Политический разбой. Глущенко

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"

В «деле Старовойтовой» - одном из первых, где следствие по «резонансному» заказному убийству удалось довести до суда, обвинение закончило представлять доказательства. В Городском суде на Фонтанке началась партия защиты. Сомнению подвергаются практически все доказательства, представленные прокуратурой. Однако, как удалось выяснить «Известиям», обвинение не исчерпало доводы. Показания Павла Стехновского, задержанного три месяца назад в Бельгии, могут кардинально изменить ход процесса.

 

Напомним, что в Городском суде на Фонтанке судят шестерых обвиняемых по «делу Старовойтовой». Прокуратура апеллирует, главным образом, к показаниям двоих: свидетеля, чье имя суд настоятельно просит не разглашать (назовем его Н.), и подсудимого Алексея Воронина. Оба еще в ходе предварительного следствия подробно рассказали, как летом-осенью 1998 года группа людей вела слежку за Галиной Старовойтовой, как слушали ее телефонные переговоры, что происходило в роковой ноябрьский день 1998 года. Обвинение трактует эти действия как подготовку убийства, причем - убийства политического.

 

Напомним, что подсудимым инкриминируют 277-ю статью УК РФ - террористический акт. Если будет доказано, что депутата Госдумы убили не за политику, а с целью ограбления, то это - совершенно другая статья Уголовного кодекса, предусматривающая меньшее наказание. Защита, по словам некоторых адвокатов, располагает данными о том, что Галину Старовойтову убили исключительно из-за огромной суммы денег, которую она якобы везла из Москвы для ведения избирательной кампании в городской парламент. Однако адвокаты не намерены останавливаться на попытках «понизить» статью: большинство из них настаивают на невиновности подзащитных ...На скамье подсудимых шестеро человек. Юрий Колчин, по версии следствия, - организатор преступления. Как утверждает обвинение, по его поручению Павел Стехновский и Сергей Мусин летом 1998 года возле кинотеатра «Планета» приобрели оружие. Алексей Воронин, Игорь и Вячеслав Лелявины, Юрий Ионов и Игорь Краснов, которым вменяется соучастие в убийстве, следили за Галиной Старовойтовой и записывали ее телефонные переговоры.

 

В день гибели Старовойтовой, 20 ноября, Колчин, как утверждает обвинение, находился в районе аэропорта «Пулково» и по телефону давал указания Евгению Богданову, Виталию Акишину, которому вменяется непосредственное исполнение убийства, и Олегу Федосову, который, по версии обвинения, был переодет женщиной и тоже стрелял в депутата и ее помощника.

 

Подсудимые Колчин, Акишин, Краснов, Воронин, Ионов и Игорь Лелявин, находящиеся в розыске Федосов и Богданов и арестованный минувшим летом Вячеслав Лелявин в разное время приехали в Петербург с Брянщины, из города Дятьково. Колчин первым оказался в Питере и сплотил коллектив, получивший название «дятьковского». К нему примкнуло несколько петербуржцев, среди которых были арестованный три месяца назад Павел Стехновский и Сергей Мусин, находящийся в розыске. «Базой» для коллектива стало, по данным следствия, охранное предприятие «Благоверный князь Александр Невский» с офисом на улице Демьяна Бедного.

 

Чем располагает сегодня обвинение и что этому может противопоставить сторона защиты?

 

 

На оружии сэкономили

 

Итак, ноябрь 2000-го. Галина Старовойтова убита два года назад. К этому времени следствием допрошены больше тысячи человек и проведена детальная «отработка» оружия, брошенного преступниками на месте гибели депутата: кустарно переделанного пистолета «Беретта» и пистолета-пулемета «Аграм-2000». Следствию уже в то время были известны фамилии Мусин и Стехновский.

 

Здесь, с точки зрения защиты, интересно само оружие. «Аграм-2000» специалисты характеризуют как довольно ненадежный. Огрехи в его конструкции приводят к частому заклиниванию затвора. Тот, что был найден на месте убийства Галины Старовойтовой, имел еще и поломку: магазин выпадал, поэтому был подперт дощечкой. Его действительно заклинило в самый ответственный момент, и преступникам, как утверждает следствие, пришлось использовать еще и «Беретту». Тоже, кстати говоря, не самое надежное оружие: пистолет переделали под стрельбу отечественными патронами.

 

Сторона защиты задает вопрос: идя на столь серьезное политическое, как полагает обвинение, убийство, неужели нельзя было запастись более надежным арсеналом? Впрочем, в условиях российской действительности даже очень серьезные вещи делаются «на авось».

 

У адвокатов вызывают сомнения и некоторые показания Руслана Линькова. За несколько минут до трагедии он успел увидеть в полутемном подъезде Галины Старовойтовой женскую фигуру. Следствие полагает, что это был Олег Федосов в женском пальто и парике. Адвокаты парируют: Федосов - хоккеист, его мощное телосложение невозможно спутать с женским. Обвинение отвечает: хоккеист невысок ростом для мужчины - порядка 170 сантиметров, и в пальто и парике вполне сойдет за тучную женщину.

 

Кроме того, по мнению защиты, Руслан Линьков не мог разглядеть во вспышке от выстрела лицо нападавшего. Напомним, что в зале суда Линьков неожиданно указал на Виталия Акишина: этот человек стрелял в него и Галину Старовойтову. Однако, утверждают адвокаты, оружие, которым пользовались убийцы Старовойтовой, дает слишком слабую вспышку, чтобы в ней можно было разглядеть черты лица. Впрочем, подъезд был достаточно хорошо освещен, и это, судя по результатам ситуационной экспертизы, вкупе со вспышкой позволяло хорошо видеть детали.

 

 

Что сказал свидетель

 

Осенью 2000 года, когда следствию, как видно из обвинительного заключения, было известно множество деталей, один из тысячи с лишним свидетелей, опрошенных по делу, неожиданно для всех произнес знакомые фамилии: Мусин, Стехновский, Колчин. После этого он, видимо, следствие и заинтересовал. Свидетель Н. рассказал: он ставил «прослушку» в подъезде Старовойтовой, искал место для снайпера в доме напротив, покупал «железо», и все это - по указанию Сергея Мусина, полученному тем от Юрия Колчина, который, как показал свидетель, выполнял поручение депутата Госдумы Михаила Глущенко. Многие детали в показаниях свидетеля, как говорит сторона обвинения, повторили или подтвердили то, что уже было известно следствию.

 

Таким образом, в деле появился пресловутый «дятьковский коллектив». Однако Н., назвав ряд имен, сказал, видимо, все, что знал, - ни больше ни меньше, поэтому подозреваемые были арестованы только спустя два года, в ноябре 2002-го, когда дал показания Алексей Воронин.

 

Сейчас защита пытается дезавуировать показания обоих - и свидетеля Н., и подсудимого Воронина. И вот почему...

 

На видеозаписи допросов свидетель Н. сотрудничает со следствием уж больно тесно - в самом прямом смысле: от него ни на шаг не отстает молодой человек в штатском. Камера чуть подается в сторону - и в кадр попадают... наручники. Свидетель дает показания в наручниках! Сам он в зале суда объяснил, что в тот период был обвиняемым по другому делу. Кроме того, стало известно: Н. - наркозависимый. Нет нужды говорить о том, что наркоману, сидящему в СИЗО, можно буквально диктовать нужные показания.

 

Что касается Воронина, то он наверняка рассчитывает на снисходительность суда в ответ на добровольную помощь следствию. Он с удивительной точностью повторил показания свидетеля Н.: тоже ставил диктофон, искал место в доме напротив... Выходит, два разных человека выполняли одну и ту же работу?

 

Серьезных опровержений словам как Н., так и Воронина со стороны защиты в суде пока не прозвучало. И вот - вопрос: если доказательства, как полагают сторонники версии защиты, фабриковались, а показания сочинялись осенью 2000 года, почему «безвинные» не оказались за решеткой сразу? Для чего понадобились еще два года?

 

 

Петербуржцы и гости нашего города

 

Многие загадки в схеме убийства Галины Старовойтовой, по версии обвинения, объясняются особенностями «дятьковского коллектива». Почему, например, в подготовку столь серьезного преступления была посвящена толпа народу? Кто бы ни были организаторы и исполнители убийства, их должно было накрепко связывать нечто очень сильное. В данном случае это могло быть землячество.

 

Взаимоотношения членов коллектива, как утверждает обвинение, строились на базе железной дисциплины. Основой порядка была психологическая и финансовая зависимость от лидера, в которую попадают в столице приехавшие в поисках счастья. Дятьковские земляки подчинялись Колчину. При этом сами они ехали в большой город отнюдь не с преступными намерениями.

 

Пресса как-то особенно выделяла до сих пор Игоря Краснова. Его ославили как брянского преступного авторитета. Между тем с брянской преступностью Краснов вообще не связан. У Краснова - высшее техническое образование, он обладает способностями к бизнесу, которые нашли применение в «дятьковском коллективе». Оказался он там, как большинство, от безденежья.

 

Краснову в Петербурге было несладко. Так несладко, что даже ночевать поначалу приходилось прямо в офисе. По версии обвинения, Краснов находился в сильной зависимости от Колчина, исполняя все его указания, иногда даже не зная цели. А в мае 99-го Краснов вернулся в Дятьково. Там он быстро нашел работу и до ареста в 2002-м занимал должность заместителя генерального директора мебельной фабрики, отвечал за сбыт продукции. Один из магазинов Дятьковской мебельной фабрики в Петербурге находится рядом со зданием ФСБ, куда Краснов попадет сразу после ареста.

 

Братья Лелявины, Игорь и Вячеслав, тоже подались в северную столицу за удачей. Прибились к землякам и оказались у Колчина в полном подчинении, выполняли, по версии обвинения, его задания. В 2001 году, когда коллектив уже распался, Игорь Лелявин был осужден (приходилось, видимо, добывать средства к существованию) и получил условный срок.

 

Юрия Ионова земляки звали Юрой Длинным - из-за высокого роста. В коллективе он, как считает обвинение, выполнял поручения, связанные с основной деятельностью охранного предприятия (в суде звучала фраза «выбивание долгов»). При этом числился учредителем охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский», в офисе которого, по данным следствия, базировался «дятьковский коллектив». У него одного была лицензия частного охранника. При этом Ионов всегда питал склонность не к так называемой «охранной деятельности», а к обычному бизнесу, к экономике. И в 99-м году отдалился от Колчина.

 

О Виталии Акишине (его, напомним, обвинение называет непосредственным исполнителем убийства) мы слышали такой отзыв: «страшный человек». Физически он очень развит (чего не скажешь об уровне образования - в аттестате зрелости почти одни «тройки»). Гордится своей внешней формой, любит выйти на первый план. И в зале суда тоже не упускает случая выступить.

 

Акишин в свое время отсидел 5 лет по статье «тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть». Втроем с приятелями они забили до смерти знакомого в его собственной квартире. В «наследство» от зоны остались татуировки: орел на груди, погон на плече и звезды на коленях. Что означает: «отрицалово», положение в зоновской иерархии и - «никогда не встану на колени». Впрочем, столь выразительные наколки могут и не соответствовать характеру Акишина. Он, по отзывам давно с ним знакомых людей, как раз ищет подчинения, нуждается в «чутком руководстве», идет за лидером. В коллективе «дятьковских» лидером для Акишина, как полагает обвинение, стал Колчин.

 

Дисциплину в «дятьковском коллективе» хорошо подкрепляла всеобщая и полная набожность. Ежедневно в установленное время в офисе охранного предприятия «Благоверный князь Александр Невский» проходили молебны. Колчин следил, чтобы подчиненные не уклонялись. Молились истово, страстно. Но, как выяснилось, не все.

 

Алексей Воронин, если и попадал на мероприятие, то тихо подсмеивался на заднем плане. Он, как и другие, приехал в Питер из Дятьково в надежде подзаработать. Но у парня - золотые руки и отличная голова, он умеет чинить практически все. Он хоть и был приезжим, но от земляков зависел недолго. Воронину очень быстро надоели «папики» с «мерседесами» и роль «на побегушках». Кроме того, после событий ноября 1998-го он просто боялся, по его собственному выражению в суде, «стать «подснежником» где-нибудь под Всеволожском». Поэтому вскоре он отошел от коллектива В 99-м году Воронин уже жил и работал в Ленобласти. В 2002-м о событиях 4-летней давности он должен был говорить, как о чем-то далеком. Он мог и не знать, что сажает в первую очередь себя самого.

 

Только в ноябре 2002-го, после того как дал показания Воронин, были арестованы еще пятеро обвиняемых. Никто из них вины не признал.

 

...Который кусался

 

Из характеристики Юрия Колчина: «В структуре индивидуально-психологических особенностей... выступают черты: активность, лидерство, настойчивость, смелость, упорство, проблема престижа, амбициозность, честолюбие, упорство в отстаивании своих убеждений...».

Юрий Колчин приехал в Петербург в середине 80-х. В Дятьково его помнят как неспокойного молодого человека. Это - мягко говоря. В Питере он год поучился в мореходке, потом угодил в армию. Служил в десантно-штурмовом батальоне на территории Германии. Потом поступил в Рязанское десантное училище, но не окончил его - вернулся в Петербург. Тут-то началась карьера. Началась она с должности водителя-экспедитора в ТОО «Айва». И с первой судимости.

 

В августе 89-го года Колчина попытался задержать милицейский наряд. За игру в «три карты» возле Некрасовского рынка. Колчин полез драться с «ментами», одного из них укусил за живот. Получил первый срок - 2 года 6 месяцев за «оказание сопротивления работникам милиции, сопряженное с насилием». Вышел в декабре 90-го - условно-досрочно. И продолжил работать водителем. Через неделю снова сел.

 

По некоторым данным, водитель ТОО «Айва» возил Михаила Глущенко, тогда еще не депутата Госдумы, а просто авторитетного бизнесмена. И хотя Колчин впоследствии знакомство отрицал, случилась, по слухам, в январе 1990 года такая история. Ехали они поздно вечером 7 января в машине вместе с Михаилом Глущенко. Их «девятку» остановила милиция. В автомобиле нашли пистолет ТТ, патроны к нему и гранату РГД-5. Задержали обоих, но Глущенко быстро отпустили. А Колчин на следующий день решил освободиться самостоятельно - попытался сбежать из отделения милиции, при этом опять «оказал сопротивление» - укусил милиционера.

 

И во второй раз Колчин получил 2 года 6 месяцев. Сидел он, говорят, с комфортом, а выйдя, как считает обвинение, стал буквально правой рукой, доверенным лицом господина Глущенко. Позднее, как известно, депутатская приемная и офис ЧОП «Благоверный князь Александр Невский» расположились по соседству - в одном здании.

 

Набожность, которую Колчин сделал законом в офисе «Благоверного...» и которую продолжает демонстрировать в зале суда, одни считают картинкой, клоунадой, другие искаженным представлением о православии, более близким сектантству, нежели истинной вере.

 

Вероятнее всего, религия служила Колчину некой идеологической платформой. Хотя храм он спонсировал. В Купчино, на углу проспекта Славы и Бухарестской улицы, в Парке интернационалистов, стоит часовня, построенная на «дятьковские» деньги. Колчин себя считает интернационалистом: в 2000 году (тогда, напомним, «дело Старовойтовой» стало давать первые ощутимые результаты) он вдруг отправился в Чечню, объясняя порыв исключительно высокими мотивами. Говорят, на закладке первого камня часовни видели многих из тех, о ком сегодня говорят в связи с убийством Старовойтовой.

 

Но не единой верой жил коллектив. По данным следствия, «охранники» под руководством Колчина постигали азы военного дела: разбирали автомат Калашникова, ездили стрелять. Короче говоря, проходили начальную военную подготовку. Колчин был слушателем школы прапорщиков Главного разведывательного управления, получал там соответствующие знания и делился ими с коллективом. .. В целом все это производило впечатление «игры в войнушку». До ноября 98-го...

 

Алексей Воронин и свидетель Н. могли «заиграться» так же, как и другие - те, кому сегодня вменяется соучастие в убийстве. Вскоре в распоряжении суда окажется еще один человек, чей статус пока не вполне ясен, но чьи показания станут существенным подкреплением доказательств обвинения. Это Павел Стехновский.

 

Что еще скажут свидетели

Обвинение, напомним, закончило представлять доказательства, однако Стехновский, вероятнее всего, еще будет допрошен в суде в качестве свидетеля. Роль последнего в «дятьковском» коллективе, по версии следствия, малозначительна. Он не имел до сих пор трений с законом. Кроме того, Стехновский - петербуржец, а не приезжий с Брянщины, то есть достаточно далек от влияния Колчина.

 

Будут допрошены в суде соседи Галины Старовойтовой, слышавшие долгую перепалку на лестнице перед стрельбой. По мнению адвокатов, их рассказ должен подтвердить версию о меркантильной подоплеке убийства.

 

Кроме того, в суд вызовут журналиста Александра Борисоглебского. По непонятному стечению обстоятельств он первым оказался на месте происшествия, да еще - с видеокамерой. Тем не менее в качестве свидетеля он до сих пор не фигурировал. Более того: один из представителей защиты вне зала суда высказал предположение, будто Борисоглебскому известно нечто, делающее его крайне неудобным для обвинения свидетелем. Другой адвокат предположил, что журналист может быть причастен к убийству.

 

Само по себе «дело Старовойтовой» интересно тем, что это - доведенное до суда заказное убийство. Еще несколько лет назад в России правоохранители только мечтали об этом. Теперь в разных судах слушается несколько похожих дел, и уже есть обвинительные приговоры.

"