Полковничьи университеты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бывших чинов МВД признали виновными в обмане оренбургского профессора

1251180803-0.jpeg Кузьминский райсуд Москвы на днях вынес обвинительный приговор по делу уже бывшего главного специалиста Центра по обеспечению деятельности органов предварительного следствия МВД полковника юстиции 50-летнего Виталия Васильченко и бывшего главного инспектора по особым поручениям Главного управления кадров МВД полковника в отставке 51-летнего Вадима Клюжева. Суд признал их виновными в мошенничестве — вымогательстве обманным путем 150 тыс. долл. у бывшего ректора Оренбургского государственного университета (ОГУ) Виктора Бондаренко за обещание не привлекать его к уголовной ответственности. С учетом смягчающих обстоятельств суд приговорил полковников к шести годам колонии каждого. Сами обвиняемые категорически не согласились с приговором и намерены его обжаловать.

Как следует из приговора, это дело московское управление СКП возбудило 23 октября 2008 года на основании материалов проверки сотрудников ФСБ и заявления потерпевших — бывшего ректора ОГУ профессора Виктора Бондаренко и его знакомого Эдуарда Тамазова. Было установлено, что оба полковника в конце сентября прошлого года «вступили в преступный сговор», получив информацию о том, что гг. Бондаренко и Тамазов «располагают материалами, свидетельствующими о возможной противоправной деятельности руководства ОГУ».

Г-н Бондаренко в течение 17 лет занимал должность ректора ОГУ и в 2006 году, когда ему исполнилось 70 лет, покинул этот пост по достижении максимального возраста. Новым ректором университета был единогласно избран Владимир Ковалевский, а г-н Бондаренко был назначен президентом. Однако в ходе совместной работы отношения двух руководителей ОГУ испортились. Профессор-пенсионер выявил «явные нарушения финансовой дисциплины при строительстве библиотеки университета», а также обнаружил, что г-н Ковалевский «передал имущество университета — бурильную установку в управление федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН)». В связи с этим г-н Бондаренко написал несколько жалоб в различные инстанции — Счетную палату, Генпрокуратуру, управление по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) и т.д. В вуз нагрянули проверки, но ничего предосудительного в деятельности нового ректора они не обнаружили.

Г-н Бондаренко на этом не успокоился и, отправившись в Москву, начал искать другие способы, чтобы привлечь к уголовной ответственности г-на Ковалевского. В столице бывший ректор рассказал о своих злоключениях старому приятелю Эдуарду Тамазову, который взялся помочь через свои связи с высокопоставленными сотрудниками милиции, которые якобы могли возбудить уголовное дело в отношении г-на Ковалевского. Через несколько дней после этого разговора г-н Тамазов познакомил профессора с Вадимом Клюжевым, который представился сотрудником Генпрокуратуры РФ, хотя на самом деле уже давно был на пенсии. Выслушав просьбу г-на Бондаренко, тот обещал помочь.

Через некоторое время г-н Клюжев привел гг. Бондаренко и Тамазова в здание Следственного комитета (СК) при МВД в Газетном переулке, 4, к «большим начальникам», где их ждал Виталий Васильченко. Последний на самом деле являлся инженером хозяйственного подразделения, и в его обязанности входило обеспечение сотрудников СК скрепками, бумагой, папками и прочей необходимой канцелярией. Но визитерам он представился начальником следственного отдела, и бывший ректор с приятелем ему поверили, поскольку кабинет его действительно находился в здании СК.

Полковник Васильченко в свою очередь также выслушал просителей, взял документы, собранные профессором, и пообещал «разобраться». Но за услугу он попросил 150 тыс. долл. наличными, часть из которых — 100 тыс. долл. — якобы собирался передать высокопоставленным сотрудникам ведомства для положительного решения вопроса. Остальные 50 тыс. долл. предназначались самим посредникам в качестве гонорара за услугу. При этом полковник Васильченко заявил, что уже в ближайшее время в Оренбург с проверкой вылетит следователь.

После этого ректор еще несколько раз встречался с полковниками, и в ходе переговоров договорился снизить сумму «благодарности» до 100 тыс. долл. Однако те в свою очередь вышли с контрпредложением и заявили, что если профессор не согласится на условие, то сам будет привлечен к уголовной ответственности, «поскольку в переданных им материалах, а также в служебных документах, собранных сотрудниками СК в ходе предварительной проверки и изученных Васильченко, якобы имеются данные, свидетельствующие о его противоправной деятельности».

Такого поворота событий г-н Бондаренко никак не ожидал и, согласившись для вида, вместе с г-ном Тамазовым сразу направился в ФСБ. Чекисты предложили заявителям поучаствовать в оперативном эксперименте, поставив телефоны полковников-вымогателей на прослушку и установив за ними круглосуточное наблюдение.

Как следует из приговора, передачу первого транша — 100 тыс. долл. — назначили на 23 октября в квартире Тамазова на Волгоградском проспекте, 164. Примерно в два часа дня к нему пришел Клюжев, которому хозяин передал меченные спецсоставом 2 млн руб., обещав в ближайшие дни отдать остальные деньги. Когда Клюжев выходил из квартиры, его задержали сотрудники ФСБ и сразу же доставили на допрос в СКП. А на следующий день Замоскворецкий райсуд удовлетворил ходатайство следствия о заключении его под стражу. После этого сотрудники ФСБ и СКП одновременно провели обыски в загородном доме арестованного, в кабинете полковника Васильченко и его квартире, где были обнаружены неопровержимые улики, подтверждающие виновность обоих. Васильченко был задержан сразу после допроса 29 октября, а 31 октября Замоскворецкий райсуд также выдал санкцию на его арест. Обоим задержанным было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество, выразившееся в попытке хищения 150 тыс. долл., которые, как признал суд, они не собирались ни с кем делить, а просто хотели присвоить.

На суде Васильченко категорически отказался признавать свою вину, заявив, что потерпевшие его оговаривают. Клюжев свою вину признал частично, пояснив, что «не ставил в известность Васильченко, а деньги хотел присвоить единолично». Однако суд расценил такие показания обвиняемых как уклонение от ответственности, усмотрев их «согласованные действия к завладению имуществом Бондаренко и Тамазова». При вынесении приговора суд учел, что оба обвиняемые «впервые совершили преступление, относящееся к категории тяжких», имеют госнаграды, а также то, что Клюжев принимал участие в боевых действиях в Чечне, и приговорил полковников к шести годам колонии каждого.

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::25.08.09