После нас хоть блэк аут

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::05.02.2007

После нас хоть блэк аут

Как семейство Копсовых обгладывает "Мосэнерго"

Александр Рыбчинский

Converted 23302.jpg

Анатолий Копсов

Начиная с московской энергетической аварии 2005 года, когда тень американского блэк-аута реально замаячила в умах чиновников и обычных граждан, общественный интерес к вопросам энергетических перспектив столичного региона стал особенно обостренным. А когда через восемь месяцев на Россию обрушились небывалые морозы и в стране (особенно в московском сегменте) начали проводить выборочные отключения, информационные материалы на энергетическую тематику приобрели характер фронтовых сводок. Причем, не в смысле «погодного фронта», а как раз куда судьбоноснее.

Но, как гласит старая русская поговорка, «кому война, а кому — мать родна». В том смысле, что одни реально переживают сложности и риски, стараясь найти объективные выходы из потенциально кризисных ситуаций, а другие под этот шум и с видом глубокой озабоченности проблемой создают удобные схемы, по которым миллиарды рублей расходятся, мягко выражаясь, без расчетов целесообразности и анализа перспектив. По негласному принципу: пока есть возможность – разбросать и поделить, а что будет послезавтра, разгребать уже не нам. Грубо говоря, «это не наше семейное дело».

Именно такие мысли на правах выводов приходят в голову при анализе деятельности нынешнего руководства энергетического гиганта под именем «Мосэнерго» (она же — ТГК-3), которое является третьей по величине генерирующей компанией России, объединяя 17 электростанций с суммарной установленной мощностью 10600 Мвт.

После московского энергокризиса 2005 года в «Мосэнерго» решительно сменили руководителя, назначив в это кресло Анатолий Копсова. Новый генеральный директор взялся за дело весьма рьяно, и в первую очередь решительно поменял практически все руководство энергетической компании (хотя тогда уже было совершенно очевидно, что непосредственно в случившемся оно не виновато). На место опытных специалистов-энергетиков пришли верные новому гендиректору люди, куда больше строители, чем энергетики, готовые беспрекословно выполнять любое распоряжение своего шефа. И за прошедшие полтора года они в этой доблести полностью себя проявили и зарекомендовали.

Назначение главой «Мосэнерго» именно Анатолия Копсова, прежде руководившего в РАО «ЕЭС России» строительством объектов генерации, более чем объяснимо: на тот момент главной задачей считалось срочно укрепить генерацию, и поскольку Анатолий Яковлевич в строительстве таких объектов поднаторел — ему и доверили возглавить процесс принятия экстренных мер по ликвидации дефицита. Другое дело, что выполнять поставленные задачи можно по-разному. Об этом и речь…

Характерно, что самым первым объектом строительства при Копсове стало… офисное здание «Мосэнерго», где был сделан роскошный ремонт с серьезным обновлением фасада здания. Несколько странные приоритеты при решении вопроса энергодефицита, не правда ли?

И только уже после обновления офиса Анатолий Копсов, строго следуя логике развития энергетической реформы страны, начал рьяно воплощать планы немедленной реконструкции и наращивания генерирующих мощностей, щедро планируя крупное строительство. Масштабное создание новых энергоблоков и установка нового сетевого оборудование стало действительно своеобразным «коньком» нового гендиректора «Мосэнерго». При этом трудно было возразить господину Копсову по форме, поскольку болевая точка московской энергетики была нащупана абсолютно точно: потребности растут, оборудование стареет, запаса мощностей недостаточно… То есть — браво, Копсов!

Но, как говорили мудрые, дьявол таится в мелочах.

Анатолий Копсов засыпал СМИ обещаниями новых энергетических мощностей в столице. Словно фокусник, он вытаскивал на свет новые энергоблоки на основе прогрессивных парогазовых установок, которые вот-вот появятся в корпусах действующих столичных электростанций, щедро обещал масштабные реконструкции, еще более масштабные стройки и т.д. Правда, несколько странным было пониженное внимание (особенно в сравнении с задуманными новостройками) к уже существующим объектам генерации (ТЭЦ-9, ТЭЦ-12, ТЭЦ-20), которые находятся в зоне наиболее высокого энегропотребления и остро нуждаются в мероприятиях по ремонту и реконструкции. Но вместо этого инвестиционный акцент был им сделан на строительство, которое разместилось, так сказать, «на периферии энергетического спроса», в том числе — новых энергоблоков ПГУ-450-Т на ТЭЦ-27 и ТЭЦ-21.

Впрочем, возможно, дело в том, что строительной натуре нового гендиректора ближе масштабные по затратам проекты. Хотя опять же для нормальной логики несколько странной рисовалась перспектива: уже имеющиеся мощности стареют, но не до них, поскольку все силы уходят на гигантские новострои. Копсов рисовал убедительные красивые картины усиления энергетической мощи «Мосэнерго», под которые, разумеется, требуются повышенные инвестиции. И компания по его руководством на эти беспрецедентные инвестиции смело шла.

Хотя контроль за конкретным расходованием инвестиционных средств был и остается, мягко выражаясь, затрудненным. Применяемый г-ном Копсовом так называемый «хозяйственный способ» делает непрозрачной структуру затрат по каждой позиции, и становится невозможным понять, где, за что и сколько именно средств переплачивается.

И хотя финансовая отчетность по строительству объектов «Мосэнерго» — темная вещь в себе, по некоторым подсчетам аналитиков получается, что каждый новый киловатт установленной мощности обходится компании примерно в 950 долларов. Даже для Европы, где не в пример дороже стоят специалисты, стандартом стоимости считается 750-800 долларов за киловатт установленной мощности, не говоря уже о Китае, где новая энергетика обходится намного дешевле. Впрочем, как говорят специалисты, в практике РАО ЕЭС имеются случаи, когда стоимость нового киловатта установленной мощности обходилась дороже 1500 долларов. Правда, не исключено, что строительство тех объектов проходило под руководством того же Анатолия Копсова, ведь именно с этой позиции в РАО он перешел в «Мосэнерго».

Еще одно соображение: в ситуации кризиса, когда необходимо принимать быстрые решения, не до подсчетов и обоснований, это понятно. Но когда положение стабилизировалось, странно вести себя, словно в окно стучится катастрофа. Можно и нужно семь раз взвешивать и один раз оплачивать, а не наоборот, что активно наблюдается в «Мосэнерго» и по сю пору.

При этом г-н Копсов сам открыто заявлял, что только половину инвестиционной программы «Мосэнерго» удается финансировать за счет амортизации и прибыли, остальная половина инвестиций — заемные средства в виде кредитов. То есть, долги «Мосэнерго» постоянно растут, к тому же сама инвестиционная программа компании постоянно увеличивается.

Так, например, на 2007 год была утверждена инвестиционная программа в размере 33,3 млрд рублей. Но буквально в январе этого года Копсов со товарищи решили, что им этого мало и срочно придумали увеличить инвестиционные траты еще на 2 млрд руб. Не исключено, что это почти уникальный случай, когда предлагается принять решение о выделении на некое строительство огромных средств, которые никто не удосуживается обосновать. И это при том, что в первом квартале текущего года задолженность «Мосэнерго» достигнет 26 млрд рублей! А всего к концу 2007 года, если следовать программе Копсова, обязательства «Мосэнерго» по инвестиционным займам составят 41 млрд рублей (если считать с НДС). При обычном бюджетном планировании такое поведение мягко называется «жить не по средствам». Хотя в данном случае термин вряд ли подходит.

Кстати, вызывает удивление странное спокойствие миноритарных акционеров «Мосэнерго» — правительства Москвы или «Газпромбанка», чьи доходы (реальные и потенциальные) решительно вбиваются в новые стройки. Они не знают, что происходит или не могут на это влиять? При этом представители акционеров сами говорят, что никаких ТЭО этих строек, никаких расчетов целевого использования средств им не предоставляется — только лозунговые объявления о необходимости строить, строить и строить…

Зато это категорически соответствует общей линии на прибавление мощностей. Хотя не надо быть бакалавром экономики, чтобы задать два вопроса: начать строительство – это одно, а закончить его и ввести в строй новые мощности — это совсем другое. И второй вопрос: а с чего «Мосэнерго» собирается отдавать кредиты по всем этим программам? И кто реально подсчитывал динамику обслуживания накапливаемого долга и поступления средств от коммерческой деятельности компании? Например, нынешняя неожиданно теплая зима явно создала серьезную финансовую брешь в планах доходов «Мосэнерго», потому как потребление энергии в силу природных факторов заметно отстает от гипотетически запланированного.

Возникает ощущение, что вольно или невольно компанию «Мосэнерго» подводят к состоянию, в котором она, говоря спортивным языком, неизбежно «надорвется» под грузом масштабного многочисленного и весьма хронического недостроя десятков незаконченных объектов. Ведь именно так и получается, когда реальное наращивание генерации подменяется громкими заявлениями отчетов «наверх» о неминуемом светлом завтра. Согласно инвестпрограммы Копсова, «Мосэнерго» до 2010 года обещает ввести свыше 2300 МВт, а к 2020 году — удвоить установленную мощность компании. Цели-то благие, но насколько они реально достижимы, исходя из реальных потенциалов компании? Насколько продумана тактика движения? У специалистов вообще имеются сомнения в том, что эта программа скоординирована с развитием электросетей. И если это так, то новая генерация может оказаться простаивающей.

Простые, казалось бы, вопросы, но, как ни странно, ответами на них руководство «Мосэнерго» себя не утруждает. И знаете, почему? Оно не о том думает.

Некоторый анализ распределения средств инвестпрограммы «Мосэнерго» выявляет удивительные закономерности. Да не покажется читателю странным, что среди подрядчиков «Мосэнерго» слишком часто мелькают одни и те же компании. Например, особой любовью «Мосэнерго» пользуется ЗАО НТЦ «Белам»: с сентября 2005 года по январь 2007 года «Мосэнерго» подписало с ней контрактов на общую сумму свыше 300 млн. рублей — это по выигранным тендерам. Кроме того, без проведения тендеров (мы же понимаем, что по статусу это не очень хорошо) с ЗАО НТЦ «Белам» также было подписано контрактов примерно на 300 млн. рублей. Щедро подписывали контракты с дочерними предприятиями «Белама»: с ООО «Энергосетьстрой» — почти на 120 млн рублей, с ЗАО «Энстром» — на почти 500 млн рублей.

Загадочная стабильность тендерных выигрышей и высокий авторитет этих компаний у «Мосэнерго», возможно, объясняется тем простым фактом, что одним из акционеров ЗАО НТЦ «Белам» является… Копсов Евгений Анатольевич, сын нынешнего гендиректора «Мосэнерго». Следует заметить, кстати, что все эти компании были учреждены после назначения Анатолия Копсова генеральным директором «Мосэнерго». Наверняка это случайное совпадение. Кроме того, будучи членом совета директоров компании «ЗиО-Подольск», Анатолий Копсов подписал с входящими в холдинг компаниями ряд крупных договоров на общую сумму около 11,2 млрд руб.

В общем, становится понятным, почему так много тендеров на различные работы и поставки (в прошлом году — практически половину!) выигрывают, как правило, «Белам», «Энстром» и «Энергосетьстрой». При этом уже были скандалы, когда победителем объявлялся тот же «Белам» при предложении на несколько миллионов рублей дороже конкурентов. Хотя чисто по-человечески понять можно: сын все-таки… Наверное, отцовской любовью объясняются и факты подписания «Мосэнерго» крупных контрактов с этими компаниями вообще без проведения тендеров.

(Видимо в глазах руководителей РАО ЕЭС такие бизнес-семейные отношения вообще являются нормой. Так, сын члена правления РАО ЕС Вячеслава Воронина работает в Московской теплосетевой компании, которая не сильно далека от той сферы, которой руководит г-н Воронин.)

Впрочем, есть и особый рецепт, когда тендер вроде бы проводится, но на самом деле… Так, например, тендер по поиску подрядчика для реконструкции систем водоподготовки на ТЭЦ-9 и ТЭЦ-16 в середине 2006 года был поручен не тендерному комитету «Мосэнерго», как это следовало бы, а стороннему «Углеродному фонду». По словам аналитиков, «запас по цене» победителя составил не менее 30%, при общей стоимости контракта 300 млн. рублей. Проведение тендера на стороне объясняется просто: он проводился спешно и без ведома части акционеров. Тоже, надо думать, случайно получилось, в запарке… Причем, победившая тогда компания «Энергетические активы», как оказалось, имела от роду всего… два месяца.

Еще один характерный момент, который выглядит более, чем очевидным: уже в январе 2007 года «Мосэнерго» постаралось совершить более 90% всех закупок этого года. Все, кто в курсе, напрямую связывают это с тем, что во втором квартале 2007 года контрольный пакет «Мосэнерго» переходит к структурам «Газпрома». То сеть, у компании появляется новый хозяин, который может не только начать задавать нелицеприятные вопросы но и делать оргвыводы. Наверное, с этим связано и желание срочно на 2 млрд рублей увеличить инвестиционные траты, и предпринимавшиеся руководством попытки перевести счета «Мосэнерго» в третьеразрядные банки, и безудержное желание начать как можно больше строительных и ремонтных проектов.

К слову сказать, руководство «Мосэнерго» свою безудержную гонку по перевооружению и реконструкции объясняет тем, что энергомашиностроительных мощностей в стране будет не хватать, как только РАО «ЕЭС России» приступит к масштабному перевооружению и, дескать, надо занять своими заказами как можно больше, чтобы потом не остаться крайними в очереди. Оригинальный аргумент. Вот только странным, если следовать логике г-на Копсова, выглядят наши энергомашиностроители… Ни «Белам», ни «Энергосетьстрой», ни «Энстром», ни «Энергетические активы» в ряду таковых производителей никем ни разу замечены не были.

В этой истории с якобы модернизацией «Мосэнерго» достаточно фактуры для того, чтобы делать выводы. Только очень хочется верить, что выводы сделают не только читатели, но и те, кто по долгу своих профессиональных обязанностей должен видеть глубже энергичных лозунгов.

Потому что в случае продолжения развития событий по заданным отцом и сыном Копсовыми сюжету, Москве грозят незавидные энергетические проблемы. И даже ожидаемые поступления от продажи «Газпрому» дополнительной эмиссии акций «Мосэнерго» (на сумму примерно $2 млрд) вряд ли можно рассматривать как стратегическое спасение. Текущие долги «Мосэнерго» это поступление, безусловно, покроет. Но при существующих аппетитах начинать новые строительства, которые проявляют господа Копсовы, трудно предсказать, каких еще долгов они могут понаделать. Аппетит, как известно, приходит во время еды, и факт близкого прихода больших денег может отразиться на планах руководства энергокомпании самым наполеоновским образом.

И страшно подумать, что будет, когда существующие мощности пройдут момент технологически необратимого старения, а новые заложенные мощности будут стоять недостренными, поскольку достраивать их «Мосэнерго» окажется не на что. При этом с самой негативной стороны проявится странная закономерность: новые мощности заложены Копсовым на периферии региона, где острой энергетической необходимости в этом не было. И просто не поддается прогнозу, сколько сил и средств может потребоваться государству для того, чтобы достроить начатые Копсовым объекты и ввести их встрой, дабы не «провалить» по энергии московский регион. Правда, сами господа Копсовы в тот момент окажутся совершенно ни при чем. Осуществленное под их руководством гигантское распыление средств и мощностей (причем, средств и мощностей не только самой «Мосэнерго», но и заемных) окажется в прошлом. А лично Анатолий Яковлевич Копсов будет покачивать головой и говорить: я блестяще начал стройку, заложил начало обновлению генерации, а они (не важно кто будет иметься в виду) что-то никак не могут довести это все до ума, ай-яй-яй!

И это не антиутопия. Это вполне реальный финал современный финансово-семейной драмы, которая строится по правилам почти авантюрного романа и при которой во главу угла политики руководителя гигантской компании поставлено одно: создать видимость, отчитаться, «поддакнуть» объективной необходимости, а потом…

А потом — хоть блэк-аут!