Понты как стратегия

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Понты Как Стратегия»)
Перейти к: навигация, поиск


Миллера от Абрамовича отличает только то, что он покупает не футболистов, а активы

1119857844-0.jpg Еще весной позиции «Газпрома» и его руководства казались неопределенными. Аукцион по «Юганску» провалили, проявившую строптивость «Роснефть» присоединить не смогли. Даже структуры средней руки вроде федеральной антимонопольной службы начали пинать колосса по ногам и заявлять, что ему, мол, делать в энергетике нечего.

Теперь ситуация кардинально изменилась. Благодаря закрытой в четверг сделке по выкупу 10,7% акций «Газпром» в течение года должен получить от государства в виде кредитов иностранных банков 7,15 миллиарда долларов. Алексей Миллер уже сейчас ведет себя, как Роман Абрамович на футбольном рынке, через запятую перечисляя вероятные умопомрачительные покупки. Только речь идет не о футболистах, а о компаниях или активах.

Разброс интересов монополиста весьма широк: доли «Роснефти» в сахалинских проектах, остатки «ЮКОСа», прибалтийский нефтеперерабатывающий завод Mazeikiu Nafta. Это по мелочи.

Но ходят и упорные слухи о приобретении либо российской доли ТНК-ВР, либо целой «Сибнефти». Купить все это оптом за имеющиеся в наличии деньга невозможно… Да и приобретение крупных нефтяных компаний выглядело бы проблематичным, если бы их владельцы, как и менеджмент «Газпрома», не находились в, скажем так, специфических отношениях с Кремлем. А иначе добиться многократного увеличения нефтяных активов, как то было обещано Медведевым, невозможно. Энергетику пока оставим за скобка-, ми, потому что не ясно, когда и почем будут продаваться генерирующие компании. Но то, что без «Газпрома» на аукционах вряд ли обойдется, почти факт.

Впрочем, здесь важнее не то, что конкретно в итоге купит «Газпром», а для чего. Официальная версия — чтобы стать похожими на мировые энергетические компании вроде ExxonMobil, у которой тоже 55% нефти в балансе. В переводе на русский — для понта. Не лучшая стратегия. Впрочем, за ней читается другая — успеть потратить свалившиеся на голову деньги. Успеть до 2008 года. Политическая подоплека такой позиции совершенно понятна. Экономически оправданной она была бы лишь в том случае, если бы в профильном бизнесе «Газпрома» ощутимых проблем не наблюдалось. То есть если бы тратить ему было больше не на что. В действительности все обстоит с точностью до наоборот. У монополии есть масса направлений деятельности, нуждающихся в колоссальных объемах инвестиций. Причем срочно. Только вот ни Медведев, ни глава «Газпрома» Миллер об этом на собрании акционеров не говорили. Придется разъяснить.

«Старенький газопровод»

По данным Счетной палаты, не так давно проверявшей «Газпром», износ основных фондов до газодобывающим подразделениям достиг 64,3%, по газотранспортным — 57,7%- Конечно, есть в России «свечные заводики», оборудование которых мотает и второй, и третий сроки допустимой эксплуатации. Но «Газпром» ведь совсем другое дело. Природный газ составляет более половины топливного баланса, страны и гораздо большую часть баланса, в энергетике. То есть для большинства регионов именно газ — является источником тепла и света, Единая газотранспортная сеть России (ГТС) — это каркас, на котором, держится экономика страны. Его повреждение может привести к катастрофе, по сравнению с которой недавнее отключение электроэнергии в Москве — не более чем обморок на детском утреннике.

Казалось бы, монополист, на балансе которого находится ГТС, должен уделять ее модернизации первостепенное значение. Ан нет. По данным Счетной палаты, ГТС в рамках «Программы реконструкции

и технического перевооружения объектов транспорта газа ОАО «Газпром» до 2006 года» в 2001—2003 годах получила только 26,3 миллиарда рублей вместо 64 необходимых. Известно, что чем меньше денег вкладывается в модернизацию, тем быстрее стареет оборудование, тем выше вероятность — аварий. Спичрайтерам президента впору готовить гневную речь о «стареньком газопроводе».

Ну бог с ними, с национальными интересами. «Газпром» мог бы хотя бы о своем бизнесе подумать. Модернизация ГТС нужна ему если не как газ, то как воздух, иначе очень скоро перед ним замаячит та же проблема, с которой столкнулись нефтяники, — предельная загрузка транспортной сети. В этих условиях увеличивать добычу сырья бессмысленна: до потребителя оно все равно не дойдет.

Автоматически невозможным становится дальнейшее развитие компании.

Нужно срочно строить новые магистральные газопроводы. Известно какие: СРТО—Торжок Ямал—Европа, Заполярное—Уренгой. Причем бюджет только первого проекта превышает сумму, которую монополист получит от государства. Всего же в прошлом году он вложил в газопроводы менее трех миллиардов долларов. Приплюсовать бы к ним нынешние семь — глядишь, что-то и построили бы. Но на главное у нас денег нет- в добычу особо не вкладываемся, старые газопроводы не латаем, новые не строим. Вопрос: куда же тогда «Газпром» тратит деньги, исправно поступающие от экспорта «голубого золота»?!

Полтора миллиарда «внештатникам»

Признаюсь, вопрос этот мучил не только меня. Независимый кандидат в совет директоров «Газпрома» (по понятным причинам туда не попавший), директор по корпоративным исследованиям Hermitage Capital Management Вадим Клейнер в рамках своей предвыборной кампании обнародовал солидный доклад, в котором подметил несколько любопытных фактов.

Первое. Быстрее всего в «Газпроме» растет оплата труда: в среднем по компании она гораздо выше, чем по России. И не было бы в этом ничего плохого, если бы прибавку к зарплате получали преимущественно люди, которые добывают газ. Но таковых в «Газпроме», по данным Клейнера, не более 10%. Остальные — либо сотрудники головного офиса, либо персонал непрофильных компаний, входящих в структуру концерна. Последние принесли «Газпрому» убытки в 350 миллионов долларов и получили за это… полтора миллиарда в той же валюте. Управленческие расходы концерна, по словам министра экономического развития Германа Грефа, в последнее время выросли в два с половиной раза. Львиная доля — опять же зарплаты управленцев, которые газовую скважину видели разве что в страшном сне.

Второе. Радикально — на 82% выросли затраты «Газпрома» на приобретение материалов, в первую очередь, труб. При этом цены производителей выросли на 30, максимум на 40%. Логично предположить, что разница осела в карманах посредников. Г-н Клейнep такого же мнения. По его данным, три из четырех с половиной миллиардов долларов, потраченных «Газпромом» в прошлом году на материалы, прошли через его «дочку» «Газокомплектимпэкс». Характерно, что и она не нашла прямой дороги к производителям, предпочитая приобретать трубы у фирм-посредников, принадлежащих физическим лицам, которых не знает даже президент. А знают, по-видимому, либо люди, близкие к «Газокомплектимпэксу», либо друзья-собутыльники: нормальная деловая практика отечественного образца. А ведь «Газокомплектимпэкс» не один такой. «Газпром» пользовался еще посредническими услугами ООО «Спецметкомплект» и ООО «Единые нефтегазовые системы».

Наконец, немалую брешь в бюджете «Газпрома» пробила пресловутая «экспансия». Так, на приобретение 10% РАО «ЕЭС» и блок-пакета «Мосэнерго» концерн потратил 1,3 миллиарда долларов: эта сумма примерно равна той, что он недовложил в ГТС. Между тем износ фондов в энергетической монополии будет еще повыше, чем в газовой. То есть, бросая на произвол судьбы свое хозяйство, «Газпром» лезет в чужое, не менее проблемное.

При этом «Газпром» далек от у того, что можно было бы назвать финансовой стабильностью. На сегодня компания должна кредиторам более 18 миллиардов долларов, то есть долги равны примерно трети капитализации компании. Это в принципе не катастрофично. Многие энергетические компании мира имеют схожий баланс. Проблема в другом. Во-первых, значительная часть долгов «Газпрома» — «плохие». То есть это деньги, взятые на малый срок под высокий процент, да еще и под обеспечение в виде экспортных контрактов. То есть «Газпром» уже должен значительную часть того, что он будет экспортировать на несколько лет вперед.

Во-вторых, монополист зачастую вынужден занимать на не выгодных для себя условиях только потому, что не может получить деньги с потребителей. У РАО «ЕЭС» это получается, у ОАО «РЖД» — тоже, а у «Газпрома» — нет. И ладно бы речь шла о пресловутых девяностых, связанных круговой порукой неплатежей. Сейчас стрясти причитающиеся тебе деньги можно — стоит только захотеть. Но руководство «Газпрома», видимо, занято другими проблемами. И вот этой компании с таким вот менеджментом высшее руководство страны выдало карт-бланш на роль спасителя национальной экономики. Это ей должно достаться все лучшее, что удастся отобрать или в крайнем случае» купить у врагов-олигархов и гоременеджеров предыдущего призыва. Это она должна стать «глобальной многопрофильной энергехической корпорацией».

Но если дела будут идти так, как сейчас, «Газпром» станет свалкой разваливающихся разобщенных активов, с которых будут кормиться высокопоставленные чиновники, бесполезный персонал и никому не известные посредники. Впрочем, если вспомнить, что «Газпром» — плоть от плоти государственной, а его менеджмент — не более чем часть госаппарата, то все встанет на свои места. Не может недееспособная политическая власть породить дееспособную экономическую. А дееспособная политическая власть не поставит во главе крупнейшей госкомпании людей, откровенно ведущих ее к катастрофе.

Алексей Полухин

Оригинал материала

«Новая газета»