Последний Шанс Шафраника

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Помогая "Роснефти" получить контроль над Ванкорским месторождением, команда г-на Шафраника рассчитывает получить такое же благорасположение президента, которое имеет и сама "Роснефть".

1050408269-0.gif Бывший министр топлива и энергетики пытается заработать на споре ЮКОСа и «Роснефти» за трубопроводы за их же счет и вернуться в большую власть

На прошлой неделе «Роснефть» предложила акционерам компании Anglo Siberian Oil Company (ASOC) выкупить их акции по 1 фунту стерлингов за штуку. Это предложение в два раза превышает текущую рыночную стоимость акций ASOC, котируемых на Лондонской фондовой бирже. «Роснефть» рассчитывает сконцентрировать в своих руках контрольный пакет акций ASOC и получить тем самым контроль над Ванкорским нефтяным месторождением. Это месторождение для «Роснефти» имеет наиважнейшее значение в борьбе с ЮКОСом: она получает шанс закрепиться на нефтеносных площадях Восточной Сибири и пролоббировать свой проект строительства нефтетрубопровода в Азию, оставив проект ЮКОСа «за бортом».Выгоды от публичной оферты «Роснефти» получат в первую очередь компания бывшего министра топлива и энергетики Юрия Шафраника, которая является акционером ASOC, и сам г-н Шафраник, который, услужив «Роснефти», имеет шанс вернуться во власть.

История, о которой мы расскажем, пока не завершена, поэтому все ее участники отказываются от каких-либо официальных комментариев. Так что все нижеизложенное надо понимать как реконструкцию реальных событий.

Труба раздора

Начать надо с того, почему «Роснефть» и ЮКОС стали заклятыми врагами. Одна из главных проблем нефтяной отрасли — увеличение добычи и расширения рынков сбыта нефти. Речь идет в первую очередь о маршрутах экспорта нефти в страны Юго-Восточной Азии, а именно в каком направлении нужно строить нефтепровод из Восточной Сибири, где есть ряд перспективных месторождений и при этом нет возможности их будущей разработки и использования нынешних трубопроводов в Европу (они уже полностью загружены).

ЮКОС уже несколько лет лоббирует строительство трубы в китайский город Дацин. А государственные компании «Роснефть» и «Транснефть» выступают с альтернативным проектом — построить нефтепровод в порт Находка, что на тихоокеанском побережье России.ЮКОС настаивает на том, что его маршрут короче и дешевле. «Роснефть» же говорит, что в Находке будет конкуренция покупателей, так как нефть можно будет продавать не только в Китай, но и в Японию и Корею, при этом пеняет ЮКОСу на то, что в его проекте Китай окажется монопольным покупателем и нефть придется продавать со скидкой. «Транснефти» не нравится проект ЮКОСа из-за того, что нефтепровод в Китай скорее всего уйдет из-под контроля госкомпании и ее монополия будет нарушена.

Слабостью «Роснефти» в противостоянии с ЮКОСом является отсутствие лицензий на разработку месторождений в Восточной Сибири. ЮКОС же, напротив, имеет серьезные запасы нефти в Томской области и Эвенкии (Юрубчано-Тахомское месторождение). Кроме того, похоже, что акционеры ЮКОСа владеют контрольным пакетом компании «Саханефтегаз», которой принадлежит лицензия на проведение геологоразведочных работ на Талаканском месторождении. Именно с борьбы за Талакан началось резкое противостояние ЮКОСа и «Роснефти», вылившееся в итоге в настоящую войну.

Имея серьезные запасы нефти в Восточной Сибири, ЮКОС чувствует себя достаточно уверенно в переговорах с китайскими и российскими властями. Компания, обладающая весомыми аргументами в споре за трубопровод (дешевизна и надежность проекта, наличие лицензий на близлежащие месторождения), была в шаге от победы. Но тут в спор вмешался сам президент. Путину не нравится, что частная компания пытается самостоятельно реализовать очень важный в геополитическом плане проект (именно это следует из резолюции, которую Путин наложил на письмо «Роснефти» и «Газпрома» президенту, в котором компании предлагали разработать план комплексного освоения всех нефтегазовых месторождений Восточной Сибири). Чтобы обратить поддержку Путина в свою победу, менеджерам «Роснефти» оставалось получить контроль над крупными месторождениями в этом регионе. Даже в случае победы ЮКОСа это могло бы подсластить горечь поражения: имея месторождение, можно было бы начать его разработку, а для транспорта вовсю пользоваться трубой из юкосовского проекта.В этот момент на горизонте и появилось Ванкорское месторождение.

Месторождение раздора

Ванкорское месторождение обладает вполне приличными запасами нефти — примерно 125 млн тонн, к тому же там есть еще и газ. Правда, оно находится на несколько сотен километров севернее любого из предполагаемых маршрутов трубопровода в Азию. Однако сути дела это не меняет: проложить 500 км обычной трубы до магистральной линии гораздо проще и дешевле, чем тянуть 5000 км магистральной. В настоящее время месторождение находится под контролем английской компании Anglo Siberian Oil Company. Особенность ASOC в том, что у нее достаточно распыленная структура акционеров, в результате чего есть шанс скупить у миноритариев приличный пакет ее акций. Среди этих миноритариев как раз и оказался Юрий Шафраник.

Однако Шафраник, быстрее других осознавший важность компании ASOC для «Роснефти», решил свой шанс не упускать и извлечь из этого максимальную выгоду. Он мог бы, конечно, прямо продать свои акции в ASOC «Роснефти», но при этом вряд ли бы заработал, поскольку контрольного пакета у него не было. Если бы «Роснефть» решила «тупо» покупать 50% у нынешних акционеров, цена могла бы в одночасье взлететь в небеса, сделка бы сорвалась и компании Шафраника не получили бы ничего.

Поэтому Шафраник со своими партнерами предложил «Роснефти» другой вариант. ASOC владеет Ванкорским месторождением не напрямую, а через компанию «Енисейнефть» — именно ей принадлежит лицензия на разработку. Однако доля ASOC в «Енисейнефти» составляет всего 59%, большинство же остальных акций через компании «Енисейгеофизика» и «Енисейнефтегаз» принадлежало ЮКОСу). Именно по этой причине ЮКОС был уверен, что это месторождение если не его, то по крайней мере под его хорошим присмотром. Эта уверенность ЮКОС и «погубила». Менеджеры указанных «дочек» в какой-то момент продали 37% акций «Енисейнефти», находящихся на балансе своих компаний, структурам, подконтрольным г-ну Шафранику. Естественно, что ЮКОС сейчас пытается эти акции себе вернуть, в том числе и в судебном порядке.

Шанс Шафраника

Таким образом, в «Енисейнефти» компаниям г-на Шафраника противостоит ЮКОС, который просто так позиции не сдает. Дабы избавиться от назойливого преследования обиженного ЮКОСа, Шафраник решает половину этих акций продать «Роснефти». Тем самым достигается несколько целей.

Во-первых, компании Шафраника получают иммунитет от посягательств ЮКОСа в виде прикрытия «Роснефти», с которой ЮКОСу тягаться будет гораздо тяжелее.

Во-вторых, компании Шафраника с прибылью окупают все свои затраты по приобретению этих акций у «Енисейнефтегаза» и «Енисейгеофизики».

В-третьих, он получает возможность капитализировать как свои акции в «Енисейнефти» (путем продажи половины своего пакета «Роснефти»), так и свою долю в ASOC. Действительно, ведь теперь «Роснефти» уже необязательно приобретать 50% этой компании, чтобы получить контроль над Ванкорским месторождением. Понимая это, акционеры в переговорах будут гораздо покладистее и не станут загонять цены на свои акции под облака. Это значит, что сделка скорее всего состоится.

Наконец, есть еще и в-четвертых. Помогая «Роснефти» получить контроль над Ванкорским месторождением, команда г-на Шафраника рассчитывает получить такое же благорасположение президента, которое имеет и сама «Роснефть». За счет этого союза он, похоже, надеется вновь вернуться во власть, по крайней мере в ту ее часть, которая касается раздела нефтяного пирога.

И это очень важное следствие «сделки». Предыдущая попытка Шафраника вернуться в большую власть была основана на дружбе с арабскими акционерами ASOC, среди которых числился, например, бывший министр иностранных дел Южного Йемена шейх Мохаммед Фарид аль-Аулаки. Вместе они планировали привлечь к разработке восточносибирских месторождений крупного западного инвестора — компанию TotalFinaElf. Однако для этого Шафраник должен был гарантировать иностранцам лоббистскую поддержку в России в отношениях с властями и конкурирующими компаниями. Но сил у него для этого явно не хватило.

Оригинал материала

Экспрет