Последнее севильское предупреждение

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


ЮНЕСКО предписывает остановить газпромовский проект «Охта-центр»

1246963296-0.jpg Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО обнаружил, что наши охранные ведомства плохо координируют совместную деятельность, и рекомендовал как можно скорее создать правительственный орган, способный обеспечить гармоничное развитие и сохранение исторического Санкт — Петербурга, а также связанных с ним групп памятников. Именно отсутствие координации, очевидно, до сих пор не позволяет руководству КГИОП раскрыть содержание резолюции 33-й сессии Комитета, на минувшей неделе завершившей свою работу в испанской Севилье. Функцию добровольного координатора между чиновниками и общественностью взял на себя депутат Законодательного собрания Алексей Ковалев, ознакомивший «Новую газету» с полученными им материалами: докладом мониторинговой миссии Центра всемирного наследия ИКОМОС, положенным в основу принятой резолюции, и решением сессии. Оговоримся: это тот текст, что выносился на голосование. Еще предстоит оформить его должным образом, скрепить печатями и соблюсти прочие формальности. Однако, как показывает практика, суть официально рассылаемой странам-участницам резолюции принципиально не отличается от «проголосованного» варианта.

Газоскребу показали стоп-сигнал

Резолюция 33-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО содержит весьма резкую критику состояния дел с охраной исторического Петербурга. Наблюдатели, вернувшиеся из Севильи, вовсе не разделяют выраженной председателем КГИОП уверенности в том, что Петербургу якобы не грозит участь Дрездена (исключенного из Списка всемирного наследия из-за строительства нового моста через Эльбу, изуродовавшего охраняемый ландшафт). По их словам, вопрос дальнейшего пребывания нашей номинации в списке буквально висел на волоске — исход дела решили два голоса, США и Кореи, поданные против столь жестких санкций. Как рассказывают побывавшие на сессии соотечественники, во время обсуждения судьбы северной столицы России можно было со стыда сгореть. Вере Дементьевой стыд не причинил видимого ущерба — она покинула Севилью, не дождавшись рассмотрения петербургского вопроса. К тому времени убрались восвояси и прочие члены нашей официальной делегации, включая главу Российского национального Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО господина Маковецкого — так что отвечать по существу поднятых экспертами вопросов было попросту некому.

Из скупых комментариев для прессы, данных председателем КГИОП, горожане смогли узнать лишь то, что нам-де рекомендовали «имплицировать нормы ЮНЕСКО в свое законодательство и к февралю 2010 года представить требуемый пакет документов». Еще нас похвалили за принятый недавно закон о режимах зон охраны и пожурили за отсутствие координации в деятельности властей Ленинградской области и Санкт-Петербурга, что делает неэффективным управление нашим объектом всемирного наследия (его границы охватывают территории, относимые и к области, и к городу). Что же до небоскреба «Охта-центра», то тут — по версии Веры Дементьевой — обошлось пожеланиями о дальнейшем обсуждении «всех подвижек» проекта между газпромовцами и специалистами ЮНЕСКО.

Однако из резолюции сессии следует как раз принципиальный запрет на какие бы то ни было подвижки — всем работам по проекту дан сигнал «стоп».

Башня-угроза

В тексте итогового документа отмечается, что сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО «вновь выражает серьезную озабоченность тем, что предлагаемая башня Газпрома «Охта-центр» может повлиять на выдающуюся всемирную ценность объекта и просит страну-участницу приостановить работу по этому проекту и предоставить проекты, измененные в соответствии с федеральным законодательством, вместе с независимой оценкой воздействия на окружающую среду».

В решении содержится и напоминание о том, что на предыдущей сессии (2008 г.) Комитет «просил страну-участницу представить отчет о состоянии охраны, включая подробную информацию о проекте Газпрома, с намерением рассмотреть в случае отсутствия существенного прогресса внесение объекта в Список всемирного наследия в опасности». Однако «страна-участница не представила ни то ни другое».

В резолюции есть специальный раздел «Газпром — Охта-центр», где указывается, что этот проект являет собой средоточие проблем, вызванных несовершенством систем законодательства, планирования и управления. Что конкурсное задание к объявленному Газпромом международному конкурсу не было согласовано с органами охраны. Что башня высотой 396 м не соответствует установленным действующим законодательством ограничениям в 100 метров. Не обошли эксперты ЮНЕСКО вниманием и тот факт, что «предложение о строительстве башни на Охте вызвало сильную ответную реакцию общественных организаций».

Сессия поддержала выводы совместной мониторинговой миссии Центра всемирного наследия ИКОМОС, посетившей Петербург в мае этого года:

«При сохранении настоящего местоположения и высоты башня представляет собой угрозу выдающейся всемирной ценности объекта:

• Башня противоречит характеристикам объекта как горизонтального, прибрежного и городского ландшафта.

• Башня угрожает подлинности и целостности объекта, вступая в диссонанс с «небесной линией» исторической панорамой реки Невы.

• Башня поставит под угрозу определенные ключевые визуальные оси.

• Предполагаемая высота башни нарушает существующие для этой территории режимы и может создать опасный прецедент».

Также сессия Комитета всемирного наследия одобрила следующие рекомендации миссии:

«Комитету по всемирному наследию не следует поддерживать строительство башни Охта-центра в ее нынешней форме, так как это создает угрозу для выдающейся всемирной ценности объекта. Миссия рекомендует Комитету оставаться открытым для альтернативных предложений, не угрожающих подлинности и целостности объекта. Любое новое предложение должно сопровождаться независимым анализом экологического воздействия.

Миссия считает, что угрозы для выдающейся всемирной ценности предполагают, что Комитет по всемирному наследию должен выпустить предупреждение стране-участнице о возможном включении в Список объектов в опасности, если рекомендованные меры не будут приняты.

/…/ Башня Охта-центра фундаментально и необратимо изменит горизонтальную небесную линию объекта, которая являлась важной чертой города с момента его основания, и поставит под угрозу его целостность и выдающуюся всемирную ценность, и члены миссии считают, что работы по данному проекту должны быть приостановлены.

В случае отсутствия существенного прогресса Комитет по всемирному наследию может рассмотреть внесение объекта в Список всемирного наследия в опасности».

Караул ослаб

Что же до якобы получившего «высокую оценку» закона о границах и режимах охранных зон, то и тут не все так радужно, как представляется главой КГИОП. Действительно, мониторинговая миссия признала, что новый закон «способствует защите объекта». Вместе с тем эксперты, сверив описание объекта, включенного в 1990 году в Список ЮНЕСКО, с поступившими в 2007 и 2009 годах картами, заключили, что в новой версии «размеры объекта значительно сокращены. Границы, установленные в 1990 г. как границы объекта, теперь указаны как границы буферной зоны, а территория объекта значительно сокращена. Разрыв между границами, предлагаемыми сегодня и указанными в 1990 г., представляет серьезную проблему в связи со статусом объекта. Другая проблема связана с недостатком соответствия между Конвенцией и национальным законодательством по вопросу границ. Федеральный закон устанавливает систему из трех типов охранных зон, а Закон Санкт-Петербурга — шесть типов зон охраны. Карты границ, представленные в 2009 г., таким образом, не имеют прямого юридического основания, так как объект состоит из различных охранных зон».

Подверглась критике и «развивающаяся либерализация режимов охраны».

«В 1713–1918 гг. существовали очень жесткие требования к высоте зданий. Эти правила соответствовали так называемой небесной линии — горизонтальной панораме зданий и ансамблей, которая отражала окружающий ландшафт. В 2004 г. высота зданий выросла до 24 м в центре города и до 48 метров за пределами центра; сегодня в некоторых местах за пределами центра высота может достигать 100 м. Кроме того, предусмотрена не вполне ясная процедура, дающая возможность превышения этой высоты (например, установления высоты 396 м для предполагаемой башни на Охте)», — отмечается в заключении экспертов ЮНЕСКО.

Также Комитет настаивает на необходимости пересмотреть буферную зону — в предложенном нами виде она признана негодной для обеспечения должной защиты охраняемых ландшафтов вообще и панорам Невы в частности.

«Особую важность, — подчеркивается в документе, — имеет панорама вдоль Невы, которая сохраняет горизонтальный ландшафт «небесной линии». Объект нуждается в управлении как ландшафт с обеспечением связи между его составляющими и общими панорамами».

Возможно, заключение ЮНЕСКО поможет наконец ответить Вере Анатольевне на терзающий ее с 2007 года вопрос: «Откуда эта ерунда про охрану «исторического горизонта» во всех газетах появилась?..»

Приговор Петербургу отсрочен на год

Эксперты ИКОМОС и Комитета ЮНЕСКО, проинспектировавшие наш объект и представившие на сессии доклад о сохранности исторического Петербурга и сопряженных с ним групп памятников, выявили три главные угрозы:

• Качество новых строительных проектов во включенной в Список зоне.

• Высотное строительство.

• Неясность с определением и размерами включенной в Список зоны и буферной зоны.

Выразив дипломатичное сожаление о том, что российская сторона наплевала на предыдущие резолюции и так и не представила подробного отчета о состоянии охраны нашего объекта, 33-я сессия повторила зафиксированную в резолюции предыдущей сессии рекомендацию: «…Разработать, консультируясь с Центром всемирного наследия и ИКОМОС, проект справки о выдающейся всемирной ценности, включая условия целостности и подлинности, для рассмотрения Комитетом по всемирному наследию. Для решения проблемы недостатка координированного управления и его отрицательного влияния как можно скорее создать руководящий орган управления для объекта и его буферной зоны и разработать план управления для сохранения и развития объекта, регулировать процесс роста города и определить рекомендуемую степень вмешательства в соответствии с территориальными планами».

Работу над ошибками предписано завершить не позднее 1 февраля 2010 г. — к этому сроку нужно представить отчет о состоянии охраны объекта для рассмотрения Комитетом на 34-й сессии 2010 года.

По мнению наблюдателей, фактически это означает, что если к следующей сессии мы не исполним требований ЮНЕСКО, Петербург постигнет участь Дрездена.

В 2007 году, когда сессия Комитета ЮНЕСКО выступила с первым предостережением относительно недопустимости сооружения на Охте 400-метрового небоскреба, британское издание BDonline поинтересовалось у председателя КГИОП: что будет, если ЮНЕСКО приведет в исполнение угрозу об исключении Санкт-Петербурга из списка культурных объектов? Вера Дементьева ответила вопросом на вопрос: «А где они были до этого? Мы их не видели с 1991 года. Они пришли в наш город только потому, что учуяли запах газа».

Комментируя итоги нынешней, 33-й сессии, Вера Анатольевна продолжает развивать тот же тезис: «Более 16 лет никто не интересовался нашим законодательством в сфере охраны памятников. На каком основании можно предъявлять к нам претензии?»

А что, интересно, должно учуять руководство культурной столицы, чтобы озаботиться охраной вверенного ему наследия?..

Оригинал материала

«Новая газета СПб» от origindate::07.07.09