Поселок, типа, городского типа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Obep1-150x150.jpgВ Солнечногорском районе  Подмосковья сажают не тех глав администраций, кто берет взятки, а те, кто пытается сопротивляться коррупции

В поселке городского типа Андреевка (фактически край Зеленограда, но административно — Солнечногорский район Московской области) к уголовной ответственности привлекается четвертый глава администрации подряд.

Двое первых, еще назначенные, отделались легко: один получил условный срок, а в отношении второго дело было прекращено. Зато начиная с 2005 года оба избранных мэра посажены дважды. Вадим Рябченков был осужден коллегией присяжных, но лишь со второй и очень сомнительной попытки в 2010-м, а Владимир Соломатин, избранный жителями на его место, с марта 2012-го сидит в СИЗО, в том числе с августа — по второму делу: как видно, перспективы первого оказались слишком слабы.

Губернатору Московской области Сергею Шойгу эта публикация, наверное, покажется интересной во многих отношениях, но вначале мы апеллируем к тому специалисту по чрезвычайным ситуациям, каким он, несомненно, остается в душе. Что же это за стихийное бедствие напало на Андреевку?

Да не на Андреевку, а на весь Солнечногорский район и даже шире — на всю Московскую область. И так же, как на жука-короеда тут списывают гибель леса, который оккупанты земельных участков на самом деле травят специально, так и коррупцию в Подмосковье ищут где угодно, только бы не там, где на самом деле находится очаг ее распространения.

Рябченков

К истории главы муниципального образования Андреевка Вадима Рябченкова «Новая газета» обращалась дважды (см. № 8 за 2010-й и № 88 за 2011 год), поэтому здесь мы подчеркнем лишь те ее пункты, в которых с нею совпадет дело Соломатина.

Pics.3.jpg

Вадим Рябченков. Фото Новая газета

Некое ООО «Инвестпромстрой ХХI век» с уставным капиталом 10 тыс. рублей заложило в центре поселка, на участке, который был выделен без обсуждения с его жителями, 17-этажный дом. ООО оказалось невозможно найти по указанным им адресам, хотя несколько квартир были проданы еще на стадии нулевого цикла. Что произойдет дальше, Рябченков знал заранее: «ХХI век» сдаст комиссии района как бы заселенную коробку, после чего все проблемы покупателей и дольщиков (свет, вода, тепло, канализация, подъезды, дорога и др.) свалятся на администрацию Андреевки, причем без всякой компенсации. Мэр пытался противопоставить этому всего лишь общественные слушания с участием жителей.

В начале 2007-го администрация Солнечногорского района представила ему некоего Петра Ушакова — как совладельца долей в ООО «Инвестпромстрой ХХI век». Ушаков (который потом окажется кем угодно, но только не участником ООО) предлагал деньги на развитие инфраструктуры поселка. На оперативной записи четырех встреч (диктофон лежал в кармане Ушакова) слышно, как глава настаивает на перечислении денег в фонд развития в безналичной форме, а Ушаков предлагает нал. В конце концов Ушаков его уговорил, и Рябченков 27 июня 2007 года взял наличными крупную сумму денег — через минуту взяли и его самого.

Ранее, после одной из встреч, «Ушаков» (здесь кавычки, поскольку фамилия провокатора могла быть и вымышленной) забыл выключить диктофон, и запись сохранила его разговор с неким оперативником подразделения ФСБ в Химках, где куратор учил «Ушакова», как вытянуть из Рябченкова хоть что-то, похожее на «вымогательство». Этот хвост записи, случайно обнаруженный главой в СИЗО при ознакомлении с делом, убедил присяжных в том, что налицо была провокация. Корыстных мотивов, а следовательно, и взятки в действиях главы они тоже не признали и оправдали его по этому обвинению в мае 2009 года.

Оправдательный вердикт был отменен по чисто формальным признакам, и на основании вердикта второй коллегии присяжных в марте 2010-го Рябченков был приговорен к длительному сроку лишения свободы. Суд сначала удовлетворил ходатайство защиты ознакомить присяжных с записью разговора «Ушакова» и его куратора из ФСБ, но на следующий день решение свое переменил. В «Новой газете», № 88 за 2011 год, есть также и другие подробности манипулирования присяжными.

Остается добавить, что так и не прояснившийся «ХХI век» злополучный дом так и не достроил. А если когда-нибудь достроит, то мы не пожелали бы новоселья в нем никому из наших читателей: коммуникаций как не было, так и нет.

1347216893 150452 13-500x354.jpg

На празднике с жителями Андреевки: № 1 — глава администрации Вадим Рябчиков, № 2 — глава администрации Владимир Соломатин. Оба за решеткой — последовательно стали жертвами провокации

Соломатин

Владимир Соломатин отдал четверть века службе в ракетных войсках, вышел в отставку подполковником, поселился в Андреевке. Три года работал заместителем гендиректора градообразующего (также оборонного в советском прошлом) НПО «Стеклопластик», затем гендиректором компании «Ресурс», управляющей здесь полусотней построенных НПО многоквартирных домов.

После второй посадки Рябченкова Соломатин (бывший при нем председателем Совета депутатов) безоговорочно выиграл выборы и стал главой поселка. 7 ноября 2011-го он собирался на встречу, когда около 18 часов ему позвонил сотрудник администрации Моисеев и попросил зайти к нему в кабинет по дороге. Там были: Моисеев, Ахмедов (по штатному расписанию дворник), а также некий коммерсант Заболотный М.В., пришедший просить о переводе участка, записанного на ООО «Мастер дом», из одной категории землепользования в другую. Он сунул в руки Соломатину какой-то листок, который тот на ходу прочесть все равно не смог бы: у него близорукость до -10, кстати, резко прогрессирующая сейчас в СИЗО.

9906730131272360.jpg

Владимир Соломатин

Соломатин сказал Заболотному (все это есть на оперативной видеозаписи), что для изменения статуса участка надо действовать по закону, вернул листок и вышел. После этого Заболотный бросил на стол пакет с деньгами (200 тыс. рублей) и тоже вышел. Дворник Ахмедов, переглянувшись с Моисеевым, побежал его догонять, но был задержан сразу за дверью. В четыре утра Моисеев и Ахмедов, отправленные в ИВС, дали показания, что деньги предназначались Соломатину. Но на следующий же день, выпущенные из ИВС после «признательных показаний», они обратились в прокуратуру с заявлением, что показания были выбиты под угрозой «пресс-хаты».

На листке с цифрами, который на видеосъемке держит в руках Соломатин (но который при обыске мог быть и подменен — процедура нарушалась), отпечатков его пальцев нет, и все доказательства настолько неубедительны, что по результатам оперативного эксперимента 7 ноября дело даже не возбуждали. Оно все же было возбуждено (в отношении Моисеева) 26 декабря, после того как 5-го Соломатин направил в администрацию и прокуратуру Солнечногорского района одно письмо, о сути которого ниже. Моисеев не подтверждал показаний о том, что деньги якобы предназначались Соломатину, но 11 марта 2012-го Соломатин также был взят под стражу определением Солнечногорского районного суда.

Суд отказался запросить документы из финансовых органов, но проверка четырех фирм «Мастер дом» в Москве и Солнечногорске защитой показала, что никакого директора Заболотного там нет (близнец «Ушакова» из «ХХI века» в деле Рябченкова). Зато участок, о котором говорил Заболотный, используя этот разговор для провокации, принадлежит тестю некоего майора Демчука из районного ОМВД.

В другом ходатайстве защита утверждает, что во время «эксперимента» Заболотный был обвиняемым по уголовному делу об избиении полицейского (получил 2 года условно), задерживался за рулем машины с перебитыми номерами. По заявлениям Заболотного М.В. и его отца Заболотного В.В., проживающих в Солнечногорском районе, было возбуждено 9 уголовных дел (из них приговорами закончились три), они 18 раз были понятыми при разных следственных действиях.

Мы не знаем, откуда адвокаты взяли номера этих дел и фамилии фигурантов, но ходатайство о проверке этих сведений лежит в материалах Солнечногорского суда. Вынося определения о заключении Соломатина под стражу и о продлении сроков, судьи посчитали, что все это к делу никак не относится.

Майор Демчук

«Оперативной комбинацией» занимался оперуполномоченный ОРБ ЭБ и ПК ОМВД по Солнечногорскому району майор В.Н. Демчук. По рассказу Моисеева маме (о ней ниже), 7 ноября 2011-го Демчук доставил его в ИВС на собственной машине, где также сидел и Заболотный. Более того, провокатор каким-то образом прошел вместе с ними на территорию ИВС. Убеждая их дать показания против Соломатина, Демчук настаивал, что ему нужен именно он, а не мелкая сошка вроде Моисеева или «дворника» Ахмедова.

Что такого сделал Соломатин, чтобы выстраивать против него топорную, но все же довольно сложную провокацию, не видную здесь только суду? В сентябре 2011-го Соломатин, не проработавший в должности и года, наткнулся на бумагу, якобы подписанную им и касавшуюся земельного участка площадью 72 гектара у деревни Жилино (муниципальное образование Андреевка). Земля эта была (и пока еще остается) закреплена за питомником Российской академии медицинских наук (РАМН) в федеральной собственности. 27 сентября 2011 года Соломатин написал прокурору и главе администрации Солнечногорского района, что подпись под этой странной бумагой не его и печать тоже не из Андреевки.

5 декабря, не получив ниоткуда никакого ответа, Соломатин отправил новое и более резкое письмо в прокуратуру «о незаконном захвате земельных участков на территории питомника РАМН», о чем уже имелись и более конкретные сведения. Между прочим, эти 72 га, поделенные на участки, потянули бы на 1,5 млрд рублей, или на 50 млн долларов (голая земля без коммуникаций по 200 000 рублей за сотку). Мы еще вернемся к их судьбе, а пока восстанавливаем контекст уголовного дела Соломатина: остальные даты — постановление о проведении «эксперимента», задержания, решения о прослушивании телефонов, о заключении под стражу и др. — располагаются строго вокруг этих дат и еще одной: 13 апреля 2012 года. В этот день Соломатин из СИЗО послал в прокуратуру МО письмо с дополнительными данными о земельных участках, захваченных, по его сведениям, по поддельным документам в разных поселениях на территории Солнечногорского района. Эти участки (их не один и не два десятка) после оформления на подставных лиц и перепродажи по символическим ценам сосредоточились (если не перепроданы) в собственности жены и тестя майора Демчука.

Земфира

Увлекшись параллельным бизнесом, майор Демчук, видимо, недооценил ту угрозу, которая возникла в момент, когда в конце декабря в московском аэропорту приземлился самолет из Ханты-Мансийска, на борту которого прилетела спасать сына бывшая госаппаратчица среднего звена из ХМАО Земфира Моисеева. Здесь нет места рассказывать о ее борьбе против рейдерства в ХМАО, но за 8 месяцев в Солнечногорске она добилась невозможного: в прокуратуре района ее ознакомили с материалами той проверки, которая по ее заявлениям была все же произведена в отношении майора В.Н. Демчука.

Фактическую сторону всех заявлений ее, Соломатина и других проверял его сосед по кабинету, тоже майор и, по некоторым сведениям, тоже землевладелец в этом и соседнем Истринском районе, — В.В. Русаков. Ответы Земфире и другим из всех инстанций основывались на заключении «служебной проверки», которая была произведена в соседнем кабинете начальником той же «ОРБ ЭБ и ПК ОМВД» Храмовым О.А. Этот удивительный документ, утвержденный начальником ОМВД Д.В. Авершиным, Земфире даже не разрешили сфотографировать, она переписала его под пристальным взглядом майора Русакова, который тоже вдруг пришел в прокуратуру из ОМВД. «Служебная проверка» ограничилась лишь опросом самого Демчука, который все сведения о своей заинтересованности и земельных участках, разумеется, гневно отверг.

То ли Земфира так всех допекла, то ли это кому-то там вдруг стало нужно, но в июле Солнечногорская прокуратура пошевелилась и опросила в тех поселках, где расположены земельные участки, по документам принадлежащие жене и тестю Демчука, ряд официальных лиц. Их показания о том, как регистрировались и как перепродавались эти участки, — весьма интересны. Уже понятно, что в прокуратуре тянут отнюдь не пустышку, но дальше они что-то затормозили, пропуская сроки, отпущенные им в прокуратуре Московской области.

Еще бы: пока не видны детали, зато проступает масштаб хищения земельных участков из федеральной собственности, в чем, по-видимому, участвуют не два майора, а побольше, да и званием повыше. И это только начало, но будет ли продолжение? Именно это мы имели в виду, утверждая, что эта заметка может показаться интересной и губернатору Шойгу, и даже министру внутренних дел РФ Колокольцеву.

Пока же я позвонил майору Демчуку и предложил встретиться для уточнения этой информации (кроме того, я бы, конечно, задал ему вопрос, кто такие отец и сын Заболотные). Демчук сослался на необходимость разрешения руководства ОМВД. Руководству был отправлен (что оказалось непросто) факс с просьбой о встрече с майором, но по указанному мною телефону никто мне так и не перезвонил.

Следователь Хаустов

Дело по обвинению Соломатина и других во «взятке» ведет следователь по особо важным делам Главного следственного управления СК РФ по Московской области Александр Хаустов. Интересно, что Хаустов вел и дело Елены Базановой, заместителя главы Серпуховского района Шестуна, взятку которой под видом предпринимателя дал штатный провокатор, полковник ОРБ-З ДЭБ МВД РФ Борис Калимулин. Он с помощью провокаций посадил (только из того, что нам известно) в разных регионах страны еще шесть человек (см. «Новую газету», № 28 за 2011 год).

Приговор Базановой вынесла та же судья Богачева, которая в Мособлсуде (у меня на глазах) давила на присяжных, добиваясь обвинительного вердикта главе Андреевки Рябченкову. А следователю Хаустову Рябченков, наверное, не достался лишь потому, что его дело (по каким-то, видимо, связям «ХХI века», формальных оснований для такой подследственности не было) вели следователи ФСБ.

Российский закон об оперативно-разыскной деятельности категорически запрещает использование провокации, не говоря уж о практике Европейского суда по правам человека. Следователи тем не менее такие дела ведут, прокуроры такие обвинения поддерживают, а судьи венчают их обвинительными приговорами.

В одном анекдоте старая шлюха учит юную девицу: «Если изнасилования не избежать, расслабься и получи удовольствие». Точно так же получается с главами городов и поселков, и не только в Московской области, но здесь особенно. Те из них, которые следуют мудрости «старой шлюхи» и не отказываются участвовать в коррупции, крепко сидят на своих местах, а те, которые пытаются сопротивляться, чтобы честно смотреть в глаза своим избирателям, — так же крепко, но на нарах.

Когда в августе нынешнего года стало понятно, что дело о взятке, по крайней мере в отношении Соломатина, разваливается, следователь Хаустов возбудил против него, чтобы оставить под стражей, еще одно дело о мошенничестве. Речь о выделении земельных участков (по одному на брата) в одном из поселков для родственников Соломатина и других лиц, фигурирующих также и в первом деле. Сильно пахнет ловушкой. Однако юридически перевод этих участков из лесного фонда (в чем якобы и заключался обман) произведен администрацией района после проверки со стороны всех кадастровых и прочих служб. А если брать моральную сторону, так у Соломатина такой участок едва нашли один, а у Демчука их многие десятки. Логичнее было бы в десятки раз быстрее посадить Демчука, а потом уж браться за Соломатина, но как раз с Демчуком они что-то тянут.

Война миров

28  августа в клубе НПО «Стеклопластик» прошли общественные слушания по генеральному плану застройки Андреевки. Представителю Института генплана (ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы») было задано два важных для нас вопроса. На первый, связанный с судьбой 72 га бывшего питомника РАМН, был получен ответ: ни о каких решениях по переводу этих земель из федеральной собственности под какое бы то ни было строительство «ГУП НИ и ПИ» ничего не известно. Но на плане аэрофотосъемки, которым пользуются в «НИ и ПИ» и который метит своими значками областная кадастровая палата, видны границы и номера неких участков. Кто бы мог это делать, тайно готовя землю к продаже? Не спросить ли в ОМВД Солнечногорского района, может, они в курсе?

Прежде чем перейти ко второму вопросу, надо рассказать, кто пришел на эти слушания: один местный молодой землевладелец, который при моей попытке заговорить (сначала я вручил ему визитную карточку) рванул, словно на танке, на своем «Хаммере» прямо через лужу и бордюр, а все остальные, человек до 30, — пожилые и интеллигентные нынешние и бывшие сотрудники НПО «Стеклопластик». Народ в Андреевке пока еще особый, они борются за свои права, пускай чаще безуспешно, и выбирают мэров не по указке сверху — чем, видимо, и объясняются юридические странности их так похожих друг на друга судеб.

Итак, второй вопрос, волнующий жителей поселка, касался невообразимого «шанхая», который откуда-то сам собою построился вдоль шоссе, отделяющего собственно Андреевку от Зеленограда, под ЛЭП. Это полоса протяженностью не менее 2 километров и шириной метров 300. Сначала там появились гаражи, с которыми начинал войну еще Рябченков, потом возникли магазины, после посадки Соломатина и нескольких месяцев не прошло, как там построился «Детский мир». Как раз интересно для детишек: когда проходишь под ЛЭП в дождливую погоду, в металлических спицах зонта начинает искрить. Там распахивает двери «гостиница с почасовой оплатой», там же какие-то чебуречные, а в глубине вообще неизвестно что: можно спрятать и игровые автоматы, которые закрыл в Андреевке Соломатин, и целый завод по производству наркотиков, да хоть атомную бомбу.

На вопрос, по чьим разрешениям это всё построено, кто собственник земли и кто ее арендатор, — «Генплан» вообще ответить не может: нет таких сведений.

Картина этого безумного и абсолютно незаконного «детского мира» под ЛЭП, образующего как бы передний край наступления на «Стеклопластик» (там делали когда-то обшивку для «Бурана»), — видится символичной. Это участок фронта, тут бьются старый, когда-то составлявший гордость страны наукоград и, увы, хамская и проворовавшаяся новая Россия. На передовой гибнут с честью, как солдаты, их мэры, но шансов у ученых, похоже, нет. В таком случае не видно их и у России.

Оригинал материала: "Новая газета"