Понятия о «Справедливости». Барановский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Стартовавшая перед майскими праздниками всероссийская акция «Дадим бой коррупции!» прошла незамеченной. Конечно, сегодня немало людей готовы открыто выступить против засилья вороватых чиновников. Но массовое по задумке организаторов антикоррупционное мероприятие имело совсем другие цели. Главной задачей акции стало «привлечение внимания к судьбе правозащитника Дмитрия Барановского», попавшего за решётку по статье «вымогательство в особо крупном размере». Понятно, что митинговать в защиту откровенного рэкетира наши сограждане не захотели.
Как правило, такие криминальные истории, прогремев однажды на всю страну, вновь попадают в центр общественного внимания только после окончания судебного процесса. Уголовное дело Дмитрия Барановского, бывшего лидера межрегиональной общественной организации (МОО) «Справедливость», стало редким исключением из этого правила. Имя этого бизнесмена, некогда вхожего в кабинеты высших федеральных и региональных чиновников, вновь замелькало на страницах центральных СМИ сразу по двум весомым поводам. Вначале о затянувшемся уголовном расследовании коммерческой деятельности Барановского напомнили его соратники по МОО «Справедливость», попытавшиеся поднять народ на защиту своего бывшего лидера. Затем достоянием общественности стали факты, полностью разрушающие образ «борца с коррупцией». Как выяснилось, в своей деятельности на так называемом рынке слияний и поглощений Дмитрий Барановский предпочитал полагаться на силу. А потому опубликованные прежде данные о возможной причастности «правозащитника» к серии громких покушений приобретают характер прямых обвинений.

Наклонный путь к успеху

Если верить официальной биографии лефортовского сидельца, опубликованной на сайте Peoples.ru, Дмитрий Роальдович Барановский «является разносторонней личностью, постоянно стремится к самосовершенствованию». Спорить с этим утверждением трудно. В самом деле, жизнь Барановского, даже втиснутая в тесные рамки газетных публикаций, напоминает сюжет классического авантюрного романа. Причём не будет преувеличением сказать, что на тюремные нары его привела отмеченная биографами крайняя амбициозность. Правда, вначале он держался в рамках закона. Окончив среднюю школу, поступил в лётное училище. А срочную службу проходил на территории воюющего Афганистана, в легендарной благодаря фильму режиссёра Бондарчука 9-й роте 345-го отдельного парашютно-десантного полка. После демобилизации, как многие «воины-интернационалисты», занялся предпринимательской деятельностью. Сперва устроился директором по маркетингу в туристическую компанию «Американский клуб путешествий». Потом занялся делом посерьёзнее. Настоящие деньги принесли армейские навыки. А именно готовность применить силу там, где уже не действуют уговоры.

Дальнейшую карьеру Дмитрия Барановского можно проследить по серии громких полукриминальных скандалов. Вкус шальных денег «афганец» впервые почувствовал в 1995 году, успешно «разрулив» конфликт подконтрольной ему фирмы «Адамас» с компанией «Сильвинит», крупнейшим отечественным производителем калийных удобрений. Спор возник из-за долга в 3 млн долларов, которые предприятие Барановского упорно не желало возвращать. «Сильвинит» в соответствии с тогдашними традициями обратился за помощью к собственной «чеченской» «крыше». Горцы, переговорив с представителями сплочённой группы бывших воинов-интернационалистов, посоветовали своим подопечным списать задолженность ввиду необыкновенной крутости должников. Коммерсанты, как и следовало ожидать, подчинились. А предприимчивый бизнесмен помимо денег получил чёткое представление о механике силового передела собственности, который в нашей стране по недоразумению именуется «рынком слияний и поглощений».

Конечно, желающих безнаказанно «поглощать» в пореформенной России хватало с избытком. Тем не менее твёрдость характера и подмеченное биографами «стремление к самосовершенствованию» быстро сделали Барановского признанным авторитетом в этом сомнительном виде бизнеса. Главной производственной площадкой «афганца» стала компания «Сигма». А непосредственным сырьём для делания денег – перспективные, но запущенные подмосковные предприятия. Оказалось, что для «поглощения» капитала таких объектов, как столичный аэропорт Внуково, ОАО «Мельничный комбинат в Сокольниках», Брянский механический завод, ОАО «Клинволокно» и знаменитый «Фильмэкспорт», фирма Дмитрия Барановского использовала довольно незамысловатые схемы. Первая, «белая», шла в ход тогда, когда облюбованное предприятие планировалось сохранить. Захват шёл в три этапа. Сперва сотрудники «Сигмы» через аффилированные структуры скупали блокирующий пакет акций, затем устанавливали полный контроль над советом директоров, а после этого лоббировали назначение гендиректором своего ставленника. Применение «чёрной» схемы не оставляло предприятию ни одного шанса на спасение: юристы вгоняли «объект» в долги, а затем банкротили его, распродавая землю, оборудование и недвижимость. Была и третья, засекреченная методика отъёма чужого имущества. Её особенности, к сожалению, вскрылись только во время уголовного расследования.

Летальный исход собственника

Захват предприятий только на бумаге выглядит простым делом. В реальности операции по «слиянию и поглощению» зачастую напоминают боевые рейды, в которых нападающая сторона запросто может стать пострадавшей. Сталкивался с особо несговорчивыми коммерсантами и Дмитрий Барановский. Чаще всего дело улаживали без шума, в тесном кругу «крыш» и «авторитетных предпринимателей». Иногда на страницы прессы выплёскивался громкий криминальный скандал. Одним из первых «проколов» Барановского стала предпринятая им в середине лихих 90-х попытка прибрать к рукам Московский производственный комбинат автообслуживания (МПКА), которому принадлежала большая часть столичных заправок. Действовал хозяин «Сигмы» по «белой» схеме, попытавшись устроиться заместителем генерального директора этого прибыльного предприятия. Гендиректор МПКА Владимир Монахов отнёсся к инициативе Барановского без должного восторга. А потому никто не удивился сообщению о его скоропостижной насильственной смерти. Жестокость «исполнения» явного заказного убийства поразила даже привычных ко всему московских бандитов: Монахов был застрелен днём на даче в присутствии собственной дочери. Одним из главных подозреваемых по делу о покушении на гендиректора МПКА стал Дмитрий Барановский. Правда, это обстоятельство не помешало ему занять должность генерального директора предприятия.

Героем ещё одной истории с летальным исходом Барановский стал в 2002 году. Речь на этот раз шла о контроле над стратегически важным предприятием российской оборонки серпуховским ОАО «Ратеп». Схема, как и в случае с Московским комбинатом автотехобслуживания, была «белой». А именно благодаря стараниям «засланного казачка» завод «Ратеп» оформил несколько коммерческих сделок по заведомо подложным документам, в результате чего образовался полумиллиардный долг. Задолженность тут же выкупили фирмы, аффилированные с компанией «Сигма-Консалтинг» Дмитрия Барановского. Стоило это недорого: искусственно созданный долг был погашен необеспеченными векселями. Зато пост первого заместителя гендиректора ОАО «Ратеп», который в результате всей этой операции занял Барановский, был что ни на есть настоящий.

Правда, без боя оборонный завод не сдался, а потому его руководство несло серьёзные потери. Для начала за решётку был отправлен главный экономист завода, отчаянно сопротивлявшийся скупке долгов «Ратепа» сторонними и явно недобросовестными «инвесторами» из «Сигмы». Вторым ударом по защитникам предприятия стало уголовное дело, возбуждённое против его гендиректора, который никак не мог смириться с замашками и претензиями своего нового заместителя. В апреле 2003 года против Барановского выступил исполняющий обязанности гендиректора концерна ПВО «Алмаз-Антей», в состав которого входил завод, Игорь Климов. Ответ рейдеров не заставил себя ждать. После очередной схватки «в верхах» провинциальный Серпухов потрясли два покушения: наёмные киллеры расстреляли Климова и в тот же день убили коммерческого директора завода «Ратеп» Сергея Щитко, бесстрашно выступавшего против назначения Барановского.

Оборона военного завода

Нельзя сказать, что этот скандал, как и другие, остался незамеченным. Как мы считаем, правоохранительные органы, принимая во внимание масштаб фигуры Барановского, работали с прохладцей. И без того вялое расследование дела было приостановлено в 2005 году ввиду «неустановления лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности». Барановский тем временем всерьёз принялся за «освоение» компании «Металлист», второго по значению градообразующего предприятия Серпухова. Здесь, как и на «Ратепе», добычей «Сигмы» стало кресло заместителя гендиректора. Контролируя два крупнейших предприятия Серпухова, Дмитрий Барановский фактически заправлял городом. А ещё довольно значительным сектором российской оборонной отрасли. Пожалуй, именно это обстоятельство его и сгубило. По традиции в нашей стране власть уделяет особое внимание оборонным предприятиям. И крайне отрицательно относится к любым предпринимателям, пытающимся прибрать их к рукам без особого на то дозволения.

Первой, пусть и с большим опозданием, на захват «Ратепа» среагировала законодательная ветвь власти. Мнение патриотически настроенных коллег озвучил заместитель председателя Комитета Государственной думы по конституционному законодательству и государственному строительству Виктор Илюхин. По его данным, в результате рейдерского захвата крупного военного предприятия «инвесторами» Барановского страна потеряла заказ на производство систем управления зенитного ракетного комплекса для Индии. Адресовав своё послание генеральному прокурору и главе российского государства, депутат вывел расследование «дела «Ратепа» на принципиально новый уровень. Вслед за Виктором Илюхиным судьбой оборонного завода всерьёз занялся губернатор Московской области Борис Громов. Напрямую обратившись к министру Нургалиеву, глава Подмосковья по-военному чётко обозначил ситуацию. Громова поддержали ведущие СМИ. Действительно, по информации деловых изданий, на оборонном заводе был запущен механизм дробления технологического производственного цикла, резко упало качество продукции, а зарубежные покупатели морских зенитных комплексов уже вовсю подыскивали себе других поставщиков. Более того, имелись данные о готовящемся искусственном банкротстве ОАО «РАТЕП» по уже испытанной схеме «искусственного долга».

Экспортная работа на публику

Остановить фактическое уничтожение оборонного предприятия удалось только 21 апреля 2009 года, возобновив уголовное дело. Обыски в компании Дмитрия Барановского «Сигма-Консалтинг», которая владеет блокирующим пакетом акций ОАО «РАТЕП», а также в квартирах бизнесмена и его ближайших родственников дали основание для предъявления обвинений в рейдерстве. Правда, непосредственным поводом для ареста стал другой эпизод многогранной деятельности Барановского. Он был взят под стражу летом прошлого года по обвинению, которое выдвинул против него предприниматель Александр Алтунин. По его утверждению, фактический владелец «Сигмы-Консалтинга» вымогал у него долю в компании, являющейся собственником крупного земельного участка в Красногорском районе Московской области. Причём в процессе так называемых переговоров, больше напоминавших бандитские «стрелки», у Алтунина появились вполне обоснованные опасения за собственную жизнь.

На взгляд адвокатов владельца «Сигмы», сообщение об угрозах Дмитрия Барановского в адрес бизнесмена Алтунина были явной клеветой. Бывшего бойца 9-й роты трудно заподозрить в принадлежности к миру криминала. Офицерская выправка, ясный взгляд, обаятельный голос и прекрасные манеры. К тому же за спиной рейдера, надёжно прикрывая его тылы, стояла мощная общественная организация «Справедливость». А потому от глухой обороны Барановский перешёл в нападение, выдав серию громких заявлений о «государственном рейдерстве» и «повальной коррупции». Часть обвинений имела персональных адресатов. Больше других досталось властям Подмосковья.

Первыми о смене тактики Барановского узнали журналисты. Даже находясь за решёткой по обвинению в вымогательстве, Дмитрий Барановский пытался судиться со СМИ. Мощная информационная поддержка, оказанная со стороны правозащитной организации «Солидарность», придала заурядному уголовному делу отчётливый политический оттенок. Заявления о «произволе правоохранительных органов» явно предназначены для «мировой общественности». А рассказ о давнем обыске, который провели следователи ФСБ в помещении фирмы Барановского в 2000 году по делу о незаконном обороте редкого металла рубидия, и вовсе заставил некоторых представителей либеральных кругов заговорить о «возвращении ГУЛАГа». И дело наверняка закончилось бы громким международным скандалом, если бы не банальная утечка информации.

Охотники за головами

Всё просто: бывалый армейский разведчик Барановский, как и многие его коллеги, не учёл последних достижений прогресса. А потому спокойно обсуждал довольно щекотливые темы по телефону. Часть из них, по воле его многочисленных оппонентов, попала в базы данных. А уж потом расшифровки деловых «тёрок» предпринимателя и правозащитника Барановского просочились в Интернет и были опубликованы на одном из сайтов. Как мы считаем, сам Барановский, равно как и его деловые партнёры, используют правозащитную организацию в качестве дубинки на бесконечных «разборках». Причём зачастую путая её название, как это случилось, к примеру, в ходе беседы лидера «Справедливости» с депутатом Госдумы Саблиным, давним соратником по общественной организации «Боевое братство».

Саблин:

…Реально, там здание, есть активы. Поэтому приглашаю тебя в партнёрство в эту тему. Возможно, хватит одного разговора…

Барановский: Угу.

С.: Вот. А она просто там работает бухгалтером. У неё 47% акций. Это компания, которая всё делала для «Мосводоканала».

Б.: Угу, угу.

С.: Все, все ремонтные работы и так далее.

Б.: Я понял.

С.: Поэтому я Эдику поручу.

Б.: Угу.

С.: Он её выдернет. Тебе надо встретиться. А технология, она такая же. Как «Солидарность», всё остальное.

Б.: «Справедливость».

С.: Ну «Справедливость».

Б.: А то (неразборчиво)...

С.: Всё остальное. Это один в один там ситуация, только она не запущена.

Б.: Я понял, понял.

С.: Никто ничего не забрал. Никто ничего. Такие мелкие попытки. Типа того бл...

Б.: Ну давай, давай. Хорошо.

С.: Там офис на Таганке. Там в ближайшем Подмосковье земля, ну это.

Б.: Договорились. Хорошо. Пусть Эдик тогда договаривается. Позвонит мне.

С.: Ладно, Дима.

Б.: Всё, давай. Обнимаю.

Путаница в названии «правозащитной организации», которую возглавил Барановский, давний друг и деловой партнёр депутата Саблина, возникла не на пустом месте. «Натравить» либеральные круги на очередную жертву рейдерского захвата нетрудно. Правда, эффективность этого метода в нынешних условиях вызывает большие сомнения. Гораздо проще «наехать» на «клиента» по старинке, назначив его «крыше» бандитскую «стрелку». А там, на месте, можно обойтись и без трудных правозащитных формулировок. Как это, к примеру, предлагает сделать своему подручному М. сам Барановский:

М.: Хотел посоветоваться тоже здесь. У нас здесь такая ситуёвина сложилась – с чехами разбор полётов, а они кадыровцы. Ну, вот. Вот. Знаешь, вот хотел посоветоваться. Сейчас с ними договорились встретиться. И они, понимаешь, вот с ксивами с этими, со словами приедут, и вот, как думаешь, ну, приезжать с ними на разбор полётов? Или нет? То есть как? Подстраховаться есть возможность? Как? Алло...

Б.: Скажи, пожалуйста, а разбор-то на предмет чего?

М.: Ну там они нашего парня то есть замесили, вот.

Б.: Замесили каким образом?

М.: Ну, там по беспределу. Соответственно со своими ксивами и так далее. То есть, ну.

Б.: А можешь подробнее рассказать?

М.: Ну, подробнее там была тема там с одной женщиной коммерческого рода. Коммерческого рода. Они соответственно приехали представлять интересы её. Вот. И… А… Ну там слово за слово, то есть они начали там голос повышать и забили его в общем. Его в больницу положили и так далее. И с тех пор сейчас идёт там соответственно процесс разборок. Как, чего там, зачем, почему? Они постоянно ну вот с этими там ксивами и так далее.

Б.: Ну, смотри, о чём здесь можно разбираться, если люди себя так повели. О чём вы с ними хотите разбираться? Вы что, их хотите воспитать или что?

М.: Ну, что-то же надо же как-то. Не оставлять же без этого самого. Без ответа. Или как думаешь?

Б.: Значит, реально. Один вариант – найти общих знакомых с этими кадыровцами, чтоб они принесли извинения, и тем самым забыть. Или просто поставить это на паузу. И кому-нибудь из них башку отбить.

Самое интересное, что в конце разговора человек, которого собеседник называет Дмитрием, напрямую хвастается своими серьёзными знакомствами в Чечне. «Если бы ты мне сказал, кто это, что это за люди, то я бы навёл справки. Значит, у нас есть знакомые с кадыровцами, ну шефствуем над батальоном Востока ихнего. Там и так далее. Вот с этими Ямадаевыми, да и с Кадыровым. Вот мой товарищ чеченец, он там близкий с Кадыровым. Ну, порядочный человек, пророссийский».

Рекомендация Барановского «отбить башку» представителю чеченской диаспоры, вне всякого сомнения, вряд ли порадует представителей либерального правозащитного движения. И уж, во всяком случае, теперь не стоит ждать появления новых «всероссийских акций протеста» в защиту «известного бизнесмена». Да и слова предпринимателя Алтунина, пожаловавшегося на угрозы в свой адрес, теперь приобрели дополнительный вес для следствия.

А потому главной задачей Барановского в ближайшее время станет дискредитация источника, предавшего огласке его беседы. Правда, судебная перспектива такого дела выглядит крайне сомнительно. Один раз Дмитрий Барановский уже пытался оспорить по закону результаты журналистских расследований. Теперь ему придётся судиться с тысячами пользователей Всемирной сети, ставших добровольными трансляторами его откровений. Общественное мнение в наше время имеет чётко артикулируемый голос. И вряд ли его перекричат «правозащитники» из МОО «Справедливость»."