Последний магнат на восток. Ооржак

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"
Российский сенатор — фигура больше экономическая. Хотя бы потому, что российская политика и есть настоящий бизнес. И мандат члена Совета Федерации для любого олигарха значит не меньше, чем, скажем, новая кредитная линия. Недавно полку сенаторов прибыло. Федеральное собрание пополнилось представителем далекой Республики Тува.

Имя нового московского тувинца — Сергей Пугачев. Он тот самый банкир, которого за глаза зовут самым православным олигархом России, а еще — серым кардиналом кремлевской команды «питерских чекистов». Понятно, что фигуры такой величины просто так в парламентарии не идут. Что стоит за тувинским походом Пугачева, можно понять, только разобравшись в особенностях его бизнеса.

Серая мантия олигарха
Новое время требует особенных олигархов. Это раньше промышленники и банкиры могли позволить себе второе гражданство и специфический прононс. Теперь сильный мира сего просто обязан быть патриотом. Лучше — православным.

Вчерашний председатель правления Межпромбанка Сергей Пугачев новым требованиям соответствует полностью. Отсюда тщательно выверенный внешний вид: окладистая борода, размеренная речь, внушительная походка купца-богомольца. От старых олигархических времен у Пугачева осталась только страсть к курортам Южной Франции. А еще — устойчивая репутация вершителя судеб.

Прослыть всамделишным серым кардиналом довольно просто. Нужно только вовремя создать себе имидж человека, ответственного за принятие важных кадровых решений.
Первым хлестаковский метод укрепления собственного политического влияния применил ныне опальный Березовский. Обещая поддержку сразу всем намеченным на ту или иную государственную должность кандидатам, Борис Абрамович неизменно оказывался в выигрыше. Схема была простая: вначале Борис Абрамыч вычислял кандидатуры наиболее вероятных претендентов на тот или иной государственный пост, каждому обещал «железную» поддержку, а когда позже один из правильно выбранных протеже оказывался-таки при должности, то становился вечным должником мнимого лоббиста.

Забытый на некоторое время механизм реанимировал банкир Сергей Пугачев. По некоторым данным, кроме отдельных «силовиков», в числе его «должников» значатся руководитель крупнейшей в стране сырьевой компании, глава одной из «партий власти», чины из прокуратуры и парочка политиков федерального уровня. Теперь, судя по всему, одним из «пугачевцев» стал президент Тувы Ооржак. Для последнего приобретения был задействован «малый джентльменский набор олигарха»: отдаленная небогатая республика, сговорчивый вождь, вконец разоривший своих соотечественников, и управляемые местные парламентарии.

Тува. Офшор невезения
Среди регионов нашего необъятного Отечества есть свои лидеры, подчиненные, счастливчики и неудачники — все, как в учебнике психологии. Республика Тува может служить примером редкостного невезения.

Судите сами: до своего вхождения в «дружную семью советских народов» основу республиканской экономики составляли кочевые скотоводческие хозяйства. Зато в области внешней политики и культуры все было в полном порядке: за двадцать три года своей независимости Тува успела объявить войну Германии, перевести на тувинский язык Пушкина и выпустить серию почтовых марок причудливой формы. Собственная промышленность здесь появилась только после присоединения к СССР – вместе с комсомольскими ударными стройками. А помириться с Германией Тува почему-то забыла — и воюет с ней до сих пор.

Позже всех попав в состав «нерушимого Союза», Тува оказалась в незавидной роли автономии Российской Федерации. Понятно, что после краха СССР ни о каком тувинском суверенитете речь уже не шла. Зато Тува задолго до Чечни отличилась на ниве экстремального сепаратизма. Во всяком случае, именно здесь впервые прозвучало немыслимое прежде словосочетание «русский погром».

Сегодня лица «нетитульной» национальности могут чувствовать себя в безопасности. Особой радости, правда, эта терпимость им не приносит. Отток русскоязычного населения из Тувы — самый большой среди всех российских национальных автономий. Причина проста: нет денег и нет работы. Люди бегут от нищеты. Судя по состоянию республиканского хозяйства, Тува разорена вчистую. Местному бюджету не помогло даже введение полуподпольного режима офшора.

Тувинский офшор — вообще явление по своей беззаконности уникальное. В июне 1999 года Верховный хурал Тувы принял закон «О предоставлении льготного налогового режима участникам системы дополнительных инвестиций в экономику РТ». Схема освобождения предприятий от 60% федеральных налогов выглядела так: вместо них фирмы платили сбор в одну-две тысячи долларов. И все. Не совсем законно, зато чертовски прибыльно. (Мы уже писали об этом — «Новая газета» № 93 от 24 декабря 2001 г.)

Собранные деньги тратились республиканским руководством на поддержку газет, строительство заправок и буддийские храмы. Хиреющей местной промышленности доставались крохи. Вопрос, куда ушла большая часть «офшорных» денег, — в компетенции правоохранительных органов.

Местная оппозиция считает, что главная заслуга в надвигающемся банкротстве республики принадлежит бессменному тувинскому президенту Шеригоолу Ооржаку. Большинство республиканских экономистов полностью с ними согласны. Более того, часть «национально сознательных» тувинских политиков уверены в правильности президентского курса на деиндустриализацию. Разваленные заводы и вернувшийся аграрный уклад не хуже погромов отпугнут московский капитал. А значит, меньше станет влияние Центра. Чем не суверенитет?

Подотдел очистки денег

Для чего влиятельному Пугачеву мандат сенатора от Тувы — вопрос праздный. Дело, естественно, не в иммунитете. А еще титул представителя далекой республики нужен ему для передышки и создания базы для дальнейшего развития бизнеса.

Межпромбанк — любимое детище и единственная опора нового тувинского сенатора – организация в финансовом плане необычная. На мысль об участии в пугачевском бизнесе отдельных силовых структур наводит факт близости православного банкира к так называемым «питерским чекистам». А тайна происхождения межпромбанковских денег охраняется не хуже, чем координаты стартовых площадок баллистических ракет.

Судя по данным, опубликованным в ряде российских изданий, схема финансовых операций пугачевского банка удивительно напоминает старый анекдот, в котором муж брал деньги из тумбочки, куда их прятала жена, в свою очередь получая купюры от супруга. В Межпромбанке роль тумбочки выполняет ряд кредитных учреждений офшорных островов, а названия финансовых источников остаются в тайне. Зато как расходуются доллары, полученные в загадочном Citicorp Banking, хорошо известно. Вначале они «распихиваются» по странным организациям вроде «Золотого Ялика» и «Кутузовский, 30». Потом получившие «приличную» «родословную» деньги направляются в «дело». Одна часть — на финансирование православной медиаимперии, другая — на лоббизм и политику.

В схеме «русификации» багамских долларов есть исключения. Иногда Пугачев берет деньги в долг. Скажем, одному только правительству Москвы Межпромбанк должен 280 миллионов долларов. Столичный мэр о «зажиленных» православным олигархом деньгах пока старается не вспоминать. По мнению людей знающих, кредит Пугачев все равно, скорее всего, не вернет, а неприятности в случае излишнего упрямства москвичей устроить может.

Международные финансовые проекты — только часть пугачевского бизнеса. Кроме разработки хитрых схем «проводки» денег, новый сенатор активно пытается участвовать в переделе российской собственности. «Первым шаром» стало участие Межпромбанка в финансировании скандальной реставрации Кремлевского дворца. Характерно, что грянувший вскоре дефолт на погашение «бородинского» долга Межпромбанку никак не повлиял. «Кровные» Пугачев отбивал с бесстрашием средневекового рыцаря. Говорят, что такого давления министр финансов Кудрин не испытывал ни до, ни после эпопеи возврата межпромбанковского кредита.

Потом Пугачев без особого успеха обрабатывал Башкирию, воевал с министром МПС Аксененко, «наезжал» на «Норникель» и «Сибнефть». Самой громкой из последних операций стало «продавливание» на пост якутского президента Василия Колмогорова. Здесь ставкой служил многомиллиардный оборот компании «АЛРОСА».

«Алмазный» план сорвался только из-за личного вмешательства президента Путина. Глава государства однажды обнаружил, что заигравшийся в политику Пугачев и компания его, мягко говоря, обманывают. От серьезных «оргвыводов» банкира спас статус президентского друга, но, по словам людей осведомленных, шок от якутского фиаско у него еще не прошел. Теперь на очереди Тува. Алмазов, правда, здесь нет, зато имеются другие природные ресурсы. Взять, к примеру, редкие металлы производства объединения «Тувакобальт». Или тот же офшор…

До сих пор участие Межпромбанка в тувинской промышленности ограничивалось «прокачкой» денег посредством строительства разорившейся ныне овчинно-тулупной фабрики и действующего пивзавода. Но лиха беда начало. Самое главное — у Пугачева наконец появился настоящий «свой» президент. Не беда, что региональный. Зато межпромбанковская «денежная тумбочка» обрела базу — пока только территориально-политическую. Понятно, что за имущественной теперь дело не встанет.

Степная вертикаль власти

Откровенно говоря, Тува — приобретение для олигарха неважное. Такое же, как Чукотка для Романа Абрамовича. Правда, Абрамович, став главой заснеженной автономии, теперь, говорят, ее все-таки обустраивает, вкладывая в чукотское хозяйство личные миллионы. Недавно, к примеру, взялся построить там детский крытый каток.

В Туве ситуация иная. Судя по всему, Пугачев устраивать катки для тувинских детей не собирается. В трогательном единении проштрафившегося олигарха и незадачливого регионального президента просматривается вполне понятный интерес. Положение сторон равным не назовешь. Если для Пугачева тувинское сенаторство стало одним из способов «залечить» якутский промах, то для Ооржака проигрыш на выборах вполне мог закончиться уголовным делом. Одна только президентская гарантия под кредит Росэксимбанка «тянула» как минимум на «превышение служебных полномочий».

Деятельность президента Ооржака можно оценить по строгим статистическим выкладкам. Судите сами: по подсчетам экономистов, за десять лет его правления хозяйство Тувы «откатилось» на пятьдесят лет назад. К примеру, по сравнению с девяностым годом в шесть с половиной раза сократилось строительство, в пять раз — площадь обрабатываемых земель. Без работы оказались сотни рабочих горнодобывающих предприятий.

Направленный развал промышленности имеет весьма существенный недостаток. Нищета и безработица сильно подорвали и без того не слишком высокий рейтинг президента Ооржака. Свалить, как водится, все просчеты на предшественников у него не получится. Народу есть с чем сравнивать: в девяносто втором Тува была гораздо богаче.

Брак по расчету

Церемония посвящения бывшего петербуржца в тувинские сенаторы прошла довольно прозаично. Банкир прилетел в Кызыл на собственном реактивном «Челленджере». Программа визита была выполнена за несколько часов. Пугачев под гул шаманского бубна познакомился с будущими земляками из числа тувинских парламентариев, выслушал итоги голосования по собственной персоне и отбыл в Москву, прихватив с собой «безлошадного» Ооржака.

Дальнейшее служение новообретенной «малой родине» происходило дистанционно. Пугачев регулярно помогал измотанному предвыборной кампанией Ооржаку — и не только советом. Размер пугачевской «гуманитарки» подсчитать нетрудно. Один только гонорар занятых в предвыборной кампании Ооржака профессионалов из знаменитого Центра политического консультирования «Никколо М» потянет на большую часть небогатого тувинского бюджета. Да и «по мелочи» набежало немало. Стоит, к примеру, прилететь в республику пугачевскому соратнику Веремеенко, как сразу в ооржаковском предвыборном штабе появляются деньги и иная, более сомнительная печатная продукция.

Ко всему прочему, был задействован пресловутый «административный ресурс»: отряды из сотен молодых людей спортивного вида, разъезжая по отдаленным избирательным участкам, «организовывали» голосование за нужного кандидата – разумеется, с ведома строгих комиссий.

А еще, судя по недавнему иску одного из кандидатов в тувинские президенты Станислава Пивоварова, в выборах Ооржака участвовали извечно российские «мертвые души». По утверждению свидетелей, число избирателей увеличилось аж на десять процентов. В списках значились люди, давно умершие или просто выехавшие из республики. А за кого они «голосовали», стало ясно после оглашения результатов выборов. Живой электорат в это время зачитывался фальшивым выпуском известной оппозиционной газеты с дифирамбами в адрес президента...

Десять процентов президентского рейтинга, набранные ооржаковским «невидимым электоратом», может оспорить только суд. Выиграть судебный иск у действующего главы республики — дело беспрецедентное.

А пока Ооржак продолжает вести Туву к феодализму, Пугачев, соответственно, — смело интриговать в столичных кабинетах. От Тувы не убудет: просто уже нечему. Польза, правда, от банкира, судя по выборам, более чем сомнительная. Зато, может быть, ему с его апломбом удастся вывести республику из затянувшейся войны с Германией? То-то немцы будут рады...

"