Пора трясти и собирать

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::12.07.2004

Пора трясти и собирать

Главными жертвами «банковского кризиса» станут Банк Москвы, его вкладчики – пенсионеры и бюджетники – и столичный мэр Юрий Лужков

Кирилл Сергеев

Converted 17043.jpg

Президент Банка Москвы Андрей Бородин

По ряду признаков сегодня можно судить о том, что после вторых выборов Владимира Путина «питерские» всерьез взялись трясти банковскую сферу России. Именно трясти, а не разрушать или менять в корне. Потому что целью этой своеобразной модернизации является сбор спелых плодов, недостаточно прочно держащихся в вершинах кроны. Спелые плоды новые хозяева будут ловить и бережно использовать в своих целях далее, не нанося серьезного ущерба вкладчикам.

Такая судьба могла ожидать Альфа-банк, по которому на минувшей неделе был нанесен весьма чувствительный удар. Однако банк пока успешно выкручивается из создавшегося положения, используя как свои связи на Старой площади, так и аффилированность с высокодоходной нефтяной отраслью.

Меньше повезло ГУТА-банку, который оказался перед реальной угрозой банкротства и перешел в собственность Внешторгбанка.

Еще меньше повезло Банку Москвы, который стал жертвой аппетита «питерских» в отношении столичной власти, пока еще не полностью зависимой от федерального центра и обладающей значительными финансовыми ресурсами. Фактически, удар по Банку Москвы можно считать началом реальных «боевых действий» против столичного мэра Юрия Лужкова и подконтрольной ему системы власти в богатейшем городе России, начало которых аналитики прогнозировали уже давно. Тот факт, что Банк Москвы, в силу своей уязвимости, сам по себе нисколько «питерским» не интересен, лишь усугубляет нависшую над ним реальную угрозу уничтожения, поскольку сводит его роль в комбинации лишь к функции разменной монеты. Похоже, лишь Банку Москвы и немногим ему подобным (вместе с вкладчиками, разумеется) отведена роль реальных жертв того процесса, который сегодня принято называть банковским кризисом.

Из мухи сделали слона… и натравили на конкурента

История эта, как известно, началась с приостановки деятельности Содбизнесбанка, обвиненного Федеральной службой финансового мониторинга в отмывании «грязных» денег. Вкладчики банка справедливо заволновались и пошли на улицу с транспарантами «Верните наше!» Проблемы этих людей, безусловно, достойны сочувствия – но крах одного небольшого банка вызвать кризис всей системы не может никак. Панику в банковской системе России спровоцировал отнюдь не отзыв лицензии у Содбизнесбанка, а последовавшее за ним заявление руководителя Федеральной службы финансового мониторинга Виктора Зубкова, который дал понять средствам массовой информации, что в «черном списке» российской финансовой разведки числятся еще как минимум штук десять банков, способных разделить участь Содбизнесбанка. В результате российские СМИ наводнились слухами о присутствии в «черном списке Зубкова» – который, кстати, до сих пор никто живьем не видел – различных банковских структур, играющих серьезные роли в банковской системе страны.

Тут уже заволновались банкиры и «либеральные аналитики». И начали пугать с телеэкранов обычных людей заявлениями о неизбежности страшного банковского кризиса в случае, если Федеральная служба финансового мониторинга и Центробанк России столь же активно продолжат борьбу с «грязными деньгами». Начались проблемы на рынке межбанковских кредитов, потому что банкиры не знали – присутствует потенциальный должник в «черном списке» или нет. И на всякий случай денег не давали. Правительство долго размахивало руками и с цифрами в руках доказывало, что никаких списков нет, что все у нас хорошо, и что кризиса бояться не надо.

Объяснения Центробанка относительно проблем нескольких банков банкиров успокоили, и они вновь начали понемногу одалживать друг другу деньги. Но обычные люди у нас правительству не верят; хитрая вязь макроэкономических аргументов для них чересчур сложна. В сознании оставались только слова «банковский кризис», которые произносили большие люди (а они просто так слова не скажут!). И еще то, что грядущую беду опять отрицает правительство (которое, как известно из опыта предыдущих кризисов, всегда врет накануне беды).

Параллельно в дело вступили профессиональные пиарщики, явно ангажированные «питерскими». Вечером 4 июля на сайте газеты «Газета», а 5 июля – и в самой «Газете» была опубликована статья Юлии Говорун, в которой говорилось о том, что не только ГУТА-банк, но и всем известный Альфа-банк испытывает серьезные трудности с перекредитованием, так как крупнейшие банки-партнеры отказали ему в доверии.

Информация, на которую в другой ситуации никто бы и внимания не обратил, на фоне шумной дискуссии о «банковском кризисе» запустила механизм паники. Потому что в современной России всяк понимает: сначала деньги надо спасать, а потом уже разбираться – а надо ли? Поскольку руководство Альфа-банка считало, что связи с общественностью можно ограничить рекламой и публикацией позитивных отчетов, а пиарщиков можно без ущерба для дела менять как перчатки, успокоить общественность оказалось некому (занимающегося промоушеном зарубежных рок-звезд Александра Гафина всерьез воспринимать не стоит – до недавних пор защита интересов банка в его обязанности, судя по всему, не входила). В результате вкладчики, не имеющие в своем большинстве внятного представления о степенях защиты банка от финансовых потрясений, помчались спасать свои вклады, плеснув керосину в угли затихшей было дискуссии на тему банковского кризиса.

Только к вечеру пресс-служба Альфа-банка неспешно согласовала текст публичного заявления о том, что все в банке хорошо. К этому времени по телевизору уже показывали очереди в отделениях. Теперь, после не имевших прецедента официальных заявлений Центробанка об отсутствии проблем у крупнейших Альфа-банка, Росбанка и МДМ-банка и аналогичных уверений правительства России страсти несколько улеглись. Однако российских вкладчиков по-прежнему тревожит вопрос: к какой кассе следует занимать очередь теперь? Чтобы ответить на него, надо понять причину происходящих событий и внятно назвать ее.

Нет «пиара» – есть проблемы

Если отбросить в сторону панические настроения и посмотреть на расклад интересов, то ответ найдется легко. Аналитики уже выявили прямую связь проблем Альфа-банка с тем фактом, что группа «Альфа» попыталась проникнуть в сферу интересов одной из «питерских» финансово-чиновничьих группировок, имеющей отношение к телекоммуникационной компании «МегаФон». Воспользовавшись существующим в обывательских кругах ожиданием кризиса, названная группировка намеренно вызвала панику среди вкладчиков данного банка, минимальными средствами нанеся противнику максимально возможный ущерб. Если бы у Альфа-банка не было не только эффективных пиарщиков, но и «материнской» нефтяной компании, способной срочно «накачать» банк недостающими деньгами, то у него не было бы шансов уцелеть. Однако нынешние значительные финансовые и репутационные проблемы Альфа-банка вызваны только лишь отсутствием эффективной пиар-службы, способной в оперативном режиме работать с вкладчиками, разъясняя им, откуда и почему у «Альфы» берутся деньги. Сам же банк, очевидно, выкрутится из своего локального кризиса, поскольку является частью мощнейшей финансово-промышленной группировки, куда входит крупнейшая нефтяная компания BP-ТНК. А цены нефть, как известно, сегодня исключительно высоки.

Такое же положение сегодня и у других крупнейших российских банков: Росбанк прочно связан с «Норильским никелем», МДМ-банк – с компаниями «Еврохим» и СУЭК, банк «Зенит» – с компанией «Татнефть», Газпромбанк – с «Газпромом», государственные Сбербанк и Внешторгбанк – с государством, имеющим сегодня профицитный бюджет и значительные накопления в стабилизационном фонде, и так далее. В целом сегодня в экономике сложилась ситуация, благодаря которой флагманы банковской сферы практически непотопляемы. Они настолько плотно связаны с недрами и государством, что их внутренние конфликты и противоречия, какими бы информационными войнами они не сопровождались, не способны нанести вкладчикам серьезный ущерб. Ну, если только моральный…

Однако, с учетом панических настроений в обществе, вкладчики иных банков легко могут пострадать. Как показывает пример Альфа-банка, в сложившейся ситуации для успешной атаки на банк достаточно буквально одной газетной публикации. Надо только, чтобы за этой публикацией стояла серьезная сила. В этой связи особого внимания заслуживают трудности, которые начал переживать еще один банк – Банк Москвы, к кассам которого после сообщений о снижении его рейтинга также потянулись частные вкладчики.

Мэрский «пиар» против «питерских» планов

Объективно Банк Москвы сегодня представляет собой идеальную мишень. Он никак не связан с сырьевыми отраслями и не имеет дееспособной пиар-службы. Весь его авторитет держался до последнего времени на близких отношениях руководителя банка Андрея Бородина с влиятельнейшим мэром Москвы Юрием Лужковым. Эта близость вызвана отнюдь не деловыми качествами Бородина, а исключительно тем фактом, что Бородин – сын безвременно умершего друга столичного мэра. В свое время Банк Москвы был создан как своеобразный «кошелек» Лужкова, и руководить им должен был человек особо доверенный. Не имеющий сносных деловых качеств, не отличающийся разборчивостью в средствах Бородин на такую должность подошел идеально. Потому что успех банка обеспечивали в основном три фактора: бюджетные средства Москвы, размещаемые в банке правительством Лужкова; средства столичных частных вкладчиков (в основном – пенсионеров и бюджетников, составляющих основу электората столичного мэра); личный «пиар» Лужкова, который в своих публичных выступлениях не уставал давать Банку Москвы самые блестящие рекомендации.

Поддержка Лужкова гарантировала банку спокойную жизнь до той поры, пока он находил полное взаимопонимание с федеральным центром, возглавляемым Борисом Ельциным. Однако затем Лужков организовал партию «Отечество» и открыто выступил против Владимира Путина на выборах 1999-2000 годов. После прихода к власти Путина эти отношения остались сложными, несмотря на публично выражаемую Лужковым лояльность. Лужков сумел сохранить в богатой Москве свою систему власти, фактически не подконтрольную Кремлю. Части «питерских» обитателей Кремля сегодня это кажется неправильным. Нанеся удар по ослабленному Банку Москвы, они поставят Лужкова в весьма сложное политическое и финансовое положение. И вынудят, например, мэра столицы идти в Центробанк России за стабилизационным кредитом, возможность получения которого целиком зависит от степени его сговорчивости. Если Лужков проявит недостаточную сговорчивость – Банк Москвы попросту «утопят», поскольку в масштабах всей страны он – величина совсем не стратегическая.

Слабые места, делающие этот банк уязвимым для «наезда», «питерским» долго искать не пришлось. Более трети привлеченных средств банка сформировано за счет остатков на бюджетных счетах, что составляет примерно около 45 миллиардов рублей. По этому показателю Банк Москвы занимает первое место в России, опережая Сбербанк и Внешторгбанк вместе взятые. В соответствии с решением, принятым Конституционным судом России 17 июня нынешнего года, все бюджетные средства должны быть переведены на счета федерального или региональных казначейств в Центробанке России. Очевидно, что единовременное изъятие бюджетных средств неминуемо приведет к потере ликвидности банка, если раньше к таким же последствиям не приведет массированное изъятие денег вкладчиками. По данным последних рейтингов, Банк Москвы занимает второе место в России по количеству привлеченных средств от физических лиц, которых также набирается около 45 миллиардов рублей. Пример же ГУТА-банка показывает, что изъятие в течение месяца около трети привлеченных средств приводит к остановке банка. В этом случае, благодаря Банку Москвы, без денег останутся московские бюджетные организации. Кстати, еще в 2002 году Министерство по антимонопольной политике «пророчески» пыталось лишить Банк Москвы возможности обслуживать бюджетные средства – однако тогда лояльный Лужкову Московский арбитражный суд отстоял интересы мэра.

Как обычно, Лужков постарался помочь своему банку личным «пиаром». В минувшую пятницу, 9 июля, на принадлежащем правительству столицы телеканале ТВЦ мэр заявил, что Банк Москвы вполне прочно стоит на ногах. В тот же день представитель банка подтвердил газете «Коммерсант», что работа в его отделениях идет в обычном режиме. Однако корреспонденты газеты посетили несколько отделений Банка Москвы и обнаружили там длинные очереди, где вкладчики в первой половине дня записывались на получение денег в понедельник, а вечером – уже и на вторник. Попытка Лужкова изобразить хорошую мину при плохой игре сегодня уже никого не убеждает. И это совсем не удивительно.

Дело в том, что в последнее время Банк Москвы начал испытывать значительные трудности при выплате вкладов физическим лицам. Крупные банки отказываются предоставлять кредиты, обеспеченные векселями Банка Москвы (ведь за ними нет ни нефти, ни металла, ни иной выгодной экспортной продукции) и практически не предоставляют ему межбанковских кредитов. Крупные клиенты (вроде бывшего золотопромышленника, а ныне – президента Адыгеи Хазрета Совмена, чей депозит в Банке Москвы составляет около 300 миллионов долларов), образно говоря, сидят на чемоданах, готовясь в случае неблагоприятного развития событий немедленно перевести свои средства в другие, более благополучные, банки. Вложения банка в объекты недвижимости, которые в последнее время приняли массовый характер, только усугубляют проблему. А приобретение прав собственности на такие объекты, как торговый центр «Наутилус», торговый дом «Весна» и Московский межреспубликанский винный завод (ММВЗ), фактически были уводом активов, использовать которые для возмещения ущерба вкладчикам теперь будет невозможно. Также невозможно будет использовать и средства, выведенные в последнее время из Банка Москвы и аккумулированные на личных зарубежных счетах Андрея Бородина. Общая сумма таких средств составляет, по некоторым данным, около одного миллиарда долларов США.

* * *

Для людей обычных деньги – это средство обеспечения жизни. Для людей богатых они – средство обеспечения власти. Отсюда вытекает их взаимное непонимание, которое богатые люди зачастую используют для того, чтобы оттяпать друг у друга побольше власти и денег. Нынешний передел власти в финансовой сфере, не имеющий в реальности сколько-нибудь значимых признаков кризиса, являет собой весьма показательный пример такого использования.

Банков, подобных Банку Москвы, сегодня в России немного. Вкладчикам этих банков, конечно, стоит побеспокоиться. Остальным же сегодняшние локальные потрясения ровным счетом ничем не грозят. Олигархи достаточно богаты для того, чтобы позволить себе быть честными в отношении вкладчиков. Опасаться густо замешанных на «пиаре» игр власти следует сегодня лишь тем вкладчикам, которые по разным причинам вложились в «гнилые плоды», не обеспеченные ни деловыми качествами, ни умением работать в сфере связей с общественностью, ни хотя бы аффилированностью с сырьевыми отраслями.