После свержения Каддафи Катар занялся Россией

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

© "АПН", 28.06.2016, Фото: "Коммерсант"

После свержения Каддафи Катар занялся Россией Вагит Алекперов готов отдать долю в Лукойле суннитским ястребам? Евгений Савоев

Cabeb500a5e9dd43604526daf0a4ae45.jpeg
Вагит Алекперов (слева) и Андрей Кузяев

Нефтяной гигант Лукойл стремится превратиться в транснациональную энергетическую компанию. Сегодня Лукойл разрабатывает месторождения в Египте, Ираке, Саудовской Аравии и т.д. Однако за последнее время главным партнером Лукойла незаметно для многих стал эмират Катар — одно из богатейших государств мира, активно противостоящее интересам России на Ближнем Востоке. Это свидетельствует о том, что руководство Лукойла для достижения собственных целей решило поучаствовать в сложной геополитической игре с непредсказуемыми последствиями.

Наблюдатели связывают сближение Лукойла с Катаром тем, что стремление Вагита Алекперова вырваться из-под опеки российских властей давно стало навязчивой идеей. Вопрос для Лукойла был лишь в том, кто предложит лучшие условия. Отношения с саудитами — компанией Aramco, у Алекперова не сложились. И тут на горизонте появился Катар. По информации лондонской Al-Arab, катарский экс-премьер-министр Хамад бен Джасим заявил о переговорах по покупке 10% Лукойла. Хамад бен Джасим уверял, что продав часть компании Катару Лукойл не будет страдать из-за международных санкций (у российских компаний проблемы с финансированием и привлечением технологий из-за санкций), напротив, взамен на катарское покровительство Лукойл получит самые широкие преференции по развитию и протекцию со стороны США.

Сигнал был услышан, мечта Алекперова поменять прописку Лукойла с российской на транснациональную стала как никогда близкой к осуществлению. Дело быстро сдвинулось с места: Лукойл заявил о продаже катарским инвесторам своей доли в совместном предприятии в Саудовской Аравии LUKoil Saudi Arabia Energy Ltd, в котором 80% принадлежит Лукойлу и 20% — Saudi Aramco. Со стороны Лукойла сделку курировал глава «Лукойл Оверсиз» Андрей Кузяев. Катарцы стали акционерами в гигантском проекте «Блок А» по разработке месторождения углеводородного сырья с ресурсами более 100 млн тонн условного топлива и газоконденсатного месторождения Мушаиб с извлекаемыми запасами более 150 млн тонн условного топлива.

Источник, знакомый с планами катарской стороны, отметил, что покупка 30% доли в LUKoil Saudi Arabia Energy — была на редкость удачной, в том числе и потому что удалось правильно мотивировать Андрея Кузяева, благодаря взносу в его благотворительный фонд в размере 55 млн долларов, цена актива в проекте «Блок А» уменьшилась на целых 20%. По словам источника — это лишь первый шаг в планах Эмирата по поглощению Лукойла, и катарцы довольны тем, что процесс пошел и именно Кузяев от лица Алекперова ведет секретные переговоры о вхождении катарских фондов в капитал уже самого Лукойла.

«Сейчас идет подготовка общественного мнения о стратегическом сотрудничестве Лукойла и Катара — заявляются относительно небольшие проекты, на них тестируется реакция руководства России». Недавно было объявлено о сотрудничестве Лукойла с Arabian Supply Centre, которая входит в состав Al Jaber Group — крупнейшего на Ближнем Востоке поставщика техники и оборудования для строительной индустрии, и очень близкой к катарскому шейху Хамаду бен Джасиму. Al Jaber Group стала официальным дистрибьютором продукции Лукойла и на международной выставке Project Qatar масштабно презентовала бренд смазочных материалов Лукойла.

Однако сближение главы Лукойла Вагита Алекперова с катарскими властями вызывает самые серьезные опасения, так как эти действия несут угрозу национальной безопасности России. Катарский план интеграции Лукойла есть ни что иное, как действия в формате «мягкой силы» по вхождению в российские, мусульманские регионы Кавказа, а также Поволжья: Татарстана и Башкирии, и их последующей дестабилизации.

Подобный план был реализован катарскими властями в Ливии. На прошлой неделе была рассекречена очередная порция материалов из досье панамской юридической компании Mossack Fonseca : стало известно, что ливийский политик Махмуд Джибриль, принявший самое действенное участие в свержении лидера Ливии Муамара Каддафи был тесно связан с той самой катарской Al Jaber Group. Как следует из документов, в феврале 2012 года (спустя три месяца после убийства Каддафи) Джибриль стал владельцем нескольких крупных торговых компаний. А финансирование в размере 1 млрд долларов США для покупки этих активов Джибриль безвозмездно получил от катарской компании Al Jaber Group, которая как известно теперь активно работает с Лукойлом.

В свое время ставленник Катара Махмуд Джибриль, возглавляя компанию JTrack, завязал личные отношения почти со всеми арабскими лидерами. Компания JTrack специализировалась на обучении арабских лидеров языку Давоса: как проецировать имидж, который хочет видеть Запад. От Марокко до Дохи «JTrack» обучила большинство лидеров, поддерживаемых США, часто просто наследственных марионеток, которые благодаря катарскому телеканалу «Аль-Джазира» становились медийными личностями, способными повторять глобализированную риторику.

Эпохальным для Джибриля стало знакомство с госсекретарем США Хиллари Клинтон . Именно после этого он был рекомендован Муамару Каддафи его новыми американскими друзьями, чтобы стать проводником экономического открытия Ливии после «нормализации» дипломатических отношений с США. Джибриль был назначен министром планирования и директором Управления по развитию, став главным человеком в ливийском правительстве. С головокружительной быстротой при протекции США он занялся либерализацией социалистической экономики Ливии и приватизацией её государственных предприятий. Это привело к росту протестных настроений, а затем и к свержению Каддафи. И хотя Джибрилю не удалось удержать власть, его усилия по свержению ливийской власти были оценены США и щедро вознаграждены катарским бизнесом.

Таким образом, в Ливии катарские власти, конкурирующие за влияние на Ближнем Востоке, через своих людей и посредством «Аль-Джазиры» помогли США разыграть сценарий «арабской весны». Сейчас идет война в Сирии. И США, и Саудовская Аравия, и в особенности Катар, вложились деньгами и военной силой в развал государства, они готовы к созданию своих новых сателлитов в этом ключевом регионе, готовы к новому колониальному разделу. Пикантная деталь, что этим разделом в полной мере пользуется ИГИЛ (запрещенная в России) никого из них не волнует.

Сирийский конфликт и ситуация на Ближнем Востоке несет для России огромные риски — в рядах боевиках воюет несколько тысяч россиян. Поэтому совершенно очевидно, что новый ход катарской пропаганды, которая через Аль-Джазиру заявляет, что все сунниты всего мира — это враги России, и они должны, воюя в Сирии, объединится в борьбе против России, так вот совершенно очевидно, что этот призыв направлен напрямую российским мусульманам.

Уже на протяжении многих лет катарские правители активно лезут во внутрироссийские дела. Оказывается, Al Jaber Group, финансировавшая переворот в Ливии, и теперь покупающая лояльность Андрея Кузяева и тщеславие руководства Вагита Алекперова, уже не в первый раз попадает в объективы расследований: «благотворительные» фонды Al Jaber Group финансировали лечение чеченских боевиков во главе с Яндарбиевым, а сегодня финансируют реабилитацию турецких боевиков, направляющихся на отдых и лечение после боев в Сирии.

Планы катарских правителей, обладающих колоссальными финансовыми ресурсами, сегодня активно простираются на весь суннитский мир — на Кавказ и далее внутрь России. Для объединения суннитов под катарскими идеями реализуется активная попытка войти Россию под любыми предлогами, сегодня это идея покупки Лукойла — распространение через «мягкую силу» — внедрение внутрь страны, где пользуясь масштабом Лукойла и под предлогом «развития взаимовыгодных связей» начать работу по промыванию мозгов с целью последующей дестабилизации.

Покупка и «умасливание» Лукойла путем создания торговых и финансовых преференций, обещания протекции Запада — весьма выверенный и четкий шаг в этом направлении. Катарские власти очень верно выбрали момент сближения с Лукойлом, руководство которого, вполне веротно, разочаровано своим нынешним положением в России и стремится перейти в разряд транснациональных компаний.

 


Ссылки

Источник публикации