После Куршевеля Михаил Прохоров окончательно превращается в "гламурного подонка"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"После Куршевеля Михаил Прохоров окончательно превращается в «гламурного подонка»"

Пока тусовка, которую он кормит, поит и катает на лыжах в Куршевеле, млеет от "Мишиной щедрости", в Норильске рабочие клеймят "ПрохЕрова" именно за жадность

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::20.03.2007, VIP-шалун. До скандальной истории в Куршевеле Михаил Прохоров считался самым осмотрительным олигархом...

Ахмирова Римма

Converted 23661.jpg

Нам ли быть в печали?

Однако на смену «горнолыжной теме» появился новый слух: будто Прохоров собирается скоропостижно жениться, а через пять дней... развестись. Свадьба нужна Прохорову, чтобы выиграть заключенное пари, что он заведет семью до 42 лет. Якобы олигарх отправился на вип-острова Венесуэлы готовить мероприятие. Желтая пресса смакует подробности, а пресс-служба Прохорова, которая всегда боеспособно отбивает все атаки на своего патрона, молчала до последнего. В чем дело: после Куршевеля Михаил Прохоров окончательно превращается в «гламурного подонка» и показывает общественному мнению очередную фигу? Мы попытались составить портрет этого человека, проследив весь путь Михаила Прохорова к деньгам и «славе».

Миша Прохоров родился в приличной московской семье. Мама заведовала кафедрой, отец – лабораторией. Учился в престижной английской школе и легко поступил в Московский финансовый институт (сейчас академия) на самое престижное отделение – международное.

– В то время был очень жесткий отбор на наше отделение, – рассказала «Собеседнику» декан факультета международных экономических отношений Ольга Кабанова (она училась в одно время с Прохоровым). – Мало было хорошо сдать экзамены, требовалось обязательно пройти собеседование лично у ректора.

– Международники были элитарной группой института, в нее брали только мальчиков и только из Москвы, – рассказал декан факультета финансов Борис Супрунович. – В послеинститутские годы Миша, видимо, решил отыграться за студенчество в исключительно мужском обществе. Преподаватели мягко журят богатого выпускника за то, что даже на «приличные» институтские мероприятия Миша не является без эскорта из 7–8 девушек-моделей.

Кстати, именно Борис Супрунович чуть было не перекрыл доступ Михаилу Прохорову в финансовый мир.

– Я сам эту историю не так хорошо помню – студентов много было, но на последней встрече выпускников Александр Хлопонин (сейчас – губернатор Красноярского края. – Р. А.) мне напомнил случай на вступительных экзаменах, – рассказал Борис Супрунович. – Я принимал экзамен по географии. Хлопонин чего-то не знал по билету и спросил у Прохорова: «Эй, длинный!» Прохоров начал что-то подсказывать, и я попросил его выйти из аудитории. Тут Хлопонин встал и признался, что на самом деле виноват он. Я хотел выставить обоих, но в итоге почему-то оставил. Как они сами вспоминают – вернул за парту уже от двери. Чем-то они мне приглянулись, наверное. Но гонял я их потом по всем билетам нещадно! И все равно оба поступили.

Парочка Прохоров и Хлопонин с тех пор была в институте неразлучна.

– Не заметить их было невозможно – баскетбольного роста Прохоров и невысокий Хлопонин, – рассказала Ольга Кабанова.

Прохоров учился отлично, но запомнили его больше как шоумена.

– Он участвовал в новогодней постановке на английском языке, – продолжает Ольга Кабанова. – Хлопонин играл Деда Мороза, а Прохоров – Снегурочку. Это их выступление до сих пор вспоминают.

– По артистизму Прохоров был лучше всех, – подтверждает и заведующая кафедрой иностранных языков Людмила Ковтун. – По-моему, ему нравилось участвовать в таких мероприятиях, и у него это хорошо получалось.

222-ю группу, в которой учился Михаил Прохоров, в академии помнят до сих пор. Почти все одногруппники сегодня расселись по креслам директоров банков, а одним из лучших студентов был убитый полгода назад зампред ЦБ Андрей Козлов.

Как говорят преподаватели Финакадемии, Козлов и Прохоров со второго курса ушли вместе служить. Оба вернулись с партбилетами и хорошими характеристиками. Правда, корочки КПСС в конце 1980-х уже потеряли магическую силу. Зато приобретенные финансовые познания стали практически бесценны. В отличие от остальной страны, выпускники международного отделения финансового института уже изучили «мировой опыт» и не плавали в новых экономических терминах. В дипломе у будущего олигарха по всем предметам стояли пятерки.

«Варил» джинсы

Михаил Прохоров воплотил в жизнь мечту многих – стал богатым еще в молодости. Первую трудовую копейку он заработал в студенчестве, создав вместе с однокурсниками кооператив. Студенты «варили» джинсы и получали намного больше своих преподавателей. Сокурсники говорят, что для Прохорова это было не студенческим баловством, а необходимостью – у Миши погибли родители, и студенту надо было не только содержать себя, но и помогать родной сестре. По слухам, брат еще долго жил вместе с семьей своей сестры. Ирина Прохорова – филолог по образованию, редактор «Независимого литературного обозрения» и глава учрежденного Михаилом Прохоровым Фонда культурных инициатив.

– На старших курсах Миша и его друзья приезжали в институт уже на машинах, – вспоминает Ольга Кабанова. – Тогда это еще было редкостью среди студентов. Тем более автомобили были куплены не на родительские, а на свои собственные деньги. Миша, по-моему, ездил тогда на «Жигулях».

Впрочем, прошло всего несколько лет, и Михаил Прохоров пересел на спортивный «Бентли»...

Стал олигархом в 28

Хорошее образование помогло выпускнику-отличнику устроиться в престижный госбанк, который ведал экспортно-импортными операциями государства – Международный банк экономического сотрудничества (МБЭС). Подкованный молодой человек не остался незамеченным и быстро дорос до начальника серьезного отдела. В своем новом кабинете молодой банкир и встретил Владимира Потанина, с которым ему потом суждено будет делить высокие места в рейтингах «Форбс». Потанин пришел за кредитом, а ушел с партнером по бизнесу. Очевидцы рассказывают, что финансисты сразу нашли общий язык, а в последующие 15 лет их взаимопонимание только крепло и прирастало очередными нулями в личных состояниях.

Государство слабо держало свое имущество, и оно плавно переходило в более цепкие руки. Такие, как у Михаила Прохорова и Владимира Потанина. В помощь МБЭС была создана Международная финансовая компания – ее возглавил Прохоров, который перетащил к себе часть крупных клиентов. А на месте ослабленного МБЭС появился ОНЭКСИМ-банк, контрольный пакет которого позже выкупили потанинский «Интеррос» и прохоровская МФК. Возглавил ОНЭКСИМ Прохоров. Было ему тогда 28 лет. Сделка получилась очень выгодной: ОНЭКСИМ забрал клиентов и прибыль, а долги оставил государству. С первого дня ОНЭКСИМ был среди банков, как Гулливер в стране лилипутов – многие внешнеторговые госоперации так и шли по привычке через ОНЭКСИМ.

Денег у ОНЭКСИМа было больше, чем конфетти на новогодней елке, банк открыл филиалы в странах с более приятным климатом, чем российский – в Швейцарии, на Кипре, на Карибах.

Бизнесмены 1990-х рассказывали, что у Прохорова с Потаниным с самого начала было четкое разделение: Прохоров сочиняет финансовые операции, а Потанин мобилизует политический ресурс.

Финансовая история ОНЭКСИМа была блестящей. Но во второй половине 1990-х стало понятно, что опираться только на банк ненадежно. Надо что-нибудь поосновательнее. Вроде горно-металлургического комбината «Норильский никель», который добывал 35 процентов мировых разведанных запасов никеля, 10 процентов меди, 14 процентов кобальта, 55 процентов палладия, 20 процентов платины, а также серебра и угля понемногу. Сумма, за которую потанинско-прохоровская структура приобрела «Норникель», стала знаменитой. А сама покупка стала классикой 1990-х. Так предприниматели становились олигархами и навсегда прописывались в десятке богатейших людей страны. Кандидат, предложивший сумму 355 миллионов долларов, был снят с торгов, а в итоге победил «Интеррос», заплативший сумму, равную прибыли комбината за несколько месяцев – 170 миллионов долларов. По той же схеме залоговых аукционов в «колоде» «Норникеля» появились «Сиданко», пара крупнейших пароходств страны и «Связьинвест». Даже такие конкуренты, как Гусинский и Березовский, ничего не могли противопоставить Потанину и Прохорову, кроме газетных статей и телевизионных репортажей в подконтрольных СМИ.

Главой ГМК «Норникель» стал Михаил Прохоров. Справедливости ради надо сказать, что Прохоров не единолично наслаждался свалившимся богатством – «компанейский Миша» привел в банк многих своих однокурсников. А на трепетном отношении к друзьям Прохоров чуть не потерял одну из крупнейших в своей жизни сделок – купив контрольный пакет Still­water Mining Co, единственного в США производителя никеля и палладия со штаб-квартирой в штате Монтана. По привычке Михаил Прохоров хотел поставить на управление своего осевшего в Америке студенческого приятеля, но у американцев был какой-то компромат на эмигранта, и сделка чуть было не сорвалась. Прохоров быстро заменил спорную кандидатуру, и по случаю успешного вхождения на американский рынок Михаила Прохорова даже принял лично президент Джордж Буш.

В Норильске его называют ПрохЕровым

Пока тусовка, которую Прохоров кормит, поит и катает на лыжах в Куршевеле, млеет от «Мишиной щедрости», в Норильске Прохорова клеймят именно за жадность. За пять лет прохоровского правления «Норникелем» ни разу не повышалась зарплата. Прохорова здесь хоть и называют «два метра красоты», но явно не собираются любить только за «красивые глаза».

– Лучше бы он был маленький и страшненький, но платил бы больше! – ворчат рабочие. Прохоров на эти претензии отвечает, что зарплату привяжет к производительности труда.

– Мы никак не поймем:если наша производительность труда не повысилась, почему же состояние нашего гендиректора выросло на несколько миллиардов долларов? – передает «Собеседнику» мнение рабочих депутат горсовета Норильска Виталий Толстов.

Но депутат признает, что Михаил Прохоров в совершенстве владеет техникой «финансового гипноза» и способен заговорить умными словами и железными аргументами любого непримиримого оппонента. Так, несколько лет назад профсоюзы вступили в смертельную схватку с высшим менеджментом «Норникеля» – бастовали, голодали, избрали мэром профсоюзного босса Мельникова. Бывший борец с «Норникелем» выдержал все – голод протестных акций, холод забастовок и митингов, не устоял он только против нескольких встреч с глазу на глаз с гендиректором Михаилом Прохоровым. После этого бывший профлидер сменил революционные речи на капиталистические и зомбированно заговорил о «необходимости поиска компромиссов», «умении договариваться» и поддержал «коллективный договор», который в пору «профсоюзной незрелости и недальновидности» критиковал за кабальность.

За жесткость, непоколебимость, холодную вежливость и ледяной взгляд норильчане зовут Прохорова ПрохЕровым (за похеренное счастье работников «Норникеля»), Роботом и Ледяным менеджером.

«Норникель» тащит на себе много социальных проектов – и садики строит, и общественный транспорт на себе везет, и управляющую компанию ЖКХ создал. Все в помощь норильчанам.

– Все так, но проезд в транспорте подорожал с 6 до 20 рублей, квартплата выросла, а зарплата осталась, какой была, – возражает Виталий Толстов.

– А что – по двадцатке с носа, глядишь, наберет на поездку в Куршевель, – злятся рабочие в норильских автобусах. Но не особо громко – на «Норникеле» волнами идут сокращения, реструктуризации и другие умные процессы. Можно накликать на себя беду.

– В разгар «профсоюзной войны» начальники цехов заставляли рабочих выходить из профсоюзов под угрозой сокращения, – рассказал Виталий Толстов.

– Деньги любят тишину, – повторяют теперь и рабочие «Норникеля» вслед за своим гендиректором, самым тихим из олигархов, не нарушившим своего главного принципа «не болтай лишнего» даже после скандальной куршевельской истории.

В северном Норильске есть пальмы. Но только в одном месте – в гостиничном номере Михаила Прохорова.

– «Директорские» апартаменты достались мне от прежнего хозяина, – объясняет сам Михаил Прохоров, но ни номер, ни обстановку так и не поменял. Роскошь там убийственная – кроме пальм, есть колонны и позолота.

– Я его спрашивал на пресс-конференции про Куршевель и зачем он вообще ведет такой вызывающий образ жизни, но он отшутился: «Да чтобы вас позлить!» – вспомнил Виталий Толстов.

Но любитель развлечений и тусовок Михаил Прохоров совсем не пьет, не курит, может всю ночь танцевать в клубе, по два часа в день занимается спортом – кикбоксинг, тренажеры, а в последнее время, говорят, еще и акробатика на батуте. Спортзал оборудован рядом с рабочим кабинетом. Слабость у Прохорова одна. О ней много написано в протоколах прокуратуры города Лиона.

Даже когда улеглись куршевельские страсти, Михаил Прохоров не нарушил свой любимый принцип «тишины». За него говорят люди из его окружения. Правда, на всякий случай – анонимно.

Появилась версия, что в маленьком Куршевеле гости Прохорова нахамили то ли самому министру внутренних дел Николя Саркози, то ли кому-то из его близкого окружения. Министр отомстил неугомонным русским, слегка подпортив им настроение возбуждением уголовного дела.

Еще вспоминают, как накануне облавы из отелей Куршевеля выехали Потанин и тверской губернатор Зеленин. Потом старший товарищ ни словом не заступился за арестованного партнера. Только в одном интервью Потанин на вопрос «Как нашим бизнесменам уберечься от нападок Запада?» ответил: «Вести себя надо прилично!» В Норильске это оценили как упрек в адрес Прохорова.

После Куршевеля Прохоров и Потанин объявили о разделе бизнеса. Ни слова о личных мотивах. Олигархи бранятся – только тешатся. Прохоров говорит, что увлекся другим делом – водородной энергетикой, которая «сейчас, как Интернет и мобильная связь в середине 1990-х». То есть в будущем обещает бешеные прибыли. Прохоров, как прилежный финансист, идет на запах больших денег. И он еще приумножит свое холостяцкое «приданое». Если будет осторожен при катании на горных лыжах.

Наша справка

По версии журнала «Форбс», личное состояние Михаила Прохорова составляет 7,6 миллиарда долларов. Ему принадлежит 54,8% акций крупнейшего в мире производителя никеля и металлов платиновой группы «Норильский никель» и 51% акций крупнейшей в России золоторудной компании «Полюс Золото».

Пока верстался номер, Прохоров ушел с поста гендиректора «Норникеля» и отменил свадьбу на Мальдивах. Олигарх переключается на новый бизнес в сфере высоких технологий. А это означает, что, согласно его собственным принципам, в ближайшее время мы о Михаиле Прохорове больше ничего не услышим.