Последний маршал. Сергеев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Отставка Игоря Сергеева была предрешена давно: ему 63 года, все пенсионные сроки прошли...
К тому же вышедший наружу конфликт министра обороны и начальника Генерального штаба сильно скомпрометировал сам принцип армейского единоначалия.

Игоря Сергеева называли первым маршалом России. Действительно, в 1997 году, вскоре после назначения на пост министра обороны, он первым со времени распада СССР получил высшее (не считая фактически недосягаемого "генералиссимуса") воинское звание своей страны.
Теперь есть основания полагать, что Сергеев войдет в историю не столько как первый, сколько как последний маршал на посту главы Министерства обороны. О том, что его заменит штатский, разговоры шли давно. Правда, генерал-лейтенант запаса Сергей Иванов не шибко штатский с виду, но спецслужбисты все-таки проходят по иному ведомству. Перед нами первый человек на посту военного министра, не имевший прежде к этому ведомству никакого отношения. И рука у него железная, даром что манеры вкрадчивые.

Не был, не имел, не участвовал

Анкета маршала Сергеева безупречна. Даже самые ярые недоброжелатели не смогли накопать на него ничего "персонального". Самое большее, что ему можно инкриминировать,-- излишняя снисходительность к жуликам в генеральских погонах. Но по этому поводу еще Меншиков говорил царю Петру: "Если всех перевешать, кто воевать будет?"
Безупречно и происхождение Игоря Дмитриевича: русский, не был, не имел, не участвовал. Родился 20 апреля 1938 года на Украине, в семье донбасского шахтера. Рассказывать подробности о своих детских годах маршал не любит. Впрочем, он вообще человек довольно закрытый. Но нетрудно предположить, что в юности он был изрядным романтиком.
Иначе с чего бы пареньку из глубоко сухопутного Донбасса ехать в Ленинград поступать в Высшее военно-морское инженерное училище -- то самое, которое называли "адмиральским"?
Сергеев сдал экзамены на "отлично", но мечта "штурмовать далеко море" так и не сбылась: весь первый курс училища отправили в Севастополь на ракетный факультет. Там ковались кадры для "ядерного щита Отчизны" -- Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Уже тогда будущий маршал стал "засекреченным". Любое упоминание о том, чем он занимается, могло стоить ему карьеры. Однако подтянутый и немногословный курсант это испытание выдержал. В 1960 году Сергеев с отличием окончил училище и получил направление в одну из частей РВСН.
Начало карьеры лейтенанта Сергеева совпало с бурным развитием ракетной индустрии в СССР. Именно тогда была создана та могучая техника, что подняла в небо первых космонавтов и много лет тешила тщеславие руководителей Советского Союза.
Нынешний госсекретарь США Колин Пауэлл как-то сказал: что бы там ни говорили о России, но это единственная страна, которая может уничтожить Соединенные Штаты за двадцать минут. РВСН даже сегодня, потеряв статус отдельного вида Вооруженных сил, обеспечивают 80% российской боевой мощи. Если Россию нередко называют "Верхней Вольтой с ракетами" -- чем она была бы без ракет? То-то...
Вместе с тысячами знаменитых и безвестных конструкторов, инженеров и военных в создании стратегических ядерных сил страны сыграл свою роль и Игорь Сергеев. Он колесил по лесам и пустыням, выискивая потаенные места для ракетных полигонов, размещая пусковые установки и устраивая стрельбы. В одном из городов, куда забросила его военная служба, познакомился с выпускницей вуза Тамарой, которая и стала спутницей жизни. Родила ему дочь, потом сына.
В 1980 году в семье произошла трагедия: дочь погибла в автомобильной катастрофе. Сын, Игорь, не так давно окончил Московский автодорожный институт и занялся бизнесом. В армии он, как и дети многих нынешних военачальников, так и не служил: какие-то проблемы со здоровьем.

Храм Ильи Муромца

Скитания семьи Сергеевых по дальним гарнизонам прекратились только в начале 80-х, когда Игорь Дмитриевич стал заместителем начальника Главного штаба РВСН, а вслед за тем -- заместителем командующего РВСН. Получил генеральское звание, защитил докторскую диссертацию по любимой ракетной тематике. Конечно, диссертация тоже была засекречена, как и вся деятельность Сергеева. Его имя впервые появилось в печати только под конец перестройки, когда страна и армия уже трещали по швам. Тогда Игорь Дмитриевич постарался спасти то, что было можно,-- ракетный щит страны. Надо признать, что ему это удалось.
Хотя именно тогда он и совершил, пожалуй, первую свою крупную ошибку: с помощью маршала Евгения Шапошникова убедил президента Ельцина ввести в состав РВСН военно-космические силы. В результате последние утратили свое значение, перестало уделяться необходимое внимание развитию орбитальной группировки, войска покинули опытные специалисты (сейчас ситуация отыграна назад, и военно-космические силы снова выведены из состава РВСН).
Тем не менее, возглавив в сентябре 1992-го РВСН, Игорь Сергеев в короткий срок сумел так поставить дело, что именно эти войска стали главным координатором работы сотен заводов, выпускавших сложнейшую ракетную технику.
А впоследствии именно команде Сергеева удалось создать, испытать и поставить на боевое дежурство первую российскую ракету нового поколения РС-12М, более известную как "Тополь". В РВСН Игорь Дмитриевич проявил себя как незаурядный хозяйственник (и это, кстати, станет поводом для будущих недоумений, когда на посту министра обороны он станет вести себя совершенно иначе). Но как бы то ни было, в труднейших условиях стремительного распада армии ему удавалось обеспечить сносные условия службы, жизни и быта в подчиненных ему войсках. Умел не только материальную пищу добывать для своих солдат и офицеров, но и духовную: в подмосковной Власихе, где находится Главный штаб РВСН, был возведен храм святого подвижника Ильи Муромца. В те годы Российской армии -- разоренной, ославленной в прессе,-- действительно, оставалось уповать только на Бога.
23 мая 1997 года Игорь Сергеев был назначен министром обороны РФ, а вскоре получил и маршальское звание. Ракетчики шутили о своем командующем: "Это его лучшее попадание". Многим тогда показалось, что новый министр выгодно отличается от своих предшественников -- "героя штурма Грозного" Павла Грачева и частенько конфликтовавшего Игоря Родионова. Сергеев же был серьезен, сдержан, подчеркнуто отстранен от политических интриг. К тому же очаровал общественность несколькими необычными для генерала шагами.
В первый же месяц службы на высоком посту Сергеев пригласил московскую общественность на вечер в консерваторию, где выступал лучший в мире военно-духовой оркестр Министерства обороны. Будучи с визитом в Париже, он первым из российских военачальников нашел время поклониться праху белых офицеров на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. А в Москве встретился с членами Общества солдатских матерей и твердо пообещал им навести в армии порядок.

Портфель без министра

И сказать, что Сергеев не пытался навести порядок в армии, было бы неправдой. К примеру, начальником Главного управления кадров Минобороны он сделал генерал-полковника Илью Панина, имевшего репутацию решительного и бескомпромиссного служаки. И тот на самом деле без лишнего шума уволил несколько десятков генералов, которые больше других "засветились" в разнообразных противозаконных делах.
Но при Сергееве же разразился крупный скандал вокруг контракта с корпорацией "ЕЭС Украины" о поставке строительных материалов российскому военному ведомству. Одному из главных фигурантов этой сделки -- начальнику Главного управления военного бюджета и финансирования Министерства обороны РФ генерал-полковнику Георгию Олейнику -- было предъявлено обвинение по статье 286, часть 3, пункт "в" УК России (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий).
Суть аферы состояла в том, что ряд чиновников российского оборонного ведомства за взятки в $3 млн. завизировали контракт с одной из структур корпорации "ЕЭС Украины" на поставку стройматериалов МО России. Полученными деньгами корпорация погасила часть долга за поставки российского газа. Получатель средств -- "Газпром" -- в тот же день расплатился за кредиты, взятые в Национальном резервном банке и банке "Империал". В этой цепочке платежей довольными остались все, кроме Министерства обороны России, так и не получившего две трети стройматериалов, оплаченных бюджетными деньгами.
Источники в Минобороны России утверждают, что сделка в силу своей значительности не могла пройти мимо министра. Но он ничего не предпринял даже тогда, когда информация об афере стала достоянием правоохранительных органов (кстати, не России, а Украины, где тревогу забили раньше). Приказ об освобождении генерал-полковника Олейника от должности и представление на его увольнение с военной службы маршал подписал уже после того, как получил от главного военного прокурора РФ генерал-лейтенанта Михаила Кислицына постановление об увольнении главного военного финансиста.
Вот и Чечню Игорь Сергеев отдал на откуп начальнику Генерального штаба генералу армии Анатолию Квашнину (в прошлом командующему Северо-Кавказским округом) и командующим Объединенной группировкой федеральных сил на Северном Кавказе. За полтора года военной операции министр провел на театре военных действий не более десяти дней, причем эти поездки носили скорее представительский характер: он посещал войска как чиновник, а не как полководец. Дошло до того, что в июле прошлого года президент РФ Владимир Путин напомнил министру обороны: с маршала никто не снимал обязанности руководителя контртеррористической операции на Северном Кавказе.
В ноябре прошлого года, подводя в штабе Объединенной группировки федеральных войск в Чечне итоги командно-штабного учения 42-й мотострелковой дивизии, Сергеев заявил, что этой зимой федеральные силы окончательно переломят в свою пользу ситуацию на театре военных действий.
Зима прошла, а сопротивление боевиков остается...
Именно при Сергееве многие военные были выброшены на гражданку без крыши над головой и без мирной профессии. Вряд ли офицеры, уволенные со службы, были когда-нибудь более беззащитными, чем в конце девяностых. По данным Минобороны, сегодня половина военных (в том числе уволенных со службы по сокращению или выслуге) находятся за чертой бедности.
На свою беду, Сергеев поддержал идею тогдашнего вице-премьера Бориса Немцова, который предложил ликвидировать бесквартирье в армии при помощи государственных жилищных сертификатов. И только в ноябре прошлого года, когда провал программы сделался очевиден, маршал обратился к председателю правительства РФ Михаилу Касьянову с просьбой 3,2 млрд. рублей, выделенных на ее реализацию, передать непосредственно Министерству обороны для финансирования строительства.

Боевое содружество Впрочем, в актив маршала можно занести становление Объединенной системы противовоздушной обороны СНГ, в состав которой в феврале 1995 года вошли силы и средства ПВО Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана и Украины. Сегодня ОС ПВО включают более 30 частей зенитно-ракетных войск, 17 частей истребительной авиации, 23 части радиотехнических войск и 3 отдельных батальона радиоэлектронной борьбы из состава национальных армий стран СНГ. Ежегодно проводятся совместные командно-штабные, а с 1998 года -- коалиционные учения "Боевое содружество" на российском полигоне Ашулук в Астраханской области. В 1998 году в них принимали участие четыре государства, в 1999-м -- пять, а на участие в учении "Боевое содружество-2000" заявки уже подали семь.
Это направление развивалось в том числе благодаря активности и профессионализму главнокомандующего Военно-воздушных сил России генерала армии Анатолия Корнукова, который возглавляет Координационный комитет по вопросам ПВО при Совете министров обороны стран СНГ.

Битва железных канцлеров

Летом прошлого года Игорь Сергеев проиграл схватку за будущее Вооруженных сил начальнику своего Генштаба Анатолию Квашнину. Более того -- он даже не смог отстоять свой родной вид Вооруженных сил -- Ракетные войска стратегического назначения, которые лишились статуса вида ВС РФ.
Скандал разразился вокруг генштабовского проекта реформ, который Квашнин подал президенту через голову министра обороны -- случай небывалый. Примечательно, что учрежденный летом 2000 года указом президента России личный штандарт начальника Генштаба до сих пор Анатолию Квашнину не вручен. У Владимира Путина времени для этого пока не нашлось, а из рук маршала принимать символический атрибут власти и престижа Квашнин отказывался. Да и сам Игорь Сергеев такого желания не выражал.
Но несмотря ни на что, у Владимира Путина, похоже, есть еще кое-какие планы в отношении маршала Сергеева. Тем более что источники в окружении президента утверждают: не намерен Путин пока и Анатолия Квашнина увольнять с поста начальника Генштаба.
Приняв в целом план военной реформы, представленный Квашниным, президент вычеркнул из него наиболее радикальные предложения начальника Генштаба (в частности, о сокращении Ракетных войск стратегического назначения до двух дивизий).
Радикальность Квашнина объяснима: РВСН нужны на случай конфликта с главным вероятным противником времен "холодной войны", а воюем-то мы в Чечне, и воюем отвратительной техникой, доведенной до плачевного состояния. Хотя и нынешние отношения России с США не очень далеки от состояния "холодной войны". Так что Путину еще пригодится "засадный полк" в лице маршала Сергеева.
Почему бы не подержать маршала на специальной должности помощника президента по загадочной стратегической стабильности, если его при надобности можно будет использовать в качестве противовеса ретивому начальнику Генштаба?
"