После Аяцкова остались закрытые уголовные дела

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::19.09.2005

Губернатор ушел в историю

После Дмитрия Аяцкова остались закрытые уголовные дела, зверинец да коллекция сувениров, выставленная в местном краеведческом музее

Надежда Андреева, Саратов

Converted 19690.jpg

Потомкам предстоит оценить около сотни экспонатов — подарки, преподнесенные Дмитрию Аяцкову благодарными подчиненными, макеты установленных им памятников, фотографии, часы и прочие личные вещи — от профессорской мантии до авторучки. Изюминкой коллекции стали огромные хрустальные часы, подаренные стекольным заводом к 50-летию губернатора. С 2000 года они украшали его служебный кабинет. По словам работников музея, напольные ходики с золоченым гербом и зеркальным циферблатом сразу вписались в интерьер зала современной истории (рядом с макетом энгельсского троллейбуса). Для «предохранения от невоспитанных посетителей» хрустальные гирьки пришлось спрятать за пластиковой панелью. При перевозке механизм повредился, и теперь стрелки всегда показывают время окончания рабочего дня.

О желании войти в историю Дмитрий Аяцков известил краеведов еще в марте, сразу после утверждения кандидатуры нового губернатора Павла Ипатова. Звонил, конечно, не лично — передал предложение через фотографа. «Безвозмездный дар! Мы разве откажемся?» — ответили хранители (бюджетных денег на закупку новых экспонатов здесь не видели много лет). Машине с подарками пришлось делать два рейса, работали пять грузчиков. До сих пор некоторые экспонаты лежат в сумках и коробках, доверху заваливших кабинет завсектором современной истории.

Коллекция иллюстрирует практически все феерические идеи, прославившие Дмитрия Федоровича внутри и за пределами области. На фотографиях — церковь в родном Балтае (на стене которой губернатора нарисовали в образе святого Дмитрия Донского); сельские газопроводы (по распоряжению руководителя региона газификацию деревень объявили стопроцентной, на деле старушки до сих пор жгут дрова, поскольку за врезку в магистральную трубу надо заплатить около тысячи долларов); американские комбайны «Кейс», сделавшиеся ночным кошмаром нескольких поколений подследственных чиновников. Тут же — губернаторский самолет, едва не ставший вещдоком по уголовному делу, и парк Победы со знаменитым танком «Тигр», скандально вывезенным из подмосковных Снегирей. Самолет теперь используется на договорных условиях (раньше он круглосуточно ждал хозяина под парами) и стоит бюджету не 16, а шесть миллионов рублей в год. В отставку отправили даже служебный «Мерседес» Аяцкова (Павел Ипатов взял себе другую машину той же марки).

При смене власти в первую очередь страдает внешняя атрибутика. Новый начальник ревниво избавляется от мелочей, напоминающих губернии о «бывшем». Так музей на Соколовой горе лишился одного из главных экспонатов: с 1999 года ровно в полдень отсюда палила пушка Д-44 (калибр 85 миллиметров).

Идея посетила Дмитрия Федоровича в канун очередной годовщины Победы. Стреляли холостыми, но стекла в домах под горой дребезжали вполне натурально. По некоторым сведениям, за шесть лет только на снаряды, закупавшиеся в Самаре, ушло около 7 миллионов рублей. Отмена ежедневной канонады стала одним из первых распоряжений нового губернатора. Одновременно господин Ипатов упразднил почетные знаки «За любовь к родной земле», «Надежда губернии», «За стойкость и выживание» и т.д.

— Мы сами просили дать какие-нибудь экспонаты, свидетельствующие о человеческих качествах первого всенародно избранного губернатора. Как оказалось, и последнего. Например, просили костюм. Может быть, его надо показывать не сейчас, а через 30—50 лет, когда одежда совершенно изменится, — говорит завсектором Ольга Дмитриева.

Насчет мемориальных брюк Дмитрий Аяцков сказал: «Рано». Но передал мантию и шапочку профессора экономического университета. Подчеркнуть индивидуальность исторической фигуры должны снимки на верблюде и в проруби (на Крещение многоконфессиональное правительство волей-неволей сигало за шефом в иордань).

Но и без губернаторских штанов экспозиция, что называется, «внушаить». В музейных залах почтенная публика может зреть российскую Конституцию и областной Устав, на которых Дмитрий Аяцков приносил первую присягу в 1996 году, охотничьи трофеи губернатора и рисунки от благодарных детдомовцев.

Но самыми ценными экспонатами станут фотографии, сделанные во время прошлогоднего визита президента Путина (увидеть его живьем простые горожане не смогли). Гаранта щелкнули в белом халате на животноводческой ферме «Николаевская», представленной как самое прогрессивное сельхозпредприятие региона. Лучшие экземпляры поголовья, свезенные со всей области, видимо, имели политические убеждения и даже их выразили. Овечка многозначительно потянулась к президентской руке, а лошадь фыркнула так, что разлетевшиеся слюни попали в президентскую свиту. Сам гарант не пострадал. Хотя продемонстрировали ему в чистом виде «потемкинскую деревню».

Как выяснилось позже, на момент приезда главы государства хозяйство имело долг перед энергетиками в размере 5 миллионов рублей. Электричество на «Николаевской» полностью отключили за две недели до визита. Как предполагают энергетики, ради высочайшего посещения сюда перекинули временный провод от соседей или прикатили дизель-генератор. В нынешнем сентябре (через год после Путина) «Саратовэнерго» подало на хозяйство в арбитражный суд. Сегодня «Николаевская» не обрабатывает часть земель, имеет долги по налогам и рискует попасть в процедуру банкротства.

После ухода большого чиновника в историю сдают не только интерьеры кабинета. Большинство грандиозных проектов Аяцкова увяли еще при его политической жизни. Самую славную идею о легализации проституции зарубила областная прокуратура. Предлагалось ввести лицензии, возрастные и территориальные ограничения (не ближе 500 метров от общественных учреждений) и построить публичный дом в Балакове. Но в день обсуждения саратовского законопроекта в комитете Государственной Думы прокуратура направила губернатору представление с напоминанием о статье 241 УК за содержание притонов.

В одном из кабинетов регионального министерства транспорта за шкафом пылится макет международного аэропорта, который намеревались построить на острове посреди Волги. На полях так и не созрел урожай зерна в 10 миллионов тонн. Не удалось принять 50 тысяч беженцев из Албании. Недостижимой мечтой остался полет в космос губернатора (или кого-нибудь из замов). Зато состоялось закрытие медицинских вытрезвителей.

Подобные учреждения исчезли в Саратове 1 января 1999 года в рамках борьбы за права человека. Пьяных граждан по сей день доставляют в больницы (в нынешнем году задержаны около 90 тысяч человек). Ведут себя такие пациенты буйно: крушат мебель и кусают врачей. Штрафы платят неаккуратно. Поэтому милиция очень просит «трезвяки» вернуть.

А вот коттеджи в Октябрьском ущелье, прославившиеся благодаря уголовному делу супруги губернатора Ольги Сергеевой, уже возвращены в федеральную собственность. Экс-директора гостиничного комплекса обвиняли в хищении государственного имущества. Расследование прекратили в связи с деятельным раскаянием и возмещением ущерба (накануне утверждения Дмитрия Аяцкова на посольскую должность в Госдуме).

Усадьба отгорожена от остальной территории комплекса забором с колючей проволокой. Кто поселится во дворцах, пока неизвестно. Павел Ипатов живет в типовом двухэтажном корпусе, где обитали еще первые секретари обкома. Здесь ему отвели трехкомнатный номер. Особой роскоши в резиденции не наблюдается: 18 человек обслуги, бильярдный стол 1828 года, изготовленный фирмой «Карл Штольц», площадка для прогулок с миниатюрными башенками из камня — вот, пожалуй, и все.

В зверинце остались куры и кролики. Медведей и верблюдов экс-губернатор раздарил районным зоопаркам еще несколько лет назад, павлинов, по слухам, съела начальственная овчарка.

Сейчас содержание резиденции обходится областному бюджету почти в 4 миллиона рублей.

Оценить масштаб политического деятеля можно по уголовным делам, возникающим за его спиной. Постановление о возбуждении расследования в отношении Дмитрия Аяцкова было отменено. Однако один из его эпизодов уцелел: отдуваться пришлось правительственной столовке, которая, как выяснилось, уклонялась от налогов.

За шесть месяцев после назначения Ипатова на губернаторство уволены главы шести районов, семи министерств, наполовину обновился состав вице-губернаторов — зампредов, полностью сменилось руководство областной Думы и т.д.

Советник губернатора Эдуард Абросимов, [page_16134.htm неосторожно выражавшийся в адрес прокуратуры и одного из лидеров правящей партии, Вячеслава Володина], отправился в колонию-поселение за клевету. Арестованы экс-министр дорожного хозяйства Геворг Джлавян и бывший зампред по ЖКХ Николай Курапов. Они обвиняются в злоупотреблении служебным положением и растрате соответственно. Расследуется дело в отношении главного придворного строителя, выступавшего подрядчиком в большинстве губернаторских проектов. Как говорят, методом последовательной посадки подчиненных прокуратура намерена добраться до главного фигуранта — если он не успеет приобрести дипломатический иммунитет.

Господин Аяцков остался в штате МИДа. Как говорят, обсуждается вопрос о его назначении в тихую европейскую страну. Предположительно — в Швецию.