Последнее «дело Шевченко». Глущенко, Шевченко, Шутов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Эксклюзивные подробности о громком преступлении от нашего специального корреспондента, побывавшего на Кипре спустя несколько дней после трагедии

Вячеслав Шевченко знал, кто и за что его убивает

Республика Кипр. Небольшое селение Пейе близ города Пафос. В голову неудержимо лезут банальности о золотом острове, лазурных волнах, шелковистом песке, ласковом солнце. Но все это накрыто тенью, сквозящей в глазах окружающих людей. Скоро убеждаюсь: это не просто мое впечатление. Выражения лиц не те, что можно было ждать в туристической Мекке Средиземного моря. Здесь что-то случилось. Люди ощущают беду. Чужую для них и непонятную им. Непонятную, впрочем, и нам.

Смерть и девушка

Тhalassines spilies, Sea Caves village, 19. Двухэтажная вилла в греческой части острова. Совершенно обычная, далеко не дворец, даже особняком не назвать - за последние пятнадцать лет таких выросли, наверное, сотни на Черноморском и Балтийском побережьях. В ночь на 24 марта здесь были убиты петербуржцы Вячеслав Шевченко, Юрий Зорин и Валентина Третьякова.

Примерно в трех километрах отсюда, в Kanares village, - особняк Зорина. Скорее всего, если бы президент ассоциации «Невский проспект» ночевал у себя, он остался бы жив - целью неизвестных киллеров, проникших на шевченковскую виллу в полночь по местному времени, был Шевченко, и только он.

Местные полицейские с удивлением констатировали, что в доме человека с репутацией «русского криминального авторитета» не было ни оружия, ни сигнализации. Очевидно, убийцам это было также известно, - не исключено, что они подъехали к вилле заранее и вели за домом наблюдение, ожидая, когда Шевченко и его гости заснут. Входили быстро, без шума вскрыв замок боковой двери.

Юрий Зорин, спавший в спортивном костюме на первом этаже, был убит первым. Мгновенно - «ударом тяжелого острого предмета». Имеется несколько предположений об орудии убийства, но скорее всего использовались мясницкие ножи (огнестрельное оружие киллеры в ход не пускали). Расправившись с Зориным, убийцы поднялись наверх. Валентина громко вскрикнула, однако оказать сопротивление Вячеслав Шевченко не успел. На них набросились и, заломав обоим руки, связали их за спиной. Рты залепили скотчем.

Кипрские эксперты убеждены, что убили петербургского предпринимателя не сразу. Скорее всего Вячеславу Алексеевичу рассказывали, кто и за что «заказал» его. В пользу этого свидетельствует еще одна деталь: по данным судмедэкспертизы, у Шевченко была напряжена дыхательная мышца. Специалисты знают, что она «отвечает» за ненависть, ярость, гнев. Характерно также, что мышцы, которые традиционно сводит от страха, остались неактивны...

Его убили одним «мясницким» ударом, рассекли лоб прямой линией. Валентину Третьякову добили ударом наискось. На щеках девушки остались запекшиеся слезы - она видела смерть Вячеслава Алексеевича. Первые выводы местной полиции были однозначны - налицо показательное заказное убийство.

Им некуда было спешить

Происшедшее часто называлось «резней». Но этот термин предполагает обычно хаотичное безумие. Здесь же не было ничего подобного - следствие сразу отметило поразительное хладнокровие и расчетливость убийц. Киллеры провели на вилле часов семь, старательно заметая следы: тщательно обматывали трупы скотчем, Зорина перенесли с первого этажа наверх, а затем все три тела упаковали в черные полиэтиленовые мешки и оставили в ванной комнате. Внутренние помещения были вымыты до блеска - понятно, что никаких отпечатков не обнаружено.

Подробностей, как говорится, негусто. Но и их собрать было очень непросто - отношение к гостям из России стало на Кипре вполне соответствующим их делам. Обычно весьма гостеприимные, киприоты настоятельно рекомендовали не задерживаться и не демонстрировать интереса к происшедшему: «Вы из России? Вам надо, чтобы меня тоже убили?» Мало сказать, что такое убийство уникально для Кипра. В целях оперативного сопоставления местная полиция упорно ищет аналоги, хотя бы иностранные, - и не находит.

Ведомо откуда, неведомо куда

Полицейские держались каменно - «читайте наши газеты» (на греческом языке). Повышенную осторожность можно объяснить, помимо прочего, одной понятной (и не вызывающей у полицейских сомнений) причиной: убийцы скорее всего задержались на Кипре, чтобы не вызвать подозрений внезапным отъездом.

Единственное очевидное предположение полиции, которое можно назвать версией: российские корни заказного убийства и национальная принадлежность его исполнителей. Прослеживается даже некий эксклюзивный почерк: нарочитая демонстративность, холодное оружие - сведущие люди в России узнают за всем этим определенные фигуры. Однако даже отдаленного представления о заказчиках у кипрских полицейских нет. Есть лишь уверенность, что убивали Шевченко напоказ - продемонстрировать преступное могущество, эффектно убрать с дороги, кого-то запугать, может быть, свести счеты.

В этой связи местных стражей порядка можно и нужно похвалить - в условиях информационного вакуума они активно взялись за дело и тщательно расследуют его. «Если бы в Петербурге были убиты три киприота, абсолютно неизвестные в России, разве российская полиция не обратилась бы на Кипр?!» - спрашивал в Пафосе младший офицер, закончив смену и переодевшись в гражданское. Аналогов слову «глухарь» в местном полицейском жаргоне не имеется, и что это такое, понимают не сразу.

Разумеется, на какие-либо реальные результаты расследования без содействия с российской стороны рассчитывать не приходится. С начала 1990-х наши правоохранительные органы активно интересовались делами Шевченко. Наверняка проявится интерес и к его последнему делу.

Справка «КП»

Вячеслав Шевченко (1953 - 2004) считался одним из основателей холдинга «Норд». Причислялся к крупнейшим предпринимателям и наиболее влиятельным фигурам Петербурга.

Окончил Ленинградский военно-механический институт с дипломом инженера-механика, затем аспирантуру Финансово-экономического института. Имел ученую степень доктора экономических наук. Наряду с бизнесом активно занимался производственно-технологическими инновациями, одно время был генеральным директором ВНИЭП «Росвуздизайн». На момент гибели возглавлял кафедру Государственной полярной академии. Формально не занимал никаких иных должностей и не входил в состав учредителей коммерческих структур.

В 1995 году был избран в Госдуму по списку ЛДПР. Был заместителем председателя в думских комитетах по туризму и спорту (1996 - 1997) и по культуре (1997 - 1999).

Репутация Вячеслава Шевченко была крайне противоречива. С одной стороны, его называли одним из лидеров «тамбовского преступного сообщества» (по другой терминологии - «тамбовской бизнес-группы»), утверждали, что он был «главным экономистом» этой теневой структуры, связывали с такими одиозными фигурами, как Михаил Глущенко и Михаил Монастырский, чьи имена периодически всплывают в криминальном контексте. Многократно упоминалось уголовное дело 1993 года о хищении государственного имущества, по которому проходил и Вячеслав Шевченко. Живо освещалось и другое «дело Шевченко» - обвинение в вымогательстве у корреспондента и издателя, допустивших негативные публикации о структурах группы «Норд». По этой причине в 2000 - 2002 годах Вячеслав Шевченко находился в федеральном розыске и пребывал за границей. Процесс по этому делу закрыт теперь в связи со смертью подсудимого.

Вячеслава Шевченко считали близким партнером бывшего вице-президента «Петербургской топливной компании» Владимира Барсукова. Его коллегами по фракции ЛДПР были в свое время петербургские бизнесмены Глущенко и Монастырский (оба они давно находятся вне России). Сложные отношения складывались у Шевченко с ныне покойным Русланом Коляком - тот был главным свидетелем обвинения на последнем процессе (иногда его даже называли инициатором «дела о вымогательстве»), обвинял Шевченко в организации покушений на свою жизнь, но незадолго до собственной гибели в августе 2003 года сообщал о своем примирении с Шевченко.
Главным же противником Шевченко являлся скандально известный бизнесмен-политик-литератор Юрий Шутов: ему и его сообщникам инкриминируется подготовка покушения на Вячеслава Алексеевича в 1999 году. В качестве свидетеля по делу об убийстве вице-губернатора Михаила Маневича Шевченко называл имена тогдашнего губернатора Владимира Яковлева и вице-губернатора Виктора Яцубы. Именно Яцуба, тесно связанный в то время с Шутовым, был объектом наиболее жесткой публичной критики со стороны Шевченко.

Юрий Зорин (1948 - 2004) занимал посты президента в ОАО «Норд» и общественной ассоциации «Клуб «Невский проспект».

Окончил исторический факультет ЛГУ. Был функционером ленинградских организаций ВЛКСМ и КПСС, заместителем генерального директора НПО «Алмаз». В период перестройки активно занимался бизнесом, одним из первых занялся созданием предприятий с участием иностранного капитала, привлекал в Ленинград американские компании. В первые годы российских реформ формировал чековые инвестиционные фонды, включая приобретший неоднозначную известность ЧИФ «Ветеран».

С 1995 года - президент «Норда» и «Невского проспекта». Первая структура объединила группу компаний самого разного профиля - от увеселительных заведений до промышленных предприятий, вторая - не только коммерческие организации, расположенные на Невском, но и культурные учреждения: библиотеки, театры. «Клуб «Невский проспект» инициировал и финансировал целый ряд проектов - установку памятников Гоголю и Ахматовой, водружение Владимирского колокола на Казанском соборе, восстановление иконостаса Казанского собора; регулярное проведение фестивалей и иных культурных мероприятий.

Зорин занимал председательский пост в фонде «Интеграция» при Межпарламентской ассамблее СНГ, был экспертом Совета по проблемам национальной безопасности Госдумы, сыграл важную роль в проекте открытия в Петербурге консульства центральноамериканского государства Гватемала. Фактически именно Юрий Зорин являлся публичным лицом «Норда».

О Валентине Третьяковой (1978 - 2004) достоверно известно немного. По имеющейся информации, родом она из Камчатской области. О ней говорили как о хорошей спортсменке (в прессе проскальзывала информация, что в свое время Валентина занималась биатлоном). В Петербурге жила последние восемь лет. С Вячеславом Шевченко познакомилась в конце 2002 года, работала в качестве секретаря-референта. На Кипр выезжала как секретарь-переводчик."