Последний волк-одиночка, или похождения современного Остапа Бендера

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Прекрасно зная Газпром и бюрократию РФФИ изнутри, Мазепин из линейного чистильщика дорос до авторитетного держателя общака

Оригинал этого материала
© "Трибуна"origindate::05.06.2008, Фото: "Ведомости"

Последний волк-одиночка, или Похождения современного Остапа Бендера

Converted 26902.jpg

Дмитрий Мазепин

Такие личности, как наш герой, – это почти вымерший ныне вид волка-одиночки, рыскающего по рынку в поисках добычи. Дмитрию Мазепину месяц назад исполнилось лишь 40 лет, а «послужной список» его уже таков, что впору писать авантюрный роман из жизни современных бизнес-манипуляторов

Впервые его таланты были замечены в 1996 году (через год после небезызвестных залоговых аукционов) владельцами ОАО «Тюменская нефтяная компания». Их ожидало тяжелое противостояние с гендиректором ОАО «Нижневартовскнефтегаз» Виктором Палием. Главным оружием

Д. Мазепина всегда были блеф, умение пустить пыль в глаза как олигархам, так и бюрократам и крайняя неразборчивость в средствах. Но главный, очень нужный в недавнем нашем прошлом талант у Мазепина все же не отнимешь. Он идеальный чистильщик. Если нужно зачистить поле победных боев, замести следы действий, выходящих за рамки приличий и обычаев, заставить пленных служить в своей армии – это к Мазепину. Он не созидатель, не стартапщик проектов и даже не кризис-менеджер – он именно чистильщик. И именно в этом качестве он появился в 1998 году в качестве гендиректора на «Нижневартовскнефтегазе».

Но судьба чистильщика всегда одинакова. Как только зачистка закончена, как только надо переходить к нормальной жизни, работать, производить, продавать – его функции заканчиваются. Хозяевам он больше не нужен, но и сам чистильщик при этом никакого почтения к своим бывшим работодателям не испытывает. Год-полтора в одной компании, полгода-год – в другой, другой биографии у профессионального чистильщика и быть не может.

Но если на ранних этапах его карьеры, лет 10 назад, поляна зачищалась для хозяев из «ТНК», «Реновы» или даже в интересах государства (во время работы в РФФИ), то по мере профессионального роста мысль о том, что хватит таскать каштаны из огня для чужого дяди, становилась все более навязчивой.

Момент наступил 3 июня 2002 года, когда Д. Мазепин был назначен президентом АК «Сибур». Новая команда путинских менеджеров, пришедших в «Газпром» в 2000 году, была серьезно озабочена возвратом своих активов, выведенных в эпоху «диких 90-х» из состава компании. «Сибур» был, пожалуй, самым крупным из подобных активов. «Газпрому» потребовалось немало усилий, чтобы сломить сопротивление Якова Голдовского. На роль чистильщика в «Сибуре», учитывая его прежний послужной список, и был приглашен Д. Мазепин.

В этот период «Газпром» активно занят возвратом выведенных активов, возвратом рынков, поиском адекватной бизнес-модели. Войны с «Итерой», «Нортгазом», «Новотеком», «Сибнефтегазом» и прочими у многих на слуху. И вряд ли кто в «Газпроме» мог предположить, что в этих условиях его же служащие абсолютно беспардонно продолжат дело по выводу активов.

Вряд ли нам дано будет узнать, кто же в связке Николай Горновский – Дмитрий Мазепин – Георгий Бриллинг был инициатором и главным мозговым центром избитой схемы по передаче чужой собственности себе в карман. Но факт, что называется, налицо. Н. Горновский уже возглавляет «Межрегионгаз», главное внутрироссийское сбытовое подразделение «Газпрома». А Бриллинг от имени «Межрегионгаза» управляет компанией АХК «Азот». В ее составе находятся пермские «Минудоб-рения» (42% акций), березниковский «Азот» (25%), Кирово-Чепецкий химкомбинат (25,15%) и ряд других. Сама же компания АХК «Азот» была поровну разделена между «Меж-регионгазом» и «Интерхимпромом» еще в конце 90-х.

Реальных денег, чтобы платить рыночные цены за предприятия, у этой троицы нет. Нужны деньги, и их находит Н. Горновский, навязывая внутрироссийским потребителям завышенные цены на газ, который поставляется не «Межрегионгазом», а домашними фирмами Н. Горновского, берущими его, ясное дело, у «Межрегионгаза». Административный ресурс также находится в виде региональных сбытовых подразделений, которые устанавливают лимиты потребления газом для предприятий. Сначала троица заговорщиков взялась за «Интерхимпром». За второе полугодие 2002 года практически все акции АХК «Азот», которые были на балансе «Интерхимпрома», перекочевали на различные фирмы Г. Бриллинга.

Схема вывода активов, в общем-то, не нова. По этой схеме в 90-е годы менеджмент многих предприятий сами эти предприятия и выкупал. С предприятия выводятся средства, а на них скупаются акции. Но в комбинации Н. Горновский – Г. Бриллинг поражают три обстоятельства, а не сама схема. Первое, внешнее, – момент не самый благоприятный, ведь «Газпром» занят «собиранием камней», там выстраивается система управления. Второе – размах операции, ведь выводится практически вся азотная промышленность, подконтрольная «Газпрому». Третье – наглость, ведь абсолютно ясно, что без газа от «Газпрома» азотные предприятия мало чего стоят, что «Газпром» эти предприятия может вернуть самым простым приемом – оставить без сырья. Но троицу подельников это не останавливает. Почему троицу, ведь следов Д. Мазепина в этой операции нет? Пока нет, но очень скоро они появятся. Пока он в стороне, весь в белом. Скупщик краденого или держатель общака никогда сами в кражах не участвуют. К ним не за что предъявлять претензии.

А держатель общака вообще должен быть безукоризненно честен. Пока Г. Бриллинг прячется в Испании, кто-то же должен следить за уведенным у «Газпрома» имуществом.

И он следит, следит толково и с умом. Он ничего не боится, надо обыграть «Газпром» на аукционе по продаже госпакета акций Кирово-Чепецкого химкомбината – обыграл. 19 ноября 2004 года, когда подвели итоги аукциона, выяснилось, что пакет весом в 38,85% акций достался малоизвестному ЗАО «Финтрастком», действовавшему в интересах Мазепина. Предложение победителя было всего на «один шаг» больше предложения, которое делал «Газпром». В «Газпроме» уверены, что Мазепин знал сумму, которую они предлагали за этот пакет акций. В отместку Мазепину даже прекратили подачу газа на КЧХК. Но как отключили, так и включили, сначала по решению суда, а потом и «Газпром» отступил.

Надо обыграть «Ренову» в аукционе за контрольный пакет пермского «Галогена» – обыграл. Не зря же почти 2 года в РФФИ работал, концы веревочки всегда находятся.

Прекрасно зная «Газпром» и бюрократию РФФИ изнутри, Мазепин из линейного чистильщика дорос до авторитетного держателя общака. Такому не страшно и довериться – не растащит, не кинет, а даже с риском для жизни приумножит.

Цитата из выступления в марте 2005 года перед трудовым коллективом ОАО «Галоген»: «И не дай Бог, хоть волос упадет с нашей головы! Об этих угрозах нам знают и прокуратура, и органы внутренних дел».

«Газпром», конечно же, пришел к Бриллингу за АХК «Азот», но там давно началась игра в горячую картошку, которая очень жжет руку и долго ни у кого не задерживается. АХК «Азот» уже в начале 2003 года оказался под контролем «Нефтегазбанка».

Бросились в банк, какую-то часть акций АХК даже вернули, но в самой АХК уже пусто, акции предприятий, что называется, успели распатронить. Банк обанкрочен, банкир Михаил Голубев в бегах. А догадайтесь, кто весь в белом?

Контроль над Кирово-Чепецким химкомбинатом Д. Мазепин не упускал с 2003 года, сейчас он там полновластный хозяин и явно намерен удержать свое. Химкомбинат и березниковский «Азот» упакованы в чистенькую компанию «Уралхим», к которой невозможно предъявить какие-либо претензии, кроме экологических. Конфликт с «Газпромом» из-за АХК «Азот» и Кирово-Чепецкого химкомбината урегулирован, конфликт с «Реновой» из-за «Галогена» и еще пары сюжетов урегулирован. Казалось бы, пора уже переквалифицироваться в «управдомы», то есть – в проект-менеджеры, ведь только на одном Кирово-Чепецком комбинате (почти 10 тыс. занятых) дел невпроворот.

Но сдается нам, что хоть и мечтал Остап Бендер о спокойной жизни управдома, пока и для Д. Мазепина это тоже только мечты. Не уймется он, вот точно не уймется. И опять вокруг будут уведенные активы, банкротства и ликвидации компаний, беглецы в страны, откуда, как с Дона – «выдачи нет», и все такое прочее.

Так что если кого-то жизнь столкнет с моложавым господином с правильными чертами лица, жестким взглядом и боксерским бобриком, который убедительно говорит правильные и разумные вещи, – сразу же держите ухо востро. Почти наверняка, если с ним согласиться, кто-то вновь отправится в бега, а боксерский бобрик по-прежнему будет весь в белом.