Последняя инстанция

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Последняя инстанция За гибель мирных граждан в Чечне российский суд наказал четверых военных, а европейский -- все государство

"Обвинительный приговор по так называемому делу Ульмана -- о расстреле мирных граждан в Чечне -- вступил в силу. Вчера Верховный суд России (ВС) оставил в силе приговор Северо-Кавказского окружного военного суда (СКОВС), по которому несколько спецназовцев ГРУ были признаны виновными в расправах над людьми. Сам капитан Эдуард Ульман и двое его сослуживцев сбежали, не дождавшись своего вердикта, и наказание -- от 11 до 14 лет лишения свободы -- им было определено заочно. До конца выстоял лишь майор Алексей Перелевский, получивший девять лет колонии строгого режима. А другой суд -- Европейский по правам человека (ЕСПЧ) -- вчера принял очередное постановление по так называемым чеченским делам, вновь признав российские власти виновными в нарушении основных прав мирных жителей республики, в том числе и на жизнь. Дело Ульмана СКОВС рассматривал трижды. Два раза судьбу разведчиков решали присяжные заседатели, которые оба раза выносили оправдательные вердикты. Эти приговоры, однако, каждый раз потом по настоянию потерпевших и прокуратуры отменялись в ВС. Третий раз дело капитана Ульмана и его сослуживцев рассматривала уже тройка профессиональных судей, поскольку Конституционный суд (КС) признал, что дела о военных преступлениях, совершенных на территории Чечни, не могут рассматриваться присяжными в СКОВС. Под юрисдикцию окружного военного суда подпадает сразу несколько регионов страны, но КС решил, что так как в Чечне суд присяжных пока не введен, то возбужденные там уголовные дела могут рассматривать только судьи-профессионалы. Капитан спецназа ГРУ Эдуард Ульман и двое его подчиненных -- лейтенант Александр Калаганский и прапорщик Владимир Воеводин обвинялись в преступлениях, совершенных зимой 2002 года, во время спецоперации по поимке полевого командира Хаттаба в Шатойском районе Чечни. Двенадцать разведчиков капитана Ульмана тогда блокировали дорогу Шатой--Дай, устроив засаду. Но военные как-то упустили проезжавший мимо «уазик» с шестью пассажирами и открыли огонь по удаляющейся машине. Сразу же был убит находившийся в автомобиле директор местной школы Саид Аласханов. Когда разведчики увидели, что в «уазике» находятся мирные граждане, они, как выяснилось на суде, сначала начали оказывать им первую помощь. Однако потом все же добили оставшихся в живых и подожгли машину, «зачищая» место преступления. Причастность к убийству спецназовцы в ходе следствия и на судах не отрицали, но свои действия объясняли тем, что получили соответствующий приказ по рации от майора Алексея Перелевского. Последний в свою очередь настаивал, что приказ исходил от вышестоящего начальства и он его лишь "ретранслировал". Однако найти "первоисточник", от которого исходил приказ, следствию так и не удалось, и потому обвинения были предъявлены четверым имеющимся фигурантам дела. В марте этого года начался третий суд над военными. А в апреле Ульман, Калаганский и Воеводин сначала пропустили несколько заседаний суда, а потом и вовсе пропали. СКОВС объявил их в розыск, но приговор в июне пришлось им все-таки выносить заочно. Ульман получил 14 лет строгого режима, Калаганский -- 11, а Воеводин -- 12 лет. Алексей Перелевский, оставшийся на скамье подсудимых в одиночестве, ответил за всех и получил девять лет строгого режима. ВС вчера признал приговор окружного суда законным и обоснованным. А ЕСПЧ вчера принял постановление по жалобе жительницы Грозного Зайнап Тангиевой, у которой зимой 2000 года во время военных действий погибла почти вся семья. В декабре 1999 года, как и многие горожане, во время бомбежек они отсиживались в подвале. В январе 2000 года Тангиева и ее родственники решили бежать из Грозного, но произошла трагедия. Как заявила суду Тангиева, о том, что в подвале ее дома находятся люди, в частности старики, она тогда рассказала офицеру одного из отрядов ОМОН и попросила военнослужащих не обстреливать дом. Однако военные ее не послушали. «Утром 11 января заявительница, ее сестра и еще три женщины пошли в свой дом забрать дядю и попрощаться с родителями. Они обнаружили, что ворота закрыты, а из дома идет дым, -- говорится в поданной в ЕСПЧ жалобе г-жи Тангиевой. -- Они не получили ответа на свои призывы и взломали двери. Подвал горел, и они не могли туда спуститься. В кухне они нашли тело отца заявительницы, Абдул-Вагапа Тангиева, с огнестрельными ранениями и тело другой женщины, соседки заявительницы -- Валентины Фатеевой. Мать заявительницы, Хиржан Гадаборшева, и родственник Исмаил Гадаборшев также были найдены мертвыми». Как и во всех подобных и многочисленных случаях расследование дела не привело ни к каким результатам. Суд установил, что "попытки заявительницы убедить власти провести надлежащее расследование были безуспешны". "Она рассказала следователям об офицере, который угрожал им, но ей сказали, что непосредственных свидетелей убийства не было и что ее могут привлечь к ответственности за ложные обвинения, -- говорится в материалах суда. -- Даже самые первичные и основные действия в расследовании -- как опрос свидетелей, осмотр места преступления, попытки установить причастные военные части, проведение баллистических экспертиз -- были предприняты только после апреля 2004 года, когда жалоба была коммунитирована". ЕСПЧ признал, что в отношении родственников г-жи Тангиевой были нарушены три статьи Европейской конвенции о защите прав человека: право на жизнь (ст. 2), запрет на применение пыток и бесчеловечное обращение (ст. 3), а также право на эффективные средства правовой защиты (ст. 13). Суд обязал российские власти выплатить женщине 60 тыс. евро в качестве компенсации за понесенные моральные страдания. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации