Полковники КГБ в бизнесе

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему выходцам из чекистской среды не удается стать олигархами: их опыт и связи больше применимы в системе госкапитализма, а в бизнесе им недостает стратегической гибкости

673 point 0-107x150.jpgВ 1999 г. во время праздничного мероприятия в ФСБ по случаю годовщины основания ЧК премьер-министр Владимир Путин выступил перед экс-коллегами со словами: «Я хочу доложить, что группа сотрудников ФСБ, направленная в командировку для работы под прикрытием в правительство, на первом этапе со своими задачами справляется». На втором этапе тогдашний премьер стал президентом, а большинство ключевых постов в кабинете министров и крупных госкомпаниях получили коллеги главы государства по прежней секретной работе. Иные были делегированы в крупные частные коммерческие структуры в качестве «присматривающих» за их владельцами. Теплых мест, естественно, всем не хватило. Но бывшие сотрудники спецслужб и органов госбезопасности раскинули в бизнесе и свои собственные сети.Там, где важны связи, чекисты чувствуют себя как рыба в воде. Это алкогольный и фармацевтический рынки, банковский и охранный бизнес, откуда в начале 1990-х им удалось вытеснить откровенный криминал. Они не стратеги, а тактики (этому в основном их учили в спецшколах), их не интересуют долгосрочные инвестиции. «Главное — вовремя, умело и по полной программе воспользоваться административным ресурсом», — констатирует директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. Многие из них начинали с того, в чем лучше всего разбирались. Например, полковник КГБ Геннадий Гудков сразу после ухода из силового ведомства в 1992 г. основал охранное предприятие «Оскордъ», ставшее через несколько лет крупнейшим в России. В марте 2001 г. бизнесмен стал депутатом Госдумы, членом комитета по безопасности, а затем возглавил подкомитет по законодательству в сфере охранной и сыскной деятельности, что позволило ему использовать лоббистский ресурс в интересах собственного бизнеса. Той же дорогой пошел и сослуживец Александра Коржакова (главы Службы безопасности Бориса Ельцина) по 9-му управлению КГБ Владимир Виноградов. В 1992 г. вместе с женой он учредил ЧОП «Влата», а год спустя занялся алкогольным бизнесом.

Gudkov.jpg

Геннадий Гудков

Те, кто был ближе к «питерским чекистам», оказались в системе госкапитализма: руководят госкомпаниями (Сергей Чемезов возглавляет госкорпорацию «Ростехнологии», Николай Токарев — «Транснефть», Владимир Дмитриев — ВЭБ, а Андрей Костин — ВТБ) или «присматривают» за частным бизнесом (гендиректор «Норильского никеля» Владимир Стржалковский и шеф «Мегафона» Сергей Солдатенков). «Это волевые, организованные и дисциплинированные люди, жесткие переговорщики с обширными связями, использующие их для собственного продвижения, — говорит о выходцах из спецслужб ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России Дмитрий Абзалов. — Они владеют несколькими языками, четко выстраивают систему администрирования и управления, легко встраиваются в политическую и экономическую систему. У них высокий уровень адаптивности, они могут работать в условиях любой бизнес-среды, начиная с монополизированного рынка и заканчивая большими конкурентными площадками, какой, в частности, является ритейл».

В этом отношении классическим примером человека, сумевшего адаптироваться и в бизнесе, и в политике, можно считать губернатора Тульской области Владимира Груздева. «Благодаря жесткости характера он очень агрессивно вел себя и в бизнесе», — подчеркивает член генсовета «Деловой России» Анатолий Лейрих. В 1993 г., после увольнения из Службы внешней разведки, Груздева пригласили на работу в «ОЛБИ — Дипломат», где он занял пост заместителя генерального директора. Уже год спустя Груздев решил создать собственный бизнес в продуктовом ритейле — компанию «Седьмой континент». Помогло в этом партнерство с Владимиром Карнауховым, отвечавшим тогда в столичной мэрии за потребительский рынок. На протяжении последующих нескольких лет Владимир Груздев пытался преобразовать свои связи в политический ресурс для поддержки собственного бизнеса: в 1995 г. он впервые баллотировался в Госдуму в качестве кандидата от Черемушкинского одномандатного избирательного округа, но выборы проиграл. В 2001 г. ему удалось стать депутатом Московской городской думы, а мандат депутата Государственной думы он получил в декабре 2003 г. как кандидат, выдвинутый «Единой Россией». Поэтому вряд ли случайно «Седьмой континент» вошел в список компаний, получивших господдержку во время кризиса. Благодаря этому ритейлер пережил проблемный год, а затем Владимир Груздев довольно удачно продал компанию.

Gruzdev Vladimir 2308b.jpg

Владимир Груздев

Владельцу НРБ Александру Лебедеву в этом отношении повезло несколько меньше. Счастливый билет он вытянул в середине 1990-х, когда принадлежащий ему Национальный резервный банк стал главным агентом «Газпрома» по работе с украинскими долгами. «Но в 2000-х ему не удалось встроиться в создававшуюся тогда систему госкапитализма, — отмечает Дмитрий Абзалов. — В последние годы он потерял много денег и на своих авиационных проектах, а также управляя другими активами». Так что можно считать, что Евгений Касперский со своими антивирусными программами оказался едва ли не единственным из бывших кэгэбэшников, кто «сделал» компанию по рыночным правилам.

Андрей Красавин

Оригинал материала: "Компания"