Политический театр абсурда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::18.03.2003

Политический театр абсурда

"На роль подставного Швондера Геннадий Семигин один не вытянет, слабоват актер, без суфлера говорить не может"

Валентин Жуков

Подготовка к двухактному спектаклю под названием «Выборы» вступила в свою завершающую стадию. В отличие от прежних постановок, за этой наблюдать будет особенно интересно, поскольку при внешнем благополучии, подготовка спектакля сопровождается огромным количеством закулисных интриг и подковерных битв. И это немудрено, так как в режиссеры и сценаристы выстроилась целая очередь, к тому же до сих пор не ясно с распределением ролей.

Вначале о выборе жанра и приемлемой для нынешней ситуации темы спектакля. Альтернатив здесь не так уж и много. «Оптимистическую трагедию» в разных дозировках оптимизма и трагедии, плавно переходящей в фарс, мы уже отыграли. «Блеск и нищету куртизанки», пожалуй, тоже. Значит, требуется что-то модное, но с преемственностью, бодрящее, но с ностальгией, умное, но без перебора. Ну, конечно, это мюзикл. Теперь важно не ошибиться с выбором темы. Что же хочет зритель, массовый, электоральный. По данным Агентства региональных политических исследований, 72% опрошенных - за идею патриотизма, еще 17% - также преимущественно патриоты. А что касается судьбы демократии в России, то 75% опрошенных отнеслись к этому с полным пофигизмом. Как же тут соблюсти демократическое лицо? Такую сложную задачу без классики не решишь. Ну, что-нибудь по мотивам «Собачьего сердца», где Швондер, применительно к современным реалиям, становится крупным менеджером какого-то подотдела очистки, и со своей очисткой вырастает в интеллектуальной сфере до профессора Преображенского. Менеджер очистки, да еще с научными регалиями – это то, что надо.

Теперь о режиссерах. В нашем обществе они так перемешались семейно-родственными и корпоративными узами, что классифицировать их по ранжиру довольно трудно. Тем не менее, условно этот клан выглядит так: Режиссеры-консультанты от Запада. Им важно так пьесу поставить, чтобы лягушки из этого периферийного болота не очень-то квакали. А то Югославию сдали по написанному сценарию, и вдруг незадача - по Ираку грозятся вето наложить.

Доморощенные режиссеры-продюсеры, называемые олигархами. Эти в интригах поднаторели. Своих выраженных вкусов и пристрастий не имеют. Им не интересен зритель, актеры там какие-то. Главное – кассовый сбор чтобы был. В союзниках у них старая гвардия постановщиков на заслуженном отдыхе - так называемая «московско-семейная группа», которая и рада бы поучаствовать самостоятельно, но их золотое время уже ушло. Их лучшие представители свое уже отыграли и теперь типаж бывшего обкомовца, рвущегося вверх, чтобы там «возглавить процесс» и двинуть страну к светлому капиталистическому будущему пользуется популярностью лишь в глубоко провинциальных театрах. Не могут они предложить ни одной заметной личности на роль первого плана. Да и зачем им личности? Главная задача – сделать так, чтобы КПРФ и Единороссы получили в новой Думе не более 30% голосов, остальные места разделить между тремя-четырьмя мелкими партиями и рулить процессом, используя старинную систему «сдержек-противовесов». Руленье Думой позволит им быть полезными президенту, но в то же время – в случае конфликтной ситуации – и пальцем погрозить!

Новоявленные режиссеры у кормила. Внешне у этих вроде бы все в порядке. С компетентностью, правда, слабовато. Зато и ресурсы есть, и имидж сформирован, и в ведении интриг и тайной деятельности они поднаторели. Но оказалось, что закулисная деятельность все же отличается от актерского мастерства, да и в ряде своих антреприз представители этой актерской школы оказались несколько неуклюжими. Чего стоит, например, создание «партийного монолита» под названием «Единая Россия»! Правда, вместо стройных рядов партийных единомышленников получилась некая толпа, более напоминающая крестьянское нестройное ополчение, нежели железную наполеоновскую гвардию. Что же касается актерских амплуа, то имидж «разведчик-интеллектуал» - явление временное. Да и у силовиков не очень заладилось: многочисленные генералы и адмиралы «от кавалерии, инфантерии, дизентерии» так и остались на вторых ролях.

По мере приближения даты премьеры группы режиссеров все более активно пытаются «влиять на процесс», желая, чтобы пьеса игралась по их сценарию и, что немаловажно, теми актерами, которых они бы хотели бы видеть на политических подмостках.

Вот с актерами пока незадача вышла. Самостоятельных и сильных нам, оказывается, не очень надо. Опасно, да и контролировать трудно. А какой же режиссер без контроля над труппой! Значит необходимо выбирать из того, что есть – левых, правых и «болота».

У «болота» в постановке есть своя миссия – добавить к пресному политическому меню горчички, перчику, немного секса и брани – и процесс оживления аудитории пошел. О правых, как показывают предпочтения зрителей, и упоминать не стоит. Амплуа вечно зеленого лаборанта, но большого политика и экономиста, одним словом комильфо типа Немцова или Кириенко уже отыгран бесчисленное множество раз. Поэтому, предлагая зрителю осетрину второй свежести, пусть даже мелькающую на всех экранах, можно нарваться и на гнилые помидоры. Правда, в нашем политическом спектакле всегда остается шанс поучаствовать любому, лишь бы деньги были. Не зря, видимо, Немцов недавно ездил на консультацию к патриарху закулисной режиссуры господину Березовскому.

Но реально для выбора среди актерской политбратии остаются левые, мощно закрепившиеся в окопах патриотизма, т.е. наиболее сейчас востребованного идейного продукта. Прежде всего, это партийный монолит КПРФ, который вот уже много лет занимает прочные позиции в Думе, а его руководство все это время лелеет президентские амбиции. У них, правда, своя игра и своя постановка. Но бизнес есть бизнес. Актеров вместе с их устойчивым амплуа можно купить, а можно внедрить и взрастить в их среде требуемый по параметрам фрукт. А лучше – и то и другое. Как это принято у первого клана олигархов-продюсеров и их закремлевских союзников, сказано – сделано. Шандыбина по дешевке купили юпитерами телеэкрана. Селезнева очередным мягким креслом. Можно не утруждать себя поиском и других примеров сближения коммунистов и их, на первый взгляд, злейших врагов. Походы представителей КПРФ к Абрамовичу, переговоры по сделке между коммунистами и Березовским… Примеров немало, поскольку купить и продать можно все – вопрос лишь в цене.

Что касается внедренно-взрощенного, то и здесь грех жаловаться. Народно-патриотический союз России приобрел подставную утку в лице Геннадия Семигина, который с помощью хозяев не только выдвинулся на первые роли, но и по случаю подкупил себе букет званий заслуженного политического и научно-интеллектуального многостаночника - он и юрист, и экономист – естественно, в международных финансовых и валютных операциях, и доктор политологии, и член разных Академий, и директор оформленного под него академического института политологии, то бишь, актерского политмастерства. Но и это не предел: хочется звания народного артиста, иначе говоря, полного академика. Ну что ж, видимо, и это возможно - все зависит лишь от объемов "подкрепления".

Итак, режиссерская задумка постановки новой версии «Собачьего сердца» начала приобретать некие контуры. Идея есть – отыграем патриотическое начало, благо массы этого хотят. Олигархи-режиссеры и им сопутствующие готовы, как это уже мы проходили в 1992 и 1996 гг., порепетировать на поле КПРФ, поскольку именно коммунисты могут стать наиболее активной оппозицией Путину, оставаться с которым один на один в текущей ситуации олигархам совсем не хочется. Но и слишком активно поддерживать КПРФ тоже не стоит, так как пока не хочется терять свою благонамеренность в глазах Кремля, да и самим олигархам сильная компартия тоже не нужна. С кандидатами на роли, правда, как всегда у нас напряженка, но кое-какой задел все же есть. Ось второго эшелона антикризисных менеджеров уже выстроилась – это и потанинский Хлопонин, и губернатор Чукотки Абрамович, и даже самый транспарентный капиталист России Ходорковский. Нужен, правда, по сценарию менеджер-интеллектуал. На роль подставного Швондера тот же Семигин один не вытянет, слабоват актер, без суфлера говорить не может, а если и озвучит что-нибудь, то на уровне «кушать подано». Неплохо было бы его объединить с Глазьевым, тем более, что доверительный контакт у Семигина с ним уже установлен. Тогда получился бы хороший симбиоз дважды патриотов, дважды член-корров и единожды успешного предпринимателя. Ну а если не получится – не беда. Можно в лице Семигина сделать «фигуру в запасе», долгоиграющего карманного политактера, контролирующего, например, Академию наук вместе с ее общественно-политическим и научным потенциалом. А по совместительству пусть он пока приобретает мастерство через доходы от недвижимости, скупку металла, пароходов, самолетов и полезных связей.

Для полноты театрального антуража не хватает только раздела о критиках. Кто-то из маститых авторов однажды сказал, что все критики делятся на две категории: одни ничего не смыслят в драматургии, но хотят, чтобы их произведения покупались; другие – кое-что смыслят, но хотят того же самого. О большинстве примелькавшихся в печати и на телеэкранах экспертов-чревовещателей говорить не приходится. Они уже давно расписаны по командам и сидят в своей нише, согласно полученным от постановщиков билетам (грантам, пособиям, спонсорской поддержки).

Критики с академическими традициями, как правило, относятся ко всему с высоко философских позиций. Если писать, то о вечном, глобальном. Если анализировать, то желательно постфактум, чтобы не дай бог кого-либо не задеть. Некоторые, правда, больше приспособились к реалиям рыночной экономики. Урвал пособие побольше, чем коллега, и в норку, а там хоть трава не расти. Ну, прикупил кто-то пару-тройку академиков, то ли Степина с Макаровым, то ли Месяца с Горшковым, какая разница. Да что там академики – целые институты создаются для продажи с аукциона «энциклопедистам от бизнеса» типа Семигина. И под все это научно-теоретическая база подводится: мол, все равно мы, критики, думающая элита вертим хвостом этой злополучной собаки. Не подозревая при этом, что играют они в этом спектакле роль того безымянного третьего из старого польского преферанса.

До начала премьеры нового спектакля театра политического абсурда осталось немного. Подождем до открытия занавеса.