Политпрогноз-2011

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Возглавит ли Медведев «Единую Россию»?

1295250929-0.jpg Приход в Россию Нового года во всех его форматах и завершение зимних каникул ознаменовали официальное начало выборного цикла 2011-12 гг. Активизацию публичной активности президента и премьер-министра, пришедшуюся на 2-ю половину прошлого года, еще можно «списать» на предвыборную разминку и демонстрацию намерений. Теперь, с открытием нового политического сезона, очевидно, что все будет подчинено задаче реализации одного из нескольких сценариев развития политической ситуации в стране, за которыми в свою очередь, стоит более длинная, стратегическая политперспектива. В этом смысле предстоящие избирательные кампании (парламентская и президентская) имеет гораздо более важное значением, чем выборы 2007-08 гг., не говоря уже про 2003-04 гг. И дело не только в первых выборах на новые конституционные сроки полномочий (5 лет депутатов Государственной Думы и 6 лет – для Президента), сколько в запуске того или иного сценария развития страны в средне-, а может быть и в долгосрочной перспективе.

При этом, как ни парадоксально, набор этих самых сценариев, при всей кажущейся безграничности альтернатив, на самом деле настолько мал, что может быть сведен к одному, максимум двум-трем вариантам, которые при внимательном рассмотрении укладываются в схему главного корневого сценария с небольшими вариациями – ответвлениями. Поэтому, все разговоры, посвященные перспективам страны, либо продолжающей жить под лозунгом «Всё путем!» или требующей модернизацию «от Медведева», можно смело воспринимать если и не на уровне кухонного стола участвующих в них обывателей, то с определенной долей иронии видеть в них отголоски очередного спора либералов-западников и просвещенных патриотов-государственников, в который погрузилась страна со времен введения тандемократии в активный политический обиход.

Новый русский вопрос

Главным российским вопросом, буквально терзающим умы и томящим души все годы правления Медведева и особенно остро вставшим в последнее время, весьма справедливо считается дилемма: пойдет ли Медведев на второй срок или в президентское кресло вернется Путин? При всей важности роли личности в истории, тем не менее, более значимым вопросом, ответ на который почти автоматически дает ответ и на вопрос о национальном лидере, видится вопрос о перспективах, формах и темпах модернизации страны. Для понимания этого важно отменить, что сегодняшняя российская реальность, к сожалению, такова, что Президентом будут выбирать не того, кто более эффективно сможет удовлетворить исторический запрос на перемены в России, а кто будет способен осуществить модернизационный план-минимум, гарантирующий сохранение международно-правовой субъектности страны в условиях активного сопротивления административной элиты с ее запросом на сохранение сложившегося на сегодня status quo и почти патологического отторжения любых перемен. В этом смысле выбор, стоящий перед Россией как геополитическим проектом с тысячелетней историей — это всего лишь выбор между возможностью и невозможностью для российской бюрократии стать субъектом модернизации страны.

В условиях хорошего или плохого, но всегда определяющего влияния государства на все формы и проявления общественной жизни (политика, экономика, духовная сфера), отсутствия на арене сопоставимых по возможностям субъектов модернизационной активности, таких как бизнес или гражданское общество, вопрос о дееспособности государства и бюрократии это главный, а по большому счету, единственный вопрос для России в первой трети XXI века. Исходя из этой логики, без модернизации бюрократии не будет модернизации государства, а без модернизации государства не возможна модернизация страны, которая в свою очередь является единственно возможным путем продолжения развития российской цивилизации. С учетом описанной модели, вопрос о Медведеве и Путине является на самом деле фасадом, за которым скрывается более ответственный выбор, стоящий перед российским обществом в 2011-12 гг. Поспешим предположить, что такой выбор, по крайней мере, на уровне сценария, уже сделан и волноваться по большому счету, можно только по поводу технических аспектов его реализации.

Ушел, чтобы вернуться…

Такие же обывательские по своей сути разговоры о конфликтах в правящем тандеме, пусть и происходящие на кухнях элиты, помимо глубокого непонимания их обитателей реальной подоплеки происходящих в стране событий отражают одну важную вещь. За 4 года тандем так и не смог полностью легитимизировать себя в качестве дееспособной и эффективной модели государственной власти даже в сознании правящего класса. И все «умные» разговоры про то, что для России бифуркация (раздвоение) исполнительной власти – это историческая традиция (и примеры тому — Иван V и Петр I, КПСС и советы народных депутатов, Ельцин и Черномырдин) — это есть ни что иное, как не очень удачный идеологический камуфляж. Все слишком хорошо знают, что в России не может быть длительного действительно равноправного двоевластия, любая такая модель носит переходный характер, рано или поздно один из «центров тяжести» неизбежно перевешивает другой. По инерции от выборов 2011-12 гг. бюрократия и народ ждут возврата к привычной монархической модели, пусть и по-царски пышно задрапированной атрибутами президентской демократии. И сколько бы представители Дома Романовых не агитировали за его политические перспективы, даже приближающееся 400-летие основания павшей династии не создаст ни малейших предпосылок для реставрации. Возвращаться ее не вполне легитимным представителем просто некуда – место давно и прочно занято.

Логика развития политической системы России за последние три года наглядно показала, что уход Путина на формально вторые роли ради: 1) сохранения формальной легитимности конституционной модели, 2) верховенства того самого поднятого Путиным из руин постельцинской России принципа стабильности, преемственности и прогнозируемости власти, почти ничего не изменил в пространстве реальной политики. При том, что Президент Медведев вполне успешно справлялся с обязанностями главы государства и в принципе состоялся как приемлемый для части элиты, народа и мирового сообщества национальный лидер, и в Кремле, и в России, и в мире официальные таблички никого не обманывают: №1 в России вчера, сегодня и, скорее всего, завтра, это все-таки Путин. В виде отступления можно отметить, что в этом смысле перспективная сверхзадача Медведева как политического деятеля — это не стать президентом России на второй срок, а в какой-то перспективе стать политиком путинского масштаба, который и без президентских инсигний сохраняет эффективный контроль и управление страной.

Президент на вырост

Здравый смысл подсказывает, что выход чаще всего бывает там же, где и вход. Знание этого правила полезно и для ответа на вопрос, вернется ли Путин в Кремль или останется ли в нем на второй срок Медведев? Если пренебречь фактором случайности, то возврат Путина в качестве Президента России в 2012 году был заложен уже в решении о выдвижении Медведева в Президенты в 2007 году. Сам Путин, комментируя выбор Медведева в качестве своего преемника, не раз говорил, что Медведев для него наиболее приемлемый вариант. Приемлемый как для работы в качестве Премьера, так и для новой президентской перспективы 2012 г. Очевидно, что решение о Медведеве как возможности возвращения Путина «выковывалось» и на «Сочинской» сессии МОК в Гватемале, подтверждалось и на сессии ФИФА в Цюрихе. Судя по личным усилиям, которые Путин вкладывает в эти проекты, для всех понятно, Кто именно должен стоять на главной трибуне во время церемонии их открытия. В этом смысле понятно, что все дипломатичные заявления и Президента, и Премьера относительно tabula rasa 2012 года – это не более, чем операция прикрытия реального положения вещей, которая, судя по Wikileaks, не может обмануть ни американскую дипломатию, ни, тем более, местных знатоков политических «раскладов».

К этой же операции прикрытия, видимо, следует отнести и участившиеся в последнее время заявления о готовности Медведева идти на второй срок, исходящие из его окружения. С одной стороны – Медведев это успешный глава государства, который вполне заслуженно может претендовать на второй президентский срок, но с другой – если бы эта перспектива была бы реальной, не было бы нужды делать такие заявления. Скорее всего, мы имеем дело, с прощупыванием ситуации на уровне окружения и, говоря языком незабвенного В.С. Черномырдина, «хотелками» отдельных членов команды…

Медведев действительно стал успешным преемником, большей частью выполнившим все возложенные на него задачи – сохранение преемственности курса, укрепление сложившейся в 2000-08 гг. системы власти и управления в путинской России. Медведев даже перевыполнил возложенные на него задачи – впервые в новейшей истории страны вполне достойно выступил в качестве Верховного главнокомандующего в ходе 5-дневной войны с Грузией, обеспечил быстрое и незаметное проведение коррекции Конституции, использовав как предлог разразившийся глобальный финансовый кризис. Среди видимых достижений Медведева на посту Президента – кардинальное обновление региональных элит за счет «старых» кадров, объявление «новой перестройки» – модернизации страны, старт реформы важнейших государственных институтов – армии, МВД, бюрократии. С таким багажом не стыдно уходит даже и на покой. Но, очевидно, что данная перспектива не должна беспокоить третьего Президента. И если Россия за четыре года первого срока Медведева не успела стать Россией Медведева, то путинской России столь успешными лидерами национального масштаба разбрасываться вовсе не пристало. Просто время Медведева по большому счету еще просто не пришло. Облачившись в 2008 году в президентскую мантию, что называется, «на вырост», Медведев за годы своего правления не только успешно набрал опыт высшей государственной власти и политический вес, но и показал свою востребованность в Системе, которую построил Путин.

Именно поэтому любые рассуждения о разнице между Россией Медведева и Россией Путина и кажутся столь же спекулятивными, как и рассуждения о том, вернется ли Путин? При всех стилистических различиях, продемонстрированных участниками правящего тандема за последние три года, все так же очевидно, что не может вернуться человек, который никуда не уходил. И в конечном итоге, вопрос о следующем президенте — это не вопрос о политических перспективах и шансах Медведева, а вопрос о том, готов ли Путин еще 6 лет делать вид, что он действительно только второй человек в стране. В этом смысле, вопрос о цели и смысле избирательного цикла 2011-2012 — это не только вопрос о том, что делать Путину в 2012-18 гг., как он видит в этот период свое личное будущее, но и о том, с какими, в конечном счете, итогами своего правления он войдет в историю России.

Телепередача власти

Рискнем предположить, что сценарий передачи власти от Медведева к Путину будет основываться на опыте 2007 года, когда в ходе предвыборного съезда «Единой России» Путин возглавил партию в уникальном качестве беспартийного лидера, а после успешных для партии выборов в Государственную Думу и консультаций с двумя партиями власти было принято решение о выдвижении Медведева в президенты с последовавшей потом «телеприсягой» – публичным заявлением последнего. Очевидно, что и сценарий 2011 года, учитывая склонность обитателей российского властного олимпа к уже апробированным вариантам, будет похож на обкатанную четыре года назад модель. Об этом говорит и начавшаяся масштабная избирательная кампания «Единой России» с ведущим участием Путина, которая явно нацелена на обеспечение успеха главной партии власти такого результата на выборах, масштаб которого говорил бы о признании страной Путина в качестве будущего президента.

Очевидно, что на обеспечение электоральных результатов «Единой России» будет нацелена вся мощь государственной машины. Для почти «белорусского» в российских условиях результата (не менее 350 депутатских мест у «Единой России») может быть принесен в жертву даже левоцентристский спойлер «ЕдРа» — партия «Справедливая Россия», которая, пожалуй, так и не стала полноценным партийно-политическим проектом и шансы которой на преодоление 7%-го барьера, в отличие от 2007 года, сегодня не так велики. Поэтому в предвыборном штабе Путина в Доме Правительства (именно там, как и в 1995 году — во время избирательной кампании НДР — будет располагаться реальный штаб партии власти), может быть взят курс на построение трехпартийной модели парламентаризма (КПРФ, ЛДПР, «Единая Россия») при безусловном доминировании последней.

Высокие или объявленные таковыми результаты «Единой России» на декабрьских выборах 2011 года позволят партии на юбилейном съезде (в декабре 2011 года партии исполняется 10 лет) настоятельно просить своего лидера вновь возглавить страну. Этому будет предшествовать определение Конституционного Суда, которое позволит гражданину РФ В.В. Путину вновь баллотироваться в Президенты РФ и широкая внутри- и внепартийная кампания в поддержку выдвижения Путина. Согласно известным нам законам политической драматургии и сценографии, на съезде неизбежно последует сделанное с трибуны и растиражированное всеми телеканалами публичное заявление Президента Медведева о том, что на предстоящих президентских выборах он не будет выставлять свою кандидатуру и поддерживает на мартовских выборах 2012 года кандидатуру Путина. В развитие этого сценария Путин должен сложить с себя полномочия партийного лидера, чтобы обеспечить надпартийность и «всенародность» политической поддержки в качестве кандидата в Президенты. Новым партийным лидером и «фамильным» символом «Единой России» избирается Медведев, инкорпорирование которого в том или ном качестве в структуру «Единой России» гарантирует ему утверждение в качестве премьера после инаугурации Путина в качестве президента РФ. Путину это дает возможность посредством сформированного им партийно-политического аппарата «Единой России» «загнать» всю возможную политическую активность премьера Медведева в «прокрустово ложе» чисто партийных и, прямо скажем, небогатых политических форматов и таким образом дополнительно контролировать ее. В ходе последующей избирательной кампании весь административно-политический ресурс сосредотачивается на кампании Владимира Путина, гарантируя ему победу в марте 2012 г.

Традиционно выступающие в качестве спарринг-партнеров Зюганов, Жириновский, а может быть и примкнувший к ним Миронов умело создадут необходимый демократический антураж. Для создания элемента интриги, обеспечения высокой явки и создания нужного впечатления на Западе до выборов даже может быть допущена внесистемная оппозиция в лице Касьянова, Рыжкова или Лимонова, либо впервые кандидат от партии власти может принять участие в теледебатах. Таким образом, после инаугурации 4-го президента России В.В. Путина и утверждения главой Правительства РФ Д.А. Медведева в мае 2012 года в тандеме вновь все становится «с головы на ноги», исчезает повод для идиосинкразии в правящем классе и головной боли у аккредитованного в Москве дипломатического корпуса и представляемого им мирового сообщества. Первый вновь становится первым, а второй – вторым. Путин вновь возвращается на международную арену в качестве главы государства, Медведев получает carte blanche на проведение модернизации по согласованному внутри тандема сценарию. Короче, всеобщая гармония или, говоря языком Библии, «слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк. 2, 14).

«Перестройка-2»

В элите, как в консервативно-охранительной ее части, так и среди представителей ее «модернистского» крыла постепенно вызревает понимание, что курс на модернизацию, взятый Россией в президентство Медведева, неизбежно быть продолжен и в грядущее «второе пришествие» Путина. Разумеется, при условии гарантирования правящему классу его нынешнего положения в политике и экономике страны. Очевидно, что выдвижение на повестку дня модернизации как «долгоиграющего» программного лозунга было согласовано внутри тандема и Путин, став главой государства в 2012-18 гг. так или иначе, но примет на вооружение модернизационную риторику Медведева. Она, кстати, полностью укладывается в логику собственно путинских преобразований: сначала наведение порядка и укрепление стабильности, потом реформы и коренная модернизация опять-таки в интересах стабильности, но уже качественно нового порядка. Стабильности не ситуативной, а стратегической, если хотите, исторической. При этом самым логичным исполнителем «новой перестройки» должен стать сам премьер-министр эпохи модернизации. Им в обновленном тандеме неизбежно станет либо сам Медведев в качестве премьера с расширенными полномочиями (премьером в стиле Путина образца 2008-2012 гг.) либо политическим премьером – реформатором с Шуваловым и Дворковичем на хозяйстве.

В любом случае, видимо, Россию ждет как минимум целая пятилетка медведевских реформ, когда точечная модернизация будет призвана прорасти на всей территории страны, а «Сколково» из мелководья нового Плещеева озера перейдет в статус действительно национального проекта. В этой перспективе «призвание» Медведева на царство в 2008 году, говоря языком исторических аналогий, было не только назначением цесаревича Александра Николаевича членом Государственного совета Российской империи образца 1841 года, то есть фактом приобщения приемника к высшей государственной власти, но и призвано выполнить практические политические задачи. Уже сегодня очевидно, что задача Медведева, как Президента заключалась, в том числе, в расчистке стройплощадки и развязывания рук Путину, да и себе в 2012 году. Развязывания для чего? Идеальный образ будущего России по Путину-Медведеву в комплексе представим довольно трудно. Но среди его отдельных черт безусловно можно выделить ценности сильного государства, демократических свобод, рыночной экономики.

Но главный архитектор и «заказчик» системы не может понимать и ее слабости. За свой президентский срок Медведев стал прекрасным диагностом системы, но отмашки на ее лечение он так и не получил. Может быть, подлечил немного, но скорее, просто наметил стратегию лечения на перспективу. Дальше, следуя медицинской логике, будет консилиум, утверждение нового лечащего врача и определение врачебной тактики. И если повестка третьего президентского срока Путина не будет жестко мобилизационной в результате воздействия факторов внешней среды (крупные международные конфликты, углубление экономического кризиса, масштабные природные катастрофы), то она может потребовать искусственного внутреннего вызова, которым может стать повышение эффективности государства и страны в целом, борьба с неэффективностью бюрократии. То есть, та самая модернизация, заявленная в программной статье «Россия, вперед!» 10 сентября 2009 года, который будет восприниматься как программный документ, определяющий стратегию Путина-Медведева на ближайшие лет 10-15. И вопрос лишь в том, кем и каким способами эта модернизация будет осуществляться.

Модернизация в период постмодерна

В дальнейшем наибольший интерес у заинтересованной публики будет вызывать отнюдь не персональный состав правительства Медведева, сколько интимная сфера внутренних договоренностей внутри тандема – степень самостоятельности, объем полномочий нового премьера, ключевые персоналии кабинета. В этой связи наиболее вероятные замены 2012 года — Игнатьев, Зубков (и как первый вице-премьер, и как глава «Газпрома» с возможным возвращением Медведева в кресло председателя совета директоров газовой монополии), Сердюков, Нургалиев, с вероятностью 50/50: Кудрин, Сечин (могут временно сохранить своей пост), Шойгу, Христенко, Голикова; наименее вероятные – Чайка, Шувалов (главный по экономике), Скрынник, Сергей Иванов, министры — «олимпийцы», силовой блок. Необходимо отметить, что кто бы не вошел в Правительство Медведева можно сказать, что это это будет первый (за исключением самого Владимира Владимировича) за все время нахождения Путина у власти по настоящему политический премьер во главе кабинета министров: Касьянов был премьером-регентом, Фрадков и Зубков – премьерами техническими. Очевидно, что именно с 2012 года начнется более активное продвижение «медведевских» на командные позиции в политике и экономике, постепенное размывание когорты «путинцев» за счет усиления объема властных полномочий и контролируемых экономических ресурсов у медведевских «наркомов».

Очевидно, что главная задача, реализуемая Медведевым в этот период, будет задача создания новой экономики, развития тесно связанных с ней общественных институтов как своей социально базы и опоры для будущего президентства. С 2012 года в России будет полномасштабно развиваться китайский сценарий, когда одна страна — две системы. Это означает то, что будет принята на вооружение концепция ограниченной модернизации, когда медведевская экономика (инновационная сфера, высокие технологии, экономика знаний) будет не только прорастать из путинской (с ее опорой на традиционные сектора и госкорпорации), но и довольно жестко конкурировать в рамках старой доброй формулы мирного сосуществования двух систем. Вот тогда-то, к концу второго десятилетия, когда новая экономика может если и не встать вровень со старой по уровню вклада в ВВП, то хотя бы по значению и перспективности для будущего страны, и придет настоящее время для Медведева и России Медведева. Если, конечно, и на самом деле есть отдельная от России Путина Россия Медведева, а у страны — еще целое десятилетие для преобразований.

Какую же модель модернизации будет реализовывать Правительство Медведева при Президенте Путине? Очевидно, что назначение Медведева премьером – это троянский конь в стан правящего класса. За свой первый срок Медведев, очевидно, убедился, что главная проблема управления, реформ, модернизации не в том, что президент слабый или премьер сильный, а в том, что и президент, и премьер одинаково бессильны против бюрократии, которая тормозит модернизацию, потому что заинтересована в сохранении своего привилегированного положения в обществе, а значит и текущего положения в стране. В этом смысле, не исключено, что видимая некоторыми в элитах борьба за лидерство между Медведевым и Путиным – это лишь способ обострить противоречия в элитах, вызвать борьбу кланов, которая в конечном итоге создаст почву для грядущей кампании по модернизации самой бюрократии путем вытеснения ее наиболее коррумпированной, компрадорской части, выращивания ядра эффективной, патриотически ориентированной, управленческой элиты.

Поэтому, одним из главных направлений будет смена кадров, формирование управленческой элиты медведевского призыва. Не исключено, что в Правительстве Медведева может быть образовано даже своеобразное министерство по делам бюрократии, в задачи которого войдет реализация комплекса уже намеченных и намечаемых мер по ее модернизации. Показательное во многом, в т.ч. в плане перспектив 2012 года, решение по «делу Ходорковсого», главный смысл которого изначально сводился к тому, чтобы показать бизнесу, что власть главней, заставит представителей бизнеса охотней участвовать в медведевских кадровых инициативах, что может создать необходимую критическую массу для качественного обновления корпуса управленческой элиты. С другой стороны, и бизнес может стать одним из значимых субъектов модернизации. Если государство не словами, а делами поддержит его инициативу. Не останется в стороне и общество, видя, что власть впервые за десятилетия взялось за реальное наведение порядка в госаппарате. Политика Путина-Медведева, таким образом, может получить широкую общественную поддержку, став определяющим вектором развития России на достаточно длинную историческую перспективу.

Разумеется, представленный сценарий является только одной из альтернатив, жизнеспособность и правдоподобность которой, в конечном счете, проверит, или, как говорят ведущие «Первого канала», «покажет» время. И лишь в одном можно быть совершенно уверенными уже сегодня – ждать осталось недолго.

Вадим Берлов