Посадить Сердюкова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

121015 620.jpg

Скандально знаменитые имена экс-министра обороны и Васильевой пока не забыты


Недавно Госдума в третий раз отклонила инициативу КПРФ о возбуждении парламентского расследования «нарушений финансовой дисциплины» в Министерстве обороны, когда его возглавлял Анатолий Сердюков. В то же время в медиапространстве появляется все больше публикаций, обеляющих амнистированного экс-министра. «Русская планета» разбиралась, почему это происходит, и действительно ли коррупционный блокбастер с Сердюковым и Васильевой в главных ролях закончился хеппи-эндом.


Как черное сделать белым


В последнее время по интернету гуляют восторженные панегирики, оправдывающие все действия Анатолия Сердюкова на посту министра обороны. Причем эту псевдоаналитику выдают не только стесняющиеся выступать под настоящими именами сетевые ура-пропагандисты, но и отдельные издания и эксперты. Суть их умозаключений сводится к тому, что коррупционный скандал в военном ведомстве был неким отвлекающим маневром, позволившим Сердюкову, этакому «Джеймсу Бонду под прикрытием», героически под носом у американцев и «пятой колонны» реформировать нашу армию, а Шойгу якобы остается лишь пожинать плоды преобразований. Сам Анатолий Эдуардович, мол, достоин за успешную «тайную операцию» как минимум звезды Героя.


В беседе с РП военный эксперт Владислав Шурыгин согласился с тем, что сегодня развернута заказная кампания по улучшению имиджа одиозного экс-министра. Ее цель — помочь Сердюкову вернуться «если не в политику, то хотя бы, что называется, в обойму». Напомним, сейчас «эффективный менеджер» прозябает в кресле руководителя ОАО «Федеральный исследовательский испытательный центр машиностроения», а в июле этого года не «воздержался» от бизнеса и вошел в состав учредителей девелоперской компании с гламурным названием «Ордынка, 40».


«У всех, кто имеет отношение к армии, нет ни малейших иллюзий по поводу истинного места Сердюкова в российской истории, — продолжает Шурыгин. — Был разрушен целый ряд даже не жизненно важных, а определяющих функционирование армии структур. Было практически развалено военное образование, и сейчас у нас образовалась громадная дыра в преемственности поколений кадров, дикий некомплект офицеров младшего звена. Военные училища три года подряд практически не набирали курсантов. В ходе реформ были уволены десятки тысяч молодых высокопрофессиональных офицеров с боевым опытом и блестящими показателями службы. Уволены только потому, что требовалось нарисовать нужные проценты в отчетах».


Сегодня, по словам эксперта, государство тратит миллиарды, чтобы преодолеть разрушительные результаты сердюковских реформ, а многие из них просто непреодолимы.


А ведь есть еще и «не боевые», косвенные последствия сокращений, не учитываемые официальной статистикой. Никто не считал, сколько офицеров и прапорщиков, в один миг выброшенных на гражданку, спились от обиды и безработицы, сколько гарнизонных мальчишек потерялись в жизни, утратив мечту о продолжении династии.


Не одинокий волк


Учитывая масштаб и широту охвата преступных реформ, становится понятным, что, очевидно, не только Сердюкову на руку развернутая PR-кампания, «отстирывающая» его имидж. Заинтересована в ней и власть. Ведь экс-министр действовал не в вакууме: его окружали военачальники Генштаба, его инициативы «подмахивала» Госдума, он подчинялся напрямую президенту. По меньшей мере странным выглядит тот факт, что невзрачному бывшему продавцу мебели удалось убедить всех этих вполне компетентных и опытных людей, что между разрушением и реформированием можно поставить знак равенства.


«Говоря о Сердюкове, нельзя забывать и о его правой руке, о том, кто помог этому некомпетентному и недалекому человеку превратиться в настоящего монстра: о начальнике Генштаба Николае Макарове. Именно он был автором многих инициатив, которые подхватывал Сердюков», — продолжает Шурыгин. По его словам, генерал армии Макаров, помимо прочего, некогда «сам себе присвоивший звание Героя России» за несуществующие заслуги в войне с Грузией, сегодня стал нерукопожатным и, будучи пенсионером, ведет замкнутый образ жизни.


В то же время, несмотря на кадровые решения Шойгу, в Минобороны осталось немало военачальников, служивших и до, и после Сердюкова. Например, это «долгожитель» Генштаба, длительное время возглавляющий воспитательные структуры, статс-секретарь — заместитель министра обороны, генерал армии запаса Николай Панков, замминистра Татьяна Шевцова, курирующая социальный блок, начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал-полковник запаса Василий Смирнов. Последний, кстати, в бытность Сердюкова министром, выполняя приказ, пачками увольнял офицеров и прапорщиков, а сейчас с тем же успехом решает проблемы кадрового дефицита. Остается надеяться, что с принципами у этих заслуженных людей все в порядке и при Сердюкове, они служили, что называется, стиснув зубы.


Почему министр споткнулся?


Если принять логику, что Сердюков правильно реформировал Вооруженные силы, ничего не знал о коррупции среди подчиненных, за что и был заслуженно амнистирован, то резонно возникает вопрос о необходимости его отставки. Обелители объясняют ее местью оборонщиков и генералов старой формации, коим «прогрессивные преобразования» Сердюкова были как кость в горле. Президент Института национальной стратегии, политолог Михаил Ремизов подтвердил РП, что в отставке министра действительно был заинтересован целый альянс групп влияния среди спецслужб, оборонно-промышленного комплекса, администрации президента. Однако об их противоречиях с Сердюковым, скорее, стоит говорить как о конфликте интересов.


Недавно открывшиеся громкие дела Хорошавина и Гайзера проливают свет на очевидно существующую иерархию, отличающую региональные элиты от верхушки федеральной элиты, к которой принадлежал Сердюков. Тем не менее во всех громких коррупционных разоблачениях движущей силой всегда выступает сочетание двух факторов — внутриэлитных конфликтов и реальной борьбы государства с коррупцией. Развивая мысль эксперта, остается с сожалением предположить, что, не возникни высокопоставленные интересанты в этих громких делах, все «герои нашего времени» и дальше продолжали бы доблестно служить карману на государственных постах.


Serdyukov 12.jpg

Александр Хорошавин, подозреваемый в получении взятки в особо крупном размере, в Басманном суде. Фото: Михаил Почуев / ТАСС


Прекращение «дела Сердюкова» Ремизов связывает с тем, что заинтересованные в его отставке группы влияния достигли нужного результата. Как значимый игрок, как аппаратная сила Сердюков сошел со сцены, и этого оказалось вполне достаточно. А свое отношение к мнению общества власть в данном случае еще раз красноречиво продемонстрировала.


А ведь если не добиться справедливости, то хотя бы усложнить жизнь одиозному экс-министру можно было и в рамках прекращенных амнистией дел, уверен эксперт Центра научной политической мысли и идеологии (Центр Сулакшина), кандидат юридических наук Александр Гаганов. «Во-первых, можно было бы обжаловать в суде действия следователей, прекративших уголовное дело в отношении Сердюкова, — поясняет эксперт. — Во-вторых, в порядке административного или конституционного судопроизводства обжаловать в суде само постановление Госдумы об амнистии, в соответствии с которым стало возможным освобождение от преследования Сердюкова по амнистии (прецеденты были). В-третьих, теоретически существует возможность привлечения Сердюкова к ответственности по новым эпизодам, если таковые появятся в рамках возбужденных уголовных дел, связанных с его деятельностью». Дело за малым — найти интересанта этих замечательных мероприятий, и желательно посолидней.


Закон о запрете парламентских расследований


Пожалуй, наиболее ярко стремление власти стереть Сердюкова и Васильеву из народной памяти проявилось в трех тщетных попытках депутатов-коммунистов инициировать парламентское расследование «грубых нарушений финансовой дисциплины в Министерстве обороны в 2010–2012 годах».


В своем обращении к председателю Госдумы Сергею Нарышкину депутаты, среди прочего, указали и такой повод к расследованию: наличие «материалов, находящихся в производстве следователей Следственного комитета РФ, "второй волны" уголовных дел по "Оборонсервису", которые насчитывают 34 эпизода преступной деятельности, ущерб от которых составляет 16 (!) миллиардов рублей».


Среди целей расследования его инициаторы назвали «выявление причин и условий, способствующих фактам грубого нарушения финансовой дисциплины в Министерстве обороны РФ. Оказание содействия правительству РФ в устранении этих обстоятельств, в создании таких условий работы оборонного ведомства, которые не позволяли бы будущим министрам допускать подобные злоупотребления и бесхозяйственность», а также «информирование общества о действительной роли бывшего министра обороны в грубых нарушениях финансовой дисциплины в оборонном ведомстве и об обстоятельствах, которые этим нарушениям способствовали», добавив, что «на сегодня интерес избирателей к этой проблеме не остыл, и ее замалчивание граждане называют в ряду главных упреков, предъявляемых действующей власти».


Собрав 93 необходимых подписи под обращением, коммунисты на третий раз довели инициативу до обсуждения на пленарном заседании. Рассмотрение проходило вечером в пятницу, в последний день перед региональной неделей. Доклад с предчувствием обреченности делал депутат от КПРФ Николай Коломейцев. Оппонировал ему блестящий софист, единоросс, председатель комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин. Опытный юрист, выпускник того же прославленного факультета, который годами позже закончил и Сердюков, Плигин обратил внимание на наличие, по его мнению, некорректных формулировок в обращении. Особенно резануло слух парламентария словосочетание «преступная группа». Хотя, наверное, всем было очевидно, что коммунисты взяли его не с потолка, а именно из материалов уголовного дела.


Serdyukov 12 10 15 600-3.jpg

Николай Коломейцев на пленарном заседании Государственной думы РФ. Фото: Станислав Красильников / ТАСС


Хотя выступившие затем представители ЛДПР и «Справедливой России» поддержали инициативу парламентского расследования, Плигин был непреклонен. «Реки не повернутся вспять, если мы возбудим это парламентское расследование», — оставалось риторически воззвать Коломейцеву. Но позиция доминирующей в Госдуме «Единой России» из разряда «врач сказал в морг, значит, в морг» была непоколебима. Плигин позволил себе даже успокоить расстроенного Коломейцева: мол, не надо волноваться, «боеспособность армии в течение последних лет повышалась, и происходило это на протяжении последнего десятка лет». Тем самым, вопреки мнению военных экспертов, уважаемый единоросс как бы подтвердил, что и при Сердюкове «боеспособность повышалась». Действительно, к чему тогда проводить расследование, отвлекать депутатов от важной работы?


При 180 голосовавших 178 депутатов проголосовали «за». Понятно, этого не хватило для принятия инициативы.


«Дума в очередной раз продемонстрировала нежелание исполнять контрольные функции, которые ей предписаны», — посетовал в беседе с РП депутат-коммунист Юрий Синельщиков, готовивший материалы к парламентскому расследованию. По его словам, такие расследования не проводились уже много лет. Как известно, последний раз депутатская комиссия расследовала причины и последствия аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. «Что примечательно: когда у нас не было закона о парламентских расследованиях, они проводились регулярно, по самым разным резонансным поводам. А сегодня, когда закон есть, возбудить парламентское расследование стало крайне затруднительно», — отметил депутат.


Синельщиков подчеркнул, что работа депутатской комиссии по расследованию финансовых махинаций в Минобороны помогла бы выявлению причин и условий, при которых они стали возможны, послужила бы поводом к принятию новых законов, рекомендаций правительству, позволивших исключить коррупционные схемы в будущем. При этом у следственных органов такие полномочия просто отсутствуют.


«Лично у меня сложилось убеждение, что власть делает все, чтобы общество забыло Сердюкова и Васильеву как страшный сон, — рассуждает Синельщиков. — Сегодня в тени остается вопрос: кому именно продавались по заниженным ценам наиболее дорогостоящие объекты недвижимости Министерства обороны? А это очень большие люди, политики, очень крупные и известные в стране чиновники или их родственники. И, если бы мы провели парламентское расследование, список этих людей был бы оглашен. Нужно ли это сегодня исполнительной власти? Наверное, нет. Но стране, обществу знать истину, безусловно, необходимо».


Кроме того, Синельщиков рассказал, что пытался провести собственное депутатское расследование. И ему удалось установить, что существует еще шесть приговоров, так или иначе касающихся деятельности Сердюкова на посту министра, которые уже вступили в силу. Однако суд, ссылаясь на их секретный статус, не дает возможности ознакомиться с ними даже по депутатскому запросу. А между тем в производстве находится еще тридцать дел, тоже не известных широкой общественности.


По словам парламентария-коммуниста, вызывает по меньшей мере недоумение и тот факт, что нигде в полном виде не были опубликованы ни приговор Васильевой, ни постановление о прекращении дела в отношении Сердюкова.


Тем не менее Синельщиков убежден: точка в истории одиозного экс-министра и его бывшей подчиненной еще не поставлена. Он сообщил, что недавно уполномоченный по правам человека Элла Памфилова обратилась в правительство с инициативой провести схожее расследование махинаций в Минобороны. Правда, по мнению депутата, работа правительственной комиссии из-за ее зависимого статуса будет менее эффективной, чем могла бы быть в случае парламентского расследования. Но и это можно считать шагом вперед. «Рано или поздно истина во всей полноте откроется. Процесс можно затормозить, но выбросить этот безобразный эпизод из истории нашего государства не получится», — уверен Синельщиков.


А неравнодушным к собственной стране гражданам, пожалуй, остается уповать на нынешнюю эпоху небывалого ускорения всех общественно-политических процессов. В этом свете надежда на то, что Анатолий Сердюков все же вернется на скамью подсудимых, становится все более осязаемой.

Ссылки

Источник публикации