагала поделить оставшиеся у них на руках средства, товар и сырье. Предложили возместить прямой убыток с тем, чтобы все остальное, то есть, сумму упущенной инвестором выгоды, исчисляемой, по нашим подсчетам, примерно десятью миллионами рублей, оставить за собой. Но самое удивительное случилось позже.
Досье. Константин Ключевский. Наиболее свежий и доказанный криминальный эпизод, отправивший Ключевского на скамью подсудимых, появился, когда он открыто поспорил с сотрудниками милиции в одном из увеселительных заведений, после чего открыл огонь из огнестрельного оружия, по сообщению читинских СМИ, «с резиновыми пулями». Приговоренный, однако, к колонии-поселению, он был условно-досрочно освобожден в зале суда. Следы криминальной деятельности были обнаружены уже после убийства Ключевского. Биографические сообщения местной прессы исполнены уважительного отношения к Константину Ключевскому, при частом упоминании о недоказанности приписываемых ему криминальных деяний. Основой предпринимательского успеха Ключевского все чаще представляется один из читинских рынков. По сведениям, полученным от незаинтересованных лиц, влияние Ключевского обеспечило пребывание на нескольких ключевых постах его деятельных сторонников, одним из которых часто выступал и местный прокурор.
Досье. Наталья Геннадиевна Шмакова. Начальник следственной части УВД Читинской области. По утверждению начальника ОБЭП УВД Читинской области, именно из ее уст звучали намеки на бесперспективность любого сбора оперативного материала в ходе проверки по заявлению со стороны «Забайкальских минералов». Именно подчиненным Шмаковой сотрудником было подписано решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Кому достанутся москвичи
Среди всех уже засвеченных в этой истории лиц появилось и еще одно. Некий господин Малышев. Кто же он — засланный казачок, или очередной партнер с лучшими намерениями долгого сотрудничества, уяснить крайне сложно. Хотя бы потому, что человек этот всячески пытался понравиться москвичам и набивался в партнеры. Предлагал к услугам уже себя, вместо подпортившей свою репутацию команды Саи-това — Платонова. Для этой цели на организованную заранее посиделку была, по случаю или нет — неизвестно, приглашена гостевая звезда планетарного масштаба. Известный на весь мир как выдающийся спортсмен, а внутри страны еще и как некогда генерал почившей ныне силовой структуры Александр Карелин, возможно, и не догадывался, для каких меркантильных целей приглашен он был в компанию сильных края того. Второй шаг, показавшийся нам вполне в стилистике событий, пора-зил широтой размаха. Хотя опять же должен был продемонстрировать «влияние» господина Малышева. Но решающим мог оказаться и совсем иной фактор — то обстоятельство, что добрая часть силовиков отдыхала в том же месте, где состоялась встреча потенциального партнера и натерпевшихся московских предпринимателей. В пылу, а лучше сказать, в угаре праздничных страстей к охраняемому господином Платоновым заводу направился местный ОМОН устроивший маски-шоу для не ожидавших подобного ЧОПовцев по обе стороны забора. И после небольшого штурма москвичам даже удалось увидеть то, что осталось от вывезенного товара и сырья. Затем потерпевшей стороне было вновь предложено договариваться всем вместе. Только вот уверенности в надежности и старых партнеров, и нового кандидата у владельцев «Забайкальских минералов» не прибавилось, скорее наоборот, демонстративное пренебрежение законом и местечковая вседозволенность заставили еще больше насторожиться. Тем более, что говорить о стабильности при всех описанных обстоятельствах не приходится. Потерпевшей стороне остается только рассчитывать на верное понимание событий в вышестоящих инстанциях, которые вправе признать отказ в возбуждении уголовного дела необоснованным. Подосиновики
По информации, продолжающей поступать из Читинской области, невольно делаешь вывод, что на фоне благостных отчетов или перспективных прогнозов, декларируемых на самом верху, Читинскую область застал самый, что ни на есть политический кризис. В регионе меняется власть. И судьба инвестора, вклад которого не столь значителен, чтобы отразить его в отчетах, мало заботит сегодня и руководство области и тех, кто придет на смену, как оказалось, власти, более реальной, чем законная.

Одним из возможных претендентов на пост теневого губернатора молва называет того самого Осину. Он — вторая, и по масштабу — единственная фигура, сопоставимая с убитым недавно предпринимателем Константином Ключевским. Чья власть будет, когда Осина, или кто-либо другой из ему подобных, укрепится в регионе? Вопрос остается открытым. История, в которой буквальная цена вопроса составила незначительную, казалось бы, сумму, по глубокому убеждению авторов «Дела», имеет большую ценность скорее как своеобразная проверка на прочность всех порядков в отдельно взятом регионе. Прекрасно понимая, что и влияние бандитов, и слабость власти сегодня присущи любому региону, и тем больше, чем дальше расположен он от столицы, мы надеемся, что это обстоятельство не станет предлогом для замалчивания или невнимания к судьбе пострадавшей стороны. Во всяком случае, инвестиционный климат того требует. И коль скоро администрация Читинской области с оптимизмом смотрит в будущее, авторы «Дела» вправе рассчитывать на самое деятельное участие властей региона и всех служащих по закону силовых структур в цивилизованном, без сомнительных комбинаций, восстановлении справедливости и порядка.
К размышлению. Фрагменты мониторинга за подписью читинского чиновника, заместителя главы Администрации (губернатора) Читинской области — председателя Комитета экономики Т. И. Майзлингер

Публикуется с сохранением орфографии и пунктуации оригинала

«Инвестиции

В январе-марте 2005 года объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования, по оценке, составил 1204,5 млн рублей и увеличился на 4,9 % по сравнению с уровнем января-марта 2004 года. Продолжаются работы по реконструкции 364-километрового участка от станции Карымская до приграничного поселка Забайкальск, по строительству автомобильной дороги федерального значения Чита-Хабаровск, по реконструкции Дарасунского рудника, по вводу в эксплуатацию Ново-Широкин-ского рудника, по строительству III энергоблока на Харанорской ГРЭС.

Основными источниками финансирования инвестиций в основной капитал являются собственные средства организаций (на их долю приходится 57,2% всех инвестиций). Доля привлеченных средств в общем объеме инвестиций составляет 42,8% — это бюджетные средства (46,7%), кредиты банков (29,4%), заемные средства других организаций (5,5%).

В область привлечены крупные инвесторы: «Руссдрагмет» (реконструкция Дарасунского, строительство Талатуйского, завершение строительства Новоширокинского рудников, разработка Тасеевского золоторудного месторождения), Группа «Базовый элемент» «Союзме-таллресурс» (Жирекенский ГОК, Чинейское месторождение), Межсистемные электросети Сибири (ЛЭП-500 Гусиноозерская ГРЭС-Чита), ОАО «Российские железные дороги» (комплексная реконструкция участка Карымская-Забайкальск Забайкальской железной дороги), ТВЭЛ (ОАО «Приаргунское производственное горно-химическое объединение»), Банк МДМ (ОАО «Читинская угольная компания»). Совершенствование нормативно-правовой базы в инвестиционной сфере является одним из условий улучшения инвестиционной привлекательности региона. В настоящее время Читинской областной Думой принят в первом чтении закон Читинской области «О внесении изменений в Закон Читинской области «О государственной поддержке инвестиционной деятельности на территории Читинской области».

Иностранные инвестиции

По оценке, в январе-марте 2005 года в область поступило иностранных инвестиций на сумму 8040 тыс. долларов США (86,9% к уровню января-марта 2004 года), которые были направлены на реконструкцию Дарасунского рудника (1900 тыс. долл. США) и строительство федеральной дороги «Чита-Хабаровск» (6120 тыс. долларов США).

По оценке, в январе-июне 2005 года объем иностранных инвестиций составит 20100 тыс. долл. США (74,4% к уровню января-июня 2004 года), в целом по году - 39300 тыс. долл. США (39,8% к уровню 2004 года), которые будут направлены на реализацию трех проектов:

- продолжение реконструкции Дарасунского рудника;

- ввод в эксплуатацию Ново-Широкинского рудника;

- продолжение строительства автомобильной дороги Чита-Хабаровск».
***
Converted 19395.jpg


Converted 19396.jpg


Converted 19397.jpg

***
Converted 19398.jpg


Converted 19399.jpg

***
Converted 19400.jpg


Converted 19401.jpg

***
Converted 19402.jpg


[...]

Converted 19403.jpg


Converted 19404.jpg