Полный банкрот Балакин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Полный банкрот Балакин

Ac8f797fd0f86816334401b6b64c098e.jpeg
Михаил Балакин. Фото forbes.ru

Всех активов СУ-155 не хватит, чтобы рассчитаться с долгами

Владельцу СУ-155 Михаилу Балакину все труднее объяснять инвесторам, куда в его конторе исчезают деньги, и почему не реализуются строительные проэкты. Это - результат многолетней работы за гранью закона, когда "фирменным стилем" компании были двойная бухгалтерия, обман клиентов, "забытые" долги, уход от налогов, использование инвесторов в качестве заложников. Когда-нибудь все это должно было ончиться ожидаемо - крахом. По данным РБК , задолженность СУ-155, когда-то крупнейшего строителя жилья в России, приближается к 30 млрд руб. Чтобы расплатиться, необходимо продать часть имущества и продолжать стройки. Но продажа затягивается, а работы на многих площадках остановлены. Общий долг группы СУ-155 ее владелец Михаил Балакин на начало июля оценивал в 27 млрд руб., в том числе 22 млрд причитается банкам — с ними велись переговоры о реструктуризации кредитов. На встрече с журналистами Балакин описал план спасения так: для снижения долговой нагрузки группа будет продавать активы — домостроительные комбинаты и другие производственные мощности, все усилия она сосредоточит на достройке объектов, по которым уже есть обязательства перед дольщиками и властями. Но в течение лета СУ-155 не смогла существенно улучшить свое положение. «Из структур СУ-155 нам должна компания ДСК-НН. Мы подали на банкротство СУ-155 и ДСК-НН [в апреле 2015-го], но ко мне приехал Михаил Балакин и попросил отозвать иски, обещал погасить долг до конца лета, ссылаясь на дотации, которые он получит. Лето закончилось, проблема не решена. Поэтому мы вынуждены осуществлять принудительное взыскание нашего долга с компаний группы СУ‑155», — рассказал первый заместитель председателя правления Сбербанка Максим Полетаев. Министерство строительного комплекса Московской области, где у СУ‑155 сосредоточены основные стройки, в конце августа исключило группу из Хартии застройщиков Подмосковья. «Ни о каком уровне доверия к данной компании речи идти не может», — заявил ​Интерфаксу зампредседателя правительства Московской области Герман Елянюшкин. Инициативная группа дольщиков СУ-155 в пятницу, 4 сентября, провела митинг на площади Краснопресненской заставы, в нем приняли участие около 200 человек, рассказал член группы Александр Тимоничев. Собравшиеся, по его словам, решили начать подготовку к всероссийской акции протеста, проведение которой намечено ориентировочно на 26 сентября. «Ситуация с СУ-155 катастрофическая: строительство домов по всей стране остановлено, возобновление не предвидится. Заложники ситуации — более 100 тыс. граждан», — говорится в заявлении оргкомитета митинга. Представитель СУ-155 Федор Сарокваша утверждает, что группа исполняет все взятые на себя обязательства. По его словам, о позитивных изменениях в бизнесе СУ-155 можно будет судить в четвертом квартале.

 

Первая ошибка — зависимость от госзаказа

 

За последние 15 лет СУ-155 построила столько жилья, что можно было бы расселить миллионный город: исходя из федерального стандарта в 18 кв. м площади на человека. Десять лет подряд, начиная с 2004-го, группа ежегодно сдавала более 1 млн кв. м жилья и считалась крупнейшим жилым застройщиком в стране; в 2013-м и 2014-м ее годовая выручка превышала 100 млрд руб. (см. графики). В прошлом году СУ-155 впервые уступила лидерство ближайшему конкуренту — «Мортону», сдавшему чуть больше 1 млн кв. м. Успехами на строительном рынке Балакин во многом обязан связям с прежними чиновниками стройкомплекса Москвы, считают несколько владельцев и топ-менеджеров девелоперских компаний, опрошенных РБК. В 2000 году Балакин пришел на работу в мэрию Москвы на пост первого заместителя главы столичного стройкомплекса Владимира Ресина , он контролировал строительство муниципальных объектов и реконструкцию ветхого жилого фонда. Именно Ресина собеседники считают главным покровителем СУ-155 в первой половине 2000-х. Ресин, который сейчас является депутатом Госдумы, отказался отвечать на вопросы для этой статьи. За годы, проведенные Балакиным на госслужбе, его СУ-155 более чем вдвое увеличила годовые объемы строительства — с менее 500 тыс. кв. м в 2000 году до 1,3 млн в 2005-м. Неконфликтный по характеру Балакин все-таки нажил врагов в мэрии, рассказывает один из собеседников: его главным оппонентом был тогдашний глава департамента инвестиционных проектов Леонид Краснянский. В интервью «Ведомостям» в 2005 году Балакин объяснил свою отставку тем, что дела в компании идут не очень хорошо без его оперативного вмешательства. Группа СУ-155, включающая десятки промышленных предприятий, в 2000-х была единственной компанией в России, способной ежегодно строить 1 млн кв. м жилья, утверждает собеседник, близкий к руководителю крупного подмосковного девелопера, работавшего вместе с Балакиным. В 2005 году Балакин говорил, что фактически СУ-155 на 15 своих предприятиях производит все, что необходимо для строительства жилья — кирпичи, цемент, железобетонные и деревянные изделия, башенные и автомобильные краны, лифты. Часть предприятий попала в группу в процессе акционирования в 1993 году, часть приобреталась позже. Сейчас из более чем 80 промышленных предприятий и строительных организаций, которые входят в группу СУ-155, более трети — это домостроительные комбинаты, предприятия машиностроения и др., включая такие крупные, как Домодедовский завод железобетонных изделий и Щербинский лифтостроительный завод. Но раньше наличие таких огромных производственных мощностей и человеческих ресурсов (сейчас в СУ-155 работает около 20 тыс. человек, а еще несколько лет назад было вдвое больше) себя оправдывало, объясняет Сарокваша: «Во многих тендерах по строительству жилья для военнослужащих СУ-155 была единственным участником, потому что другие игроки были не готовы строить жилье по объявленным Минобороны ценам. Соответственно, СУ-155 выигрывала многие конкурсы». До кризиса 2008 года доля госзаказа в портфеле СУ-155 колебалась на уровне 50%, затем выросла до 70%.​ Работа преимущественно на госзаказе стала первой ошибкой Балакина, объясняют двое девелоперов, знакомых с ситуацией в компании. С уходом Сердюкова из-за новой политики министерства доля госзаказа в портфеле СУ-155 начала стремительно сокращаться: по итогам 2015 года она составит около 25%, сообщили в компании.

 

Вторая ошибка — погоня за объемами

 

Но несмотря на уход крупных заказчиков, главной целью для руководства СУ-155 так и оставались большие объемы строительства, позволяющие задействовать все активы группы, вспоминает бывший сотрудник Балакина. «Выручка уходила в первую очередь на новые площадки, мы просто не могли сокращать темпы строительства, ведь это означало бы цепную реакцию, когда одно за другим остановились бы все предприятия группы», — поясняет он. Сам Балакин подтверждал это: на пресс-конференции в июне он называл главной ошибкой свое решение не сокращать объемы строительства в кризис, оставив их на прежнем уровне. «Я исходил из того, что промышленность должна была быть загружена, — заявил тогда Балакин. — Но с учетом кассового разрыва нам пришлось привлекать достаточно дорогие кредиты». Из-за гонки за объемами СУ-155 приходилось работать на низкой марже: в интервью «Коммерсанту» в 2008-м Балакин рассказывал, что рентабельность по проектам группы составляет 7–10%. «Для СУ-155 работа на минимальной марже — это осознанная стратегия, поскольку масштабы требовали быстрых оборотов и стабильного финансового потока», — поясняет Сарокваша. В кризисные годы и без того невысокая маржа СУ-155 снова сократилась — группа снижала цены для ускорения продаж. «Мы не могли останавливаться и ждать», — подчеркивает Сарокваша. Тот факт, что цены на квартиры до 2014 года росли быстрее себестоимости строительства, позволяло СУ-155 в случае необходимости продавать объекты ниже рыночных цен, отмечает руководитель департамента аналитики и консалтинга компании «Бест-Новострой» Сергей Лобжанидзе. Так, при среднерыночной цене в Одинцовском районе 60 тыс. руб. за 1 кв. м в 2010 году СУ-155 могла продавать квартиры в своем комплексе «Новая Трехгорка» за 42–44 тыс. руб. «Квартиры быстро и дешево продавались, — вспоминает один из бывших сотрудников департамента продаж СУ‑155. — По мере строительства цены повышались, таким образом мы регулировали динамику продаж». Однако главные проблемы СУ-155 все-таки не связаны с тем, кто возглавляет московскую или подмосковную администрацию, уверен Александр Хинштейн. Он полагает, что решающую роль сыграли системные проблемы компании. Пока квартиры активно продавались, СУ-155 могла работать по привычной схеме, но, когда продажи жилья массового сегмента упали, «источник инвестиций у Балакина исчез», считает депутат Госдумы Александр Хинштейн.

 

Третья ошибка — вынужденные кредиторы

 

Третьей ошибкой стала привычка СУ‑155 не платить вовремя по счетам, а также затягивать сроки сдачи объектов, по сути, кредитуясь за счет поставщиков, подрядчиков и покупателей жилья. «Так поступали раньше многие девелоперы, — рассказывает представитель компании — производителя пластиковых окон, сотрудничавшего с СУ-155. — Но если с большинством нам рано или поздно удавалось договориться, то сотрудники Балакина соглашались на конструктивный диалог только после того, как суд вставал на нашу сторону». Такое поведение СУ-155 было известно на рынке давно, но в последние годы компания прибегала к такой схеме работы все чаще, говорит другой партнер группы. Так, по иску ГВСУ «Центр», выступавшей подрядчиком проекта СУ-155 по восстановлению Цхинвала и не получившей за это 230 млн руб., были арестованы некоторые счета СУ-155, но вернуть долг до сих пор не удалось. В базе Арбитражного суда Москвы содержится информация о сотнях исков к СУ-155 с денежными требованиями, из которых около 300 было предъявлено в 2015 году. Вероятно, Балакин позволял себе некоторые рискованные схемы работы, полагая, что к компании с тысячами пайщиков власти не будут применять слишком жесткие меры , рассуждает другой девелопер. «Основная задача — не допустить появления обманутых дольщиков и не допустить безработицы среди сотрудников компании», — признавал глава подмосковного стройкомплекса Герман Елянюшкин в интервью в мае этого года, комментируя ситуацию с СУ‑155. Тем не менее недовольство чиновников постепенно росло. В первую очередь чиновников не устраивало, что фактически единственной схемой работы СУ-155 было использование жилищно-строительных кооперативов (ЖСК). Схема продаж через ЖСК законна, но она не дает возможности властям контролировать целевое использование денег, застройщик может направлять их на строительство других объектов, объясняет Хинштейн, один из инициаторов закона об ужесточении требований к ЖСК. «При этом у застройщика, продающего через ЖСК, без заключения договоров долевого участия, нет жестких обязательств перед пайщиками о сроках сдачи дома», — добавляет он. Крупные девелоперы постепенно согласились работать по новым правилам — заключая договоры долевого участия (ДДУ) по закону №214, и Балакин оказался в меньшинстве. Прежние власти Москвы и Подмосковья не выступали решительно против схем работы СУ-155, но все изменилось с приходом Сергея Собянина и Андрея Воробьева: и новый мэр столицы, и новый губернатор Подмосковья публично критиковали СУ-155 из-за срывов сроков строительства социального жилья. В декабре 2014-го Госстройнадзор Подмосковья подал заявление о признании банкротом одной из структур СУ-155 — ООО «Передовые технологии в строительстве». Компания, строившая новый микрорайон в Долгопрудном, задолжала в бюджет города около 1 млрд руб. и 25 млн руб. — непосредственно Госстройнадзору.

 

Что дальше

 

Даже если СУ-155 удастся решить свои проблемы, это произойдет не за один год, и ее бизнес точно не будет иметь прежних размеров, в лучшем случае — сократится вдвое, категоричен гендиректор «Infoline-Аналитики» Михаил Бурмистров. Но для того, чтобы уцелеть, компании нужно распродать полупрофильные активы, перестроить взаимоотношения с банками и восстановить свою репутацию, подчеркивает он. Группе уже удалось продать контрольный пакет в «Богаевском карьере», 57% Орешкинского комбината нерудных строительных материалов и производственную площадку в Видном, выручив за них 1,8 млрд руб., рассказывал Балакин в конце июня. По его словам, в стадии подписания находились документы по продаже и других активов, включая транспортные предприятия группы и региональные строительные площадки, оцененные в 1,2 млрд руб. «На падающем рынке покупать активы может только стратегически мыслящий инвестор, уверенный в восстановлении рынка в среднесрочной перспективе и возврате ликвидности. А таких сегодня не так просто найти», — предупреждает гендиректор консалтинговой компании «Решение» (специализируется на экспертизе промышленных предприятий) Александр Батушанский. Он считает, что промышленный блок СУ-155 стоит сегодня не дороже 20 млрд руб., если учитывать прошлогоднюю выручку в 36 млрд руб., ставку дисконтирования в 10% ​и коэффициенты, по которым торгуются публичные девелоперы, также имеющие в своей структуре промышленные предприятия. Крупным активом группы также можно считать земельный банк: по словам Сарокваши, земли компании позволяют построить около 7 млн кв. м недвижимости, где находятся участки, он не уточняет. С учетом норм по строительству — 20 тыс. кв. м на 1 га — земельный банк может составлять около 350 га. Если бы эти земли находились в Подмосковье, где за одну сотку дают около 400 тыс. руб., за весь портфель можно было бы просить примерно 14 млрд руб., предположил гендиректор «Гео Девелопмент» (специализируется на оценке земли) Максим Лещев. Вырученные от продажи активов деньги пойдут на завершение строек, утверждают в компании. Проблема в том, что до 2016 года СУ-155 предстоит построить еще около 300 тыс. кв. м, для чего нужно привлечь 3–5 млрд руб. На сайте СУ-155 содержится информации о том, что в продаже у компании сейчас 1,65 млн кв. м квартир на разных этапах строительства, нежилых помещений и гаражей. Параллельно СУ-155 пытается провести реструктуризацию долгов. Крупнейшим кредитором группы сейчас является Росбанк, которому СУ-155 должна 3,8 млрд руб. В СУ-155 заверяют, что переговоры с банком находятся в финальной стадии. В Росбанке это отказались комментировать. Заявление о банкротстве СУ-155, которое банк направил в столичный арбитраж в апреле, пока не отозвано. И все же власти хотят избежать банкротства всей группы СУ-155. В случае краха компании только в Московской области может появиться около 18 тыс. дольщиков, обязательства перед которыми не выполнены, говорил в июне Елянюшкин. Всего по России их может быть в два раза больше, оценивает Хинштейн.

04478d8fafbc62c80b1ac43cdb339efb.jpeg

  ****   Последняя заначка Балакина  

Компания Михаила Балакина пытается найти средства для выплат по облигациям Как удалось выяснить Forbes, строительная компания СУ-155 Михаила Балакина выставила на продажу здание головного офиса в Москве на Малой Ордынке. Об этом рассказали два источника на рынке недвижимости. "Здание СУ-155 продается почти задаром", – утверждает один из них. Представитель пресс-службы СУ-155 сообщил, что компания "находится в активной стадии реализации активов" для покрытия долгов, в том числе и недвижимости. "По зданию на Ордынке наша позиция будет зависеть от предложения", - уточнил он. Штаб-квартира СУ-155 на Малой Ордынке удачно расположена: центр Москвы, транспортная доступность. Исходя из текущих рыночных ставок аренды здание можно оценить в диапазоне $30–35 млн, говорит руководитель департамента рынков капитала Colliers International Станислав Бибик. По его мнению, здание может быть перепрофилировано в премиальный жилой комплекс или гостиницу, что придает ему больше ликвидности и привлекательности для инвесторов. Директор департамента оценки Sminex Александр Лагутов говорит, что общая площадь здания, согласно данным Росреестра, составляет 8016 кв. м и здание, скорее всего, относится к классу В/B+. "Расчетная рыночная цена здания составит порядка 150 000-170 000 рублей за кв. м, или порядка 1,3 млрд рублей. Но быстро продать такой актив на текущем рынке нереально. Придется сделать скидку порядка 30%. Таким образом, цена продажи с учетом обозримых сроков составляет не более 0,9 - 1 млрд рублей", - считает Лагутов. Другой источник объясняет, что продажа здания может быть выгодна собственнику компании, так как на вырученные средства компания может выкупить собственные облигации. Гендиректор "Ари Капитала" Алексей Третьяков объясняет, что СУ-155, с одной стороны, нужно договариваться со всеми кредиторами и инвесторами  о реструктуризации долга, а с другой —искать оптовых покупателей на недвижимость. "Рублевые облигации СУ-155 торгуются в дефолтной секции ММВБ по ценам 25-30% от номинала. Безусловно, если компания поймет, что сможет продолжить свое существование, ей выгодно выкупить свои долги с огромным дисконтом", - объясняет Алексей Третьяков. Дочерняя организация группы – «СУ-155 Капитал» –  25 августа объявила дефолт по облигациям и не смогла выплатить 84,77 млн рублей дохода. Причиной дефолта стало отсутствие денежных средств у эмитента, говорится в материалах. В марте «СУ-155 Капитал» не смогла исполнить оферту по облигациям 5-7 серий на несколько миллиардов рублей. К СУ-155 подали десятки исков о банкротстве, среди обратившихся, в частности, были Сбербанк, Росбанк и банк «Российский капитал». Источник в СУ-155 говорит, что если компании дадут спокойно работать и не будут давить и опускать цены активов группы, то долги будут покрыты. "Если будут отжимать "за рубль", то нам будет тяжело", - объясняет он.

 

Антон Вержбицкий

 

Источник: "Форбс" , 06.09.2015

Ссылки

Источник публикации