Полицейский интернационал против фанатов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Футбольных болельщиков ставят на негласный учет, попавшим в "черные списки" отказывают во въезде в другие страны

Оригинал этого материала
© "Большой город", origindate::21.12.2011, Фото: "Коммерсант", Иллюстрация: via "Большой город"

Полицейский интернационал против фанатов

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Compromat.Ru


Футбольные фанаты — это самое многочисленное, хорошо организованное горизонтальное сообщество в России, которое находится в центре внимания властей и силовиков, стремящихся держать под контролем любые неформальные группы. Именно фанаты стали полигоном для отработки технологий международного обмена персональными данными на людей, не совершивших уголовных преступлений, но попавших в поле зрения полиции из-за своих пристрастий или антисоциального поведения.

В апреле 2002 года Европа сделала важный шаг по созданию всеевропейской системы контроля за передвижениями фанатов. Совет Евросоюза постановил создать в полицейских структурах каждой страны Национальные футбольные информационные пункты (НФИП) для обмена данными об обычных болельщиках и фанатах, представляющих высокую степень риска. Ими считаются те, кто жжет файеры на трибунах, выкрикивает некорректные лозунги и склонен к участию в драках.

Базы данных фанатов

Главная цель полицейского обмена информацией — не допустить таких фанатов на международные спортивные мероприятия, запретив им въезд в страну. Для этого в европейских странах составляют реестры проштрафившихся болельщиков, которые обновляются перед каждым чемпионатом. Россия, хотя и не является членом Европейского союза и не имеет своего НФИП, активно участвует в обмене данными, и материалы о российских фанатах уже передаются по международным полицейским каналам по всему миру. Так 19 октября этого года семи российским футбольным фанатам «Зенита», направлявшимся в Донецк на матч с «Шахтером», при пересечении украинской границы отказали в праве на въезд в страну. Тогда же выяснилось, что в черных списках тех, кому запрещено пересекать границу Украины, числится сто фанатов «Зенита».

Украина готовится принимать чемпионат Европы по футболу Евро-2012, и поэтому здесь на базе МВД уже создан Национальный футбольный информационный пункт специально для международного обмена информацией о болельщиках. Проблемы, возникшие у фанатов «Зенита» на украинской границе, — результат деятельности новой структуры.

Как пояснил украинским СМИ первый заместитель главы украинского нацагентства Euro-2012 Александр Бирсан, накануне футбольного матча между «Зенитом» и «Шахтером» местные правоохранители получили информацию о более чем ста «невъездных» фанатах из России и передали эти данные специалистам государственной пограничной службы. «Это свидетельствует о том, что на Украине начала успешно работать система фильтра нежелательных гостей. Проблемные болельщики поняли, что на Украине уже работает база данных НФИП», — заявил чиновник. Он также отметил, что в базах данных фанаты-хулиганы из разных стран зафиксированы поименно и УЕФА пользуется этой информацией, когда надо ограничить таким болельщикам право на вход на матчи.

Украина не первая страна, куда не пустили российских фанатов. Уже несколько лет российские болельщики, сопровождающие команду на выездах, сталкиваются с проблемами при пересечении границ.

Максим Коротин, или Рабик, один из бывших лидеров группировки фанатов ЦСКА «Ярославка», меньше всего похож на агрессивного жлоба, каким интеллигентный москвич обычно представляет себе фаната. Максиму около 30 лет, он среднего роста и вполне обычного телосложения. Правда, в среде футбольных фанатов говорят, что его внешний вид обманчив и он был очень известной фигурой в «футбольном фанатизме и даже хулиганизме». Сам он представился экс-членом Всероссийского общества болельщиков (ВОБ). Поздно вечером в «Иль Патио» Максим говорит о том, с какими сложностями сталкивался из-за своей активной фанатской деятельности:

— В 2007 году я поехал на футбольный матч в Тель-Авив, где играла наша сборная. Прилетел в Бен-Гурион, и там меня задержали при пересечении границы, хотя виза у меня была. Скатали пальчики, сфотографировали и пояснили, что, согласно полученной информации, я являюсь организатором футбольных беспорядков и завтра меня депортируют обратно в Россию — что и произошло.

— А как ты сам думаешь, почему ты попал в черные списки футбольных болельщиков?

— Я точно не знаю. Думаю, это произошло из-за разборок в центральном совете ВОБ, где я был представителем от ЦСКА. ВОБ получал дешевые билеты на матчи для продажи среди болельщиков и таким образом нажил врагов среди тех, кто раньше крышевал их продажу. Они внесли мои данные в базу, которые потом и передали по международным каналам в Израиль. Потом мне еще отказывали пару раз в шенгенской визе.

Обмен информацией

Тони Коннифорд, представитель британского НФИП и помощник директора «футбольного подразделения» полиции Соединенного Королевства, разъяснил нам по e-mail, как создавалась система обмена информацией по футбольным фанатам с Россией. По словам Коннифорда, его подразделение установило тесные связи не с МВД, а с отделом по координации и взаимодействию с правоохранительными органами зарубежных государств ГУ МВД по Москве:

— Наши контакты начались в 2007 году, когда российская делегация приезжала к нам в Лондон. Этот визит был организован Российским футбольным союзом. Годом позже наше сотрудничество еще более укрепилось, потому что английская сборная играла в Москве на Евро-2008.

— Есть ли у вас какие-нибудь определенные процедуры обмена персональными данными футбольных фанатов с российской полицией?

— Все правила описаны в EU Football Handbook, где речь идет о национальных информационных футбольных пунктах. Мы применяем те же принципы со странами, не входящими в Евросоюз, и именно так мы и делали в 2007 и 2008 году, когда имели дело с российскими властями в Москве.

Football Handbook — это длинная инструкция для стран Евросоюза по сотрудничеству в области предотвращения беспорядков на международных футбольных матчах. Согласно этому документу, в тех странах, где нет НФИП, как в России, обмен информацией должен идти через специально созданные контактные пункты.

Football Handbook классифицирует болельщиков на обычных и представляющих риск. Относительно обычных болельщиков предлагается обмениваться данными об их количестве, идентификации, флагах, аферах, информацией о забронированных гостиницах, где они намерены остановиться перед матчем, и о транспорте, на котором они собираются приехать в страну.

Что касается фанатов, которых полицейские считают представляющими риск, тут список дополняется сведениями о татуировках, кличках, употреблении алкоголя, поведенческих характеристиках — вплоть до возможной реакции на победу или проигрыш команды, на провокационные вопросы — и их отношениях с представителями разных футбольных клубов.

Не будем перечислять весь список, но больше всего это напоминает характеристики, которые в советское время требовались для поступления на работу или в институт. Только вместо шаблонного определения тех времен «морально устойчив» теперь, вероятно, используется: «на провокационные вопросы реагирует с достоинством».

О том, что Россия принимает участие в этом процессе, говорится в специальной справке Совета Евросоюза от 7 июля 2011 года, которая содержит отчет о результатах полицейского сотрудничества в области безопасности спортивных мероприятий с государствами, не входящими в Евросоюз.

Для того чтобы определить уровень сотрудничества, был разослан единый опросник в разные страны, включая Россию, Украину и Израиль. Выяснилось, что 13 стран, включая Австрию, Бельгию, Болгарию, Эстонию, Швейцарию, Испанию, Германию, Словакию, Словению, Швецию, Великобританию, Сербию и Украину, обменивались данными о болельщиках с Россией, Белоруссией, Японией и др.

Судя по отчету, каждое государство предоставляет те данные, которые может собрать. Например, отмечается, что информацией о кличках фанатов и их фотографиями некоторые страны, например Бельгия, Болгария, Сербия и Швеция, обмениваются нерегулярно.

Между тем нынешний уровень обмена данными Россия и Европол считают все еще недостаточным. Как пояснил нам Сорен Краг Педерсен, шеф пресс-службы Европола, в настоящее время между Россией и Европолом действует соглашение от 6 ноября 2003 года, которое позволяет обмен только «стратегической информацией» о фанатах. Поэтому сейчас идут активные переговоры о подписании нового соглашения, на этот раз о стратегическом и оперативном сотрудничестве. Третий раунд этих переговоров прошел в Гааге в июле этого года, и российская делегация включала сотрудников МВД, Минюста, МИДа, ФСБ, таможни, Генпрокуратуры и Следственного комитета.

Как формируются базы данных в России

Фанатское сообщество в России — это огромное движение, основанное на горизонтальных связях болельщиков, добровольно объединяющихся вокруг официальных фан-клубов и множества неформальных группировок. Спектр участников очень широк — от страстных болельщиков, посещающих все выездные матчи любимых команд, до отморозков, организующих нападения на нацболов и других оппозиционеров.

По приблизительным оценкам, по всей России их насчитывается не меньше ста тысяч. По данным самих фанатов, больше всего сторонников у «Спартака» — не меньше 40 000, 17 000 — у ЦСКА, 5 000 — у «Динамо», 8 500 — у «Локомотива», плюс другие команды, и все связаны между собой неформально.

О том, что лидеры этого сообщества и его активные участники находятся под колпаком у полиции, фанаты говорят давно. Участковые, посещающие активных фанатов на квартирах, вызовы на Петровку, 38, — все это никого не удивляет. Периодически газеты и блогеры публикуют документы, свидетельствующие о том, что в школах и колледжах преподавателей заставляют составлять списки учеников, «состоящих в фанатских группировках».

Олег Семенов, директор официального фан-клуба «Спартака», заявил нам в телефонном интервью, что, по его наблюдениям, где-то с прошлого года на матчи по России МВД посылает своих сотрудников инкогнито, которые ведут видеосъемку на трибунах.

Все эти сведения помещаются в специальную базу данных МВД, о создании которой заявил в марте 2005 года первый заместитель министра МВД Александр Чекалин. Замминистра тогда объявил о формировании в главном информационно-аналитическом центре при МВД единой базы данных футбольных правонарушителей, в которую внесли более полутора тысяч человек. Как пояснили в МВД, эта база используется «для проведения профилактических мероприятий».

С тех пор фанатское движение привлекло еще большее внимание властей, организовав акции в поддержку непредвзятого расследования убитого в Москве фаната Егора Свиридова, продолжением которых стали массовые выступления на Манежной площади, в результате чего пострадали 10 человек. Обстановка накалилась настолько, что Владимир Путин встретился с лидерами фанатских объединений и призвал их не принимать участия в беспорядках.

По нашей информации, сбор данных на фанатов продолжается, и в последнее время МВД перешло на более современные технологии, в частности использование биометрической идентификации по чертам лица. Как нам удалось выяснить, в Москве перед ключевыми футбольными матчами у входа на фанатские трибуны устанавливается аппаратно-программный комплекс «Сова-видеопоток» с цифровой камерой, который в МВД используется для биометрической идентификации и розыска преступников (см. предыдущий текст). Когда болельщики проходят через рамку металлоискателя, их лицо попадает в объектив камеры, система обрабатывает изображение и сверяет его с той базой данных, которую загрузили специально для этого мероприятия полицейские. Базу данных, в которой содержатся в том числе и биометрические изображения болельщиков, в обиходе полицейские называют «Фанаты».

На этих фотографиях — кадры прохода болельщиков дагестанской команды на трибуну, сделанные камерой комплекса «Сова-видеопоток» на матче «Анжи» – «Локомотив», который прошел 27 мая 2011 года на столичном стадионе «Локомотив». Тогда лица примерно полутора тысяч болельщиков «Анжи» были отсняты, а их личности были установлены в процессе сверки полученных изображений с фотографиями формы № 1 (паспортная форма ФМС).

Compromat.Ru

P. S. С вопросами об участии наших полицейских в международном обмене данными мы обращались к заместителю начальника отдела по координации и взаимодействию с правоохранительными органами зарубежных государств ГУ МВД по Москве Екатерине Хреновой, но она отказалась говорить, сославшись на запрет на общение со СМИ. Нам также отказались предоставить информацию в российском НЦБ Интерпола, а Управление по взаимодействию со СМИ МВД не ответило на запрос.