Полный Провал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Коммерсант": российских "аналитиков по борьбе с международным терроризмом" в Катаре раскрыл местный полицейский

1080714673-0.jpg Вчера в Москве российские и катарские дипломаты в очередной раз обсудили судьбу двоих российских граждан, арестованных в Катаре по обвинению в убийстве лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева. Встреча прошла впустую: опровергнуть улики, собранные катарским следствием против наших сограждан, российским чиновникам не удалось.

Напомним, что переговоры об освобождении двоих сотрудников российских спецслужб непрерывно ведутся с 19 февраля, то есть с того дня, когда их арестовали. К процессу в разное время подключались российские и иностранные юристы и дипломаты всех уровней, однако повлиять на катарскую сторону никому из них так и не удалось. Неделю назад был, правда, освобожден один из подозреваемых – первый секретарь российского посольства в Катаре Александр Фетисов, но считать его освобождение некой наметившейся положительной тенденцией в переговорах вряд ли стоит.

Дело в том, что господин Фетисов пользовался дипломатическими привилегиями, да и выпустили его из Катара только после того, как президент России Владимир Путин лично пообещал эмиру Катара шейху Хамаду бен Халифе аль-Тани освободить двух задержанных в России катарских спортсменов. Но главная причина, по которой господин Фетисов получил свободу, заключалась даже не в его статусе, а в том, что дипломат, по мнению катарского следствия, не был непосредственно причастен к убийству Зелимхана Яндарбиева в отличие от прикомандированных к российскому посольству «аналитиков по борьбе с международным терроризмом».

Судьба же спецслужбистов, судя по данным, поступающим от участников следственного процесса в Катаре, остается незавидной. Власти эмирата, как утверждают наши собеседники, безусловно, заинтересованы в сохранении хороших отношений с Россией и в принципе готовы были бы пойти на уступки, но решить проблему дипломатическим путем уже невозможно: слишком вескими оказались доказательства причастности россиян к теракту.

В первую очередь это показания двух свидетелей. Напомним, что утром 13 февраля в доме господина Яндарбиева в Катаре, как обычно по пятницам, состоялся традиционный мусульманский благотворительный завтрак, на котором подавался жижиг-галмыш – чеченское мясное блюдо наподобие наших пельменей. На жижиг-галмыш собрались представители чеченской диаспоры, а также все желающие из местных. По установленной программе после совместной трапезы гости и хозяева отправлялись на молитву в расположенную рядом мечеть.

Одним из гостей Яндарбиевых 13 февраля оказался катарский полицейский, который за обедом пожаловался своим друзьям на неприятный случай, происшедший с ним неделю назад. Как объяснил этот человек, в то время, пока он находился на молитве в мечети, из его джипа кто-то вытащил магнитолу, что является беспрецедентным преступлением для зажиточного Катара. Возмущенный полисмен рассказал также, что он не теряет надежды поймать наглого вора и во время сегодняшней молитвы будет вести скрытое наблюдение за автопарковкой возле мечети. Так он и сделал.

Поскольку на пятничную молитву к мечети приезжают только верующие мусульмане, наблюдать за парковкой полицейскому оказалось несложно: на ней стояли только пустые автомобили, а все их водители и пассажиры ушли в мечеть. Неудивительно, что внимание стража порядка сразу привлекли двое молодых мужчин-славян в светской одежде. Один из них сидел за рулем малолитражки, а второй стоял возле нее и читал газету. Полицейский на всякий случай решил записать номер легковушки, а кроме того, запомнил наклейку на машине, свидетельствующую о том, что она была взята на прокат в аэропорту Дохи. Примерно через полчаса из мечети вышел попить 13-летний сын Зелимхана Яндарбиева Дауд. Мальчик тоже обратил внимание на двух славян в полотняных брюках и светлых рубашках. Правда, на этот раз оба они стояли рядом с джипом отца Дауда, причем в руках у одного из мужчин был целлофановый пакет.

После взрыва, прогремевшего, когда верующие вышли из мечети и расселись по автомобилям, полицейский подбежал к своим подъехавшим на место преступления коллегам и сообщил им о подозрительной малолитражке и приехавших на ней славянах. Автомобиль и его арендаторов без труда нашли, но, учитывая, что эти люди были сотрудниками российского посольства, задерживать сразу не стали. Для дальнейшей разработки подозреваемых катарские полицейские обратились к сотрудникам спецслужб США, работавшим в Дохе, а те, в свою очередь, пообещали поддержать расследование технически.

Сделать это тоже оказалось несложно. Дело в том, что в Катаре не работают мобильные телефоны, привезенные из других стран, поэтому всем гостям этой страны приходится брать напрокат местные аппараты. Так же, как выяснилось, поступили и россияне. Узнав об этом, американцы поставили их телефоны на прослушку и запись, оговорив процедуру с местной телефонной компанией. Когда были получены результаты прослушки, россияне были уже в Дубае, на пути в Россию. Там их и арестовали – опять же с помощью американцев.

Дальше положение наших сограждан еще более осложнилось: Дауд Яндарбиев и катарский полицейский, у которого украли магнитолу, опознали в них тех людей, которых они видели возле мечети [...]

[...] Затем в малолитражке, арендованной россиянами, нашли обрезки изоляции электропроводов, которые оказались идентичными тем, которые использовались в конструкции бомбы. В качестве поражающих элементов в ней, кстати, были использованы не обычные осколки, а иглы.

– После того как с результатами экспертиз и свидетельскими показаниями ознакомили самих арестованных, они были вынуждены во всем признаться,– утверждает госпожа Яндарбиева (признанная потерпевшей по делу, она ознакомилась с его материалами).

«Борцы с терроризмом», если верить госпоже Яндарбиевой и следствию, являлись непосредственными исполнителями теракта, а дипломат Фетисов (опять же, как считает катарская сторона) оказал им содействие: на его адрес из Москвы через Эр-Рияд якобы была доставлена диппочтой взрывчатка, кроме того, он арендовал для сотрудников спецслужб автомобиль и телефоны. Поскольку прямого участия в акции господин Фетисов не принимал, его освободили.

Учитывая улики, добытые следствием против двух других россиян, и их собственное признание, судить наших сограждан решили еще на прошлой неделе, в четверг. Но как раз в это время в Катар прилетели российские адвокаты. Несмотря на то что встретиться с подзащитными и даже ознакомиться с материалами дела российским юристам не разрешили, обвиняемые, узнав о том, что их права будут отстаивать лучшие специалисты с родины, от своих показаний, данных во время предварительного следствия, отказались. В связи с этим и дату начала суда пришлось перенести. Пока известно, что срок предварительного содержания под стражей продлен до 24 апреля. Когда начнется суд, неизвестно. Если разобраться с арестованными не успеют до конца июня, то суд придется переносить на осень, поскольку с июля по сентябрь катарские судьи уходят на каникулы [...]

Сергей Дюпин

Оригинал материала

«Коммерсант»