Полпредства Особого Назначения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Представительства Орловской области растут как грибы после дождя в разных городах и странах

Марина Рогачева (дочь Егора Строева) C журналистами надо построже, а то вечно они преподносят хорошие новости от властей как плохие для народа. Вот, например, жителей Орловской области ожидал приятный сюрприз от губернатора Строева — строительство нового здания постпредства в Большом Головином переулке в Москве жилой площадью 1150 квадратных метров и подземным гаражом на семь машин. Ведь какая была бы радость для рядового провинциала: прибыл в столицу, запарковал машину в родном представительстве и на боковую — площади позволяют.

Родственный аэродром

Газета «Орловские новости» испортила всю обедню, зачем-то известив налогоплательщиков, в какую сумму им обойдется губернаторская затея. Вроде бы только за право начать строительство губерния должна выложить московской мэрии 854 400 долларов США. К тому же выяснилось: постоянное представительство Орловской области в Москве уже есть — на Гончарной улице, в старинном двухэтажном флигеле генерал-губернатора Тутолмина. Реставрацию, евроремонт и аренду архитектурного памятника орловские налогоплательщики оплачивают с 1994 года. По некоторым оценкам, это удовольствие потянуло на два миллиона долларов. Но если смотреть с государственной точки зрения, то дело не в деньгах. За восемь лет в постпредстве на Гончарной созрела как политик дочка Егора Строева Марина Рогачева. Теперь она сенатор, представляет папу в Совете Федерации.

Орловские обыватели судачат, будто новый аэродром в Б. Головином переулке Егор Семенович готовит для внука Саши. Как будто не знают, что мальчик еще учится в школе. Впрочем, к концу строительства наверняка ее окончит.

Звездный час Муму

Но дело не в этом. С представительствами Орловской области вообще интересная история. Они растут как грибы после дождя в разных городах и странах, но о существовании большинства из них налогоплательщики даже не подозревают. Возможно, это и хорошо, а то бы начались вопросы: для чего создаются, сколько бюджетных денег ушло на аренду, транспорт, оргтехнику, мебель, телефонные счета и коммунальные расходы. А так — тихо, народ не волнуется и власть спокойна. Бывает, конечно, просачивается какая-нибудь информация о кипучей деятельности представительских структур. Допустим, в прошлом году Орловское постпредство в Санкт-Петербурге организовало у своего здания на Адмиралтейском проспекте акцию «Международный день Муму» к 150-летию рассказа Тургенева в защиту животных. Кто из питерцев был не в курсе, узнали, что Иван Сергеевич обитал в окрестностях Орла да и собачку утопили там же.

А вот в Минске, например, орловские послы ничем таким не занимаются. Потому что уже лет пять обсуждают перспективы развития связей между предприятиями Орла и Республики Беларусь. Результаты есть: подготовлено несколько совместных докладов, из которых видно, что перспективы улучшаются.

Стратегические интересы

С Абхазией Орел договорился не в пример быстрее — за один визит руководства республики в вотчину Егора Строева. Предмет договора остался за кадром, но для орловских СМИ губернатор очертил его в нескольких словах: «Мы расписались на своих сердцах в дружбе и уважении, а может быть, и в клятве о дружественных связях наших потомков». Абхазия выделила администрации Орловской области гектар земли в Гагрском районе. Некоторые газеты на радостях поспешили оповестить земляков, что уж теперь-то шальные курортные деньги двинут экономику области ввысь. Но через полгода выяснилось, что на божью благодать надеяться нечего — гагрская земля по просьбе администрации переоформлена на АО «Орловский областной центр рыночных отношений «Развитие» — фактически на частную структуру под патронатом губернатора.

Впрочем, областной администрации тоже кое-что досталось — скандал с Грузией. Она агрессивно протестует против открытия в Абхазии представительства Орловской области. По заявлению министра по особым поручениям Малхаза Какабадзе, это «не соответствует дипломатическим нормам, принятым в международной практике». Абхазия, попавшая в переплет за свою доброту, выступает с ответными заявлениями. Как бы не дошло до конфликта, опасаются местные чиновники.

Действительно. А то объявят войну официальному Орлу — попробуй потом докажи, что у орловской элиты не было стратегических интересов на берегу Черного моря, только шкурные.

Лицом к Минфину

Строго говоря, в существовании региональных представительств смысл был. После того как распался Союз и рухнули экономические связи, субъекты Федерации, чтобы элементарно выжить, вынуждены были договариваться между собой буквально обо всем: о торговле, о производстве, о культурном обмене. Считалось, что, сидя в Москве, договориться проще: здесь и Минфин в пределах видимости, и банков немерено, и богатых инвесторов гораздо больше, чем, допустим, в забытом богом Урюпинске. Вот региональные послы специального назначения и сидели, лоббировали.

- Мы свой хлеб даром не едим, — пооткровенничал с бывший постпред Курганской области Олег Пантелеев. — Бегаешь по министерствам как запаленный, зато в область текут инвестиции на миллиарды рублей.

Постпреды, как правило, не распространяются о дальнейшей судьбе инвестиций. Пожалуй, только представитель Мордовии похвалился, что республика завалила Москву электрическими лампочками, после того как получила от мэрии кредит на перевооружение производства.

Со временем выяснилось, что с ролью лоббистов успешно справляются депутаты Госдумы и сенаторы. Содержать еще и постоянных представителей, «обросших» помощниками, консультантами, горничными и комендантами зданий, — дорогое удовольствие. Да и сами здания отягощают карман. По внешнему виду некоторых из них совершенно непонятно, кто там заседает — посол банановой державы или представитель депрессивного региона типа Кабардино-Балкарии или Орловщины, возглавляющей «черный список» регионов-должников. В прошлом году областной долг по кредитам, взятым у правительств иностранных государств, у банков и в Минфине, превышал 2 миллиарда 300 миллионов рублей.

Орловщина, однако, на представительствах не экономит. Напротив, расширяет и расширяет их географию. По официальной версии, на чужбине послы-труженики формируют привлекательный имидж своей малой родины. С имиджем действительно нет проблем. Недели не проходит, чтобы в гости к губернатору Строеву не приехали руководители отечественных и зарубежных фирм. Всякий раз после «конструктивного обмена мнениями» называется ожидаемая сумма инвестиций — 6, 10, 20 миллиардов рублей. И так все последние десять лет. А местные аналитики утверждают, что основные производственные фонды в Орле износились на 70 процентов. Даже ближайшее окружение губернатора сокрушается, что местная продукция давно и безнадежно устарела. Виноваты, разумеется, бессовестные инвесторы.

- Завлекаешь их, завлекаешь, — пожаловался корреспонденту один посол специального назначения, представляющий Орловщину в Сибири, — а они подпишут протокол о намерениях, поклонятся дубу Тургенева в Спасском — и бегом с деньгами к соседям.

Ну не все, конечно. Кто-то остался на «кастрюлькином заводе». Так рабочие за глаза называют Орловский комбайновый завод, где шестьдесят человек приклеивают лейбл «Орел» к собранным в Красноярске комбайнам.

Серьезных инвесторов и в самом деле почему-то не заманишь. Концерн «Фольксваген», с которым велись долгие переговоры о сборке автомобилей в Орле, переметнулся в Курск. Завод по выпуску стиральных машин итальянцы построили в соседнем Липецке, хотя протокол о намерениях подписывали с Орлом. Почему так — вопрос сложный. Ходят разговоры, будто местное чиновничество запрашивает слишком большие откаты, инвесторам это не нравится.

Впрочем, к послам специального назначения эти наветы не имеют никакого отношения. Напрямую их даже не упрекнешь в том, что они залазят в карман к налогоплательщикам. Потому что этим делом занимаются совсем другие лица. Например, местные депутаты, которые по подсказке исполнительной власти принимают изменения в некоторые жизненно важные законы. Допустим, ставка транспортного налога в Орловской области в три раза выше федеральной, повышен налог на имущество с физических лиц. Короче, если нужно, найдется немало местных налогов, способных выпотрошить карманы рядовых орловцев в пользу какой-нибудь расточительной губернаторской затеи. Строительство нового постпредства на Сретенке налогоплательщики, возможно, выдержат. Но на Красной площади — точно нет.

Людмила Бутузова

Оригинал материала

«Московские новости»