Поражение от победы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За усадьбу князей Долгоруких на Пречистенке Церетели заплатил $530 тыс.

Оригинал этого материала
© "Московские новости", origindate::21.11.2001

Поражение от победы. Московские художники отбили свой лучший выставочный зал у коммерсантов, но в пользу Зураба Церетели расстались с другим особняком

Татьяна Андриасова

Converted 12294.jpg

Выставочный зал - это Кузнецкий мост, 11, самое сердце Москвы, и борьба за него развернулась почти на пятилетку. Противником художественной интеллигенции оказалась строительно-реставрационная фирма ГАЛС. Не без поддержки городского начальства на месте запущенного и нуждавшегося в капитальном ремонте выставочного зала она задумала возвести новый многоэтажный дом, в котором художникам был обещан первый этаж. Художники отнеслись к такому предложению с большим сомнением, но пока они сомневались, ГАЛС успел получить разрешение на снос. Разрешение выдала так называемая сносная комиссия при Управлении по охране памятников истории и культуры Москвы, куда входят авторитетные искусствоведы и архитекторы. Судя по протоколу заседания, за уничтожение дома на Кузнецком проголосовали все как один, оговорив, правда, что это произойдет лишь после того, как ГАЛС представит проект будущего строительства. На подготовку отводилось полтора-два года.

В ГАЛСе работали над будущим новомодным шедевром, искали инвесторов и пр., а художники развернули бешеную деятельность по защите родного крова. Им удалось раздобыть массу документов, из которых выяснилось, что у дома потрясающая история. В конце XIX века это здание с потолком из стекла (одно из первых в России выстроенное в этом стиле) стало модным французским магазином, просуществовавшим до начала Первой мировой войны, когда его разгромили черносотенцы. В 1918 году бывший магазин превратился в артистическое кафе "Питтореск", оформлением которого занимались художники-авангардисты Якулов, Татлин, Родченко. На его эстраде выступали Маяковский, Бурлюк, Каменский. Именно здесь Мейерхольд показал премьеру "Незнакомки" Блока. Чуть позже кафе оборудовали под клуб-мастерскую с бунтарским названием "Красный петух", соответствующим духу посещавших его деятелей нового искусства. Во времена нэпа на месте "Красного петуха" снова возник дорогой магазин. Художники вернулись на Кузнецкий лишь в 30-м году и более или менее сносно просуществовали там до конца XX века.

Узнав о судьбе дома N 11 на Кузнецком мосту, Управление по охране памятников истории и культуры Москвы позабыло о своем протоколе, обрекавшем здание на снос, и объявило его памятником истории. ГАЛС был повержен: народное достояние по закону сносить запрещено. Хотя Управление так легко и часто меняет свои решения, что если бы ГАЛС постарался, победа могла оказаться и за ним. Но вроде бы городские власти пообещали ему не менее достойное место для будущего проекта, и от дальнейшей борьбы он отказался.

Художники шумно отпраздновали победу. На пресс-конференции они познакомили журналистов с отреставрированным фасадом многострадального здания и планами его будущей жизни, раздали награды лауреатам 25-й Молодежной выставки, угостили гостей пирожками из вегетарианского ресторана Джаганнат, открытого на Кузнецком, 11.

Куда скромнее прошла другая акция Московского союза художников - передача еще недавно принадлежавшего ему старинного особняка в Ермолаевском переулке (дом 17, строение 1) Зурабу Церетели. "Нам ничего не оставалось делать", - прокомментировал потерю один из руководителей союза.

Площади в Ермолаевском (более 2000 квадратных метров) Московский союз получил еще в 1975 году. Помимо выставочного зала, у художников там были и свои мастерские. Но уже тогда дом нуждался в реконструкции, провести которую союзу оказалось не по силам. В начале 90-х художники создали некоммерческое товарищество, чтобы выкупить особняк у города и с помощью достойных инвесторов привести его в порядок. Но Москва заломила за каждый квадратный метр его площади 1 тысячу долларов, то есть от художников потребовалось больше 2 миллионов долларов. О таких суммах они не смели и мечтать. Город же грозился выселить нищих живописцев и передать здание успешным коммерсантам.

И тут вроде бы случайно выяснилось, что площадями в Ермолаевском переулке заинтересовался Зураб Церетели. Ему они якобы необходимы под новый музей авангарда, для которого нет места ни в Музее современного искусства на Петровке, ни в галерее Академии художеств на Пречистенке. Если московские художники откажутся от дома в пользу академии, ее президент пообещал им оплатить аренду мастерских и выставлять их в новом музее.

Сделка состоялась, и по распоряжению правительства Москвы новым арендатором супердорогих площадей в центре столицы стал Церетели. Можно предположить, что через некоторое время любитель скупать старинную недвижимость будет собственником здания. Весной 1999 года Церетели выкупил у города два памятника архитектуры XVIII века, построенных Матвеем Казаковым. За первый памятник на Петровке, 25, так называемый Дом купца Губина (сегодня в нем Музей современного искусства) площадью 3585 квадратных метров, Зураб Константинович заплатил 4 484 406 рублей, за усадьбу князей Долгоруких на Пречистенке, 19 (ныне галерея Академии художеств), площадью 5800 квадратных метров - 13 миллионов рублей. По курсу того времени это примерно 180 тысяч и 530 тысяч долларов.

У людей компетентных суммы могут вызвать кучу вопросов, всем прочим они доказывают лишь то, что если Зураб Константинович и приобретет дом в Ермолаевском переулке, то за куда меньшую сумму, чем требовали от Московского союза художников. Последнему остается надеяться, что будущий владелец выделит им обещанный уголок.[...]