Послы из богадельни

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::13.05.2005, "Нужны ли России полпреды?"

Послы из богадельни

Михаил Ростовский

Ровно пять лет назад в России неожиданно для простых граждан вдруг появилось аж семь новых начальников. Путин разделил страну на федеральные округа и назначил в каждый из них своих представителей. Это решение ВВП и поныне считается одним из главных деяний его первого президентского срока. Но в реальности президентские полпреды очень быстро стали напоминать громадные боевые корабли, выпущенные на закате советской власти, — устаревшие уже в момент своего спуска на воду.

В Кремле не скрывают, что должности полпредов учреждались в расчете на долгое противостояние с губернаторами. В первые месяцы после прихода ВВП к власти в его свите ожидали, что воеводы в штыки воспримут их изгнание из Совета Федерации и образование вертикали власти. Но, к изумлению путинских соратников, губернаторы почти сразу подняли руки вверх. И полпреды стали по сути ненужными.

Среди президентских представителей в округах сейчас есть один по-настоящему влиятельный человек. По любопытному совпадению, имя этого человека ничего не говорит подавляющему большинству россиян. Полпред президента в Центральном округе Георгий Полтавченко прилагает просто титанические усилия, чтобы не светиться в СМИ. Но влияние этого человека в провинциях Центральной России невозможно переоценить. Достаточно сказать, что большинство начальников областных УВД и УФСБ являются его ставленниками. Кроме того, Полтавченко в отличие от многих своих коллег по-прежнему является одним из лично близких президенту людей. Неудивительно, что некоторые знатоки кремлевского закулисья считают “центрального” полпреда одной из главных фигур в кадровом резерве ВВП. Мол, перед 2008 годом мы можем о нем услышать!

Но Полтавченко — это скорее исключение. Подавляющее большинство путинских полпредов — это политики, страдающие от чувства нереализованности и собственного бессилия. Не зря же Волошин в свою бытность главой кремлевской администрации как-то обозвал полпредство богадельнями. Спору нет, когда полпреды навещают подведомственные им регионы, губернаторы принимают их по первому разряду. Путинским посланцам всячески дают понять, что они являются дорогими гостями и очень большими начальниками. Но вот незадача. Очень многие губернаторы предпочитают вести диалог непосредственно с Кремлем. И в этом диалоге полпреды оказываются лишними. Список губернаторов, которые беспрекословно слушаются полпредов, весьма короток. Например, у путинского посланца на Урале Латышева — шесть подопечных воевод. Но “построить” полпреду удалось только губернатора одной из самых бедных в России Курганской области Богомолова. Путинский полпред в Поволжье Кириенко уже шестой год пытается подмять под себя власть в своей родной Нижегородской области. Но реальный шанс сделать это у него появился только сейчас.

Немудрено, что путинские эмиссары в федеральных округах в основном относятся к одной из трех категорий не очень влиятельных политиков.

Ссыльные

В английском правительстве есть министерский пост с пышным названием и полным отсутствием прямых служебных обязанностей — канцлер герцогства Ланкастерского. Иногда на эту должность назначают в принципе лишних людей, убирать которых из власти пока неудобно. В нашей госсистеме должности полпредов выполняют похожую функцию.

Путинский комиссар в Уральском округе Петр Латышев приходил на должность полпреда с одной-единственной мыслью: тихо посидеть здесь два годика, а потом при помощи Волошина стать министром внутренних дел. Но у Латышева не выгорело, и он так и остался в своей уральской ссылке. Похожая ситуация была у полпреда на северо-западе Виктора Черкесова. Его непосредственные подчиненные в своей массе полпреда не видели. Даже многие федеральные инспектора (представители федерального центра в областях) годами не удостаивались разговора с Черкесовым. Вместо этого президентский посланник постоянно совещался с кучкой своих ближайших соратников: как побыстрее перебраться на высокий пост в Москву. В конце концов ему это удалось.

Список “ссыльных” полпредов можно продолжать и продолжать. Уволенному из начальников Генштаба после конфликта с министром обороны Ивановым Анатолию Квашнину дали должность сибирского полпреда, чтобы он, не дай бог, не уходил в оппозицию и не будоражил армию. Илью Клебанова назначили президентским посланцем в Северо-Западном округе, потому что он свой, питерский. А оставлять таких людей без работы негоже.

Лоббисты

“Помочь не помогут, а вот навредить могут!” — так в чиновничьих кругах оценивают влияние полпредов на кадровые назначения в регионах. Всем известно, что если, например, хочешь стать губернатором, надо отбить положенное число поклонов полпредам, но о конкретике договариваться стоит с обитателями Кремля.

Но некоторым полпредам все же удавалось достичь больших успехов на ниве лоббизма. Особенно этим отличался бывший президентский представитель в Южном округе, Герой России Виктор Казанцев. Решение кадровых вопросов бравый генерал, впрочем, отдал на откуп своей супруге. Та была женщиной весьма добросердечной и весьма убеждаемой, но, к сожалению, не очень организованной. В результате полпред очень часто отправлял в Москву предложения назначить на одну и ту же должность сразу несколько человек. В конце концов в Кремле это надоело, и генерала с его женушкой уволили. А недавно Казанцева и вовсе постигло несчастье. Его построенный на скромные доходы генерала и госслужащего роскошнейший особняк самым наглым образом ограбили.

Подвижники

Это, пожалуй, самая малочисленная и самая симпатичная группа полпредов. Эти люди искренне пытаются что-то изменить в подведомственных им округах. Но, к сожалению, у них это не очень получается.

Когда федеральный центр сменил в марте губернатора замерзающего Корякского автономного округа, выяснился один любопытный факт. Главы администраций трех особо бедствующих поселков округа аж с осени не появлялись на своих рабочих местах. Один все это время отдыхал в Сочи и каждый месяц присылал телеграммы: пришлите мне зарплату по телеграфу. Второй — блаженствовал в Карловых Варах. Третий — отдыхал в Таиланде. Нельзя сказать, что президентский полпред на Дальнем Востоке Константин Пуликовский не знал об этих фактах или не пытался принимать мер. В течение многих месяцев бравый генерал сигнализировал о безобразиях в Москву. Но любящие пожить на широкую ногу корякские руководители щедро делились со своими друзьями в столице и полпреда попросту игнорировали. И наверняка продолжали бы игнорировать, если бы корякские боссы не обнаглели совсем: не завезли в округ ровным счетом ничего. Если бы они были чуть-чуть поумнее, Пуликовский так бы и оставался вопиющим в пустыне. Ведь пока смена руководителей Корякии — это единственная победа Пуликовского. Зато поражений у него было пруд пруди. Например, несмотря на все свои усилия, он не сумел предотвратить превращение авторитетного бизнесмена Николаева в мэра Владивостока или хотя бы чуть-чуть приструнить местную рыбную мафию.

К категории подвижников-неудачников вполне можно отнести и нынешнего полпреда в Южном округе Дмитрия Козака. Действуя в режиме пожарной команды, Козак сумел затушить кризис в Карачаево-Черкесии. Но его влияние в округе предельно ограничено. Финансовые потоки на Северном Кавказе по-прежнему контролируют совсем другие люди. А отсутствие системности в работе полпреда лишает его шанса превратиться в еще одного Полтавченко.

Содержание семи полпредских “дворов” с многочисленными свитами, лимузинами и дворцами в минувшую пятилетку обошлось госказне в копеечку. Впрочем, и особо большого вреда от них тоже не было. По нынешним временам это можно даже счесть определенным достижением. Ведь куча других новаций Кремля привела к гораздо более печальным результатам.

Полпред Южного федерального округа Дмитрий КОЗАК за короткий срок своих полномочий уже успел отметиться как искусный “гаситель конфликтов”. Именно он разрулил ситуацию в Карачаево-Черкесии, где президента чуть было не снесло волной народного гнева из-за зятя-убийцы. Дело по поводу убийства семерых жителей республики было доведено до суда. Причем на скамье подсудимых оказался высокопоставленный родственник республиканского президента. Сейчас Козак тщательно гасит конфликт в приграничных районах Северной Осетии и Ингушетии.

Полпред Уральского федерального округа Петр ЛАТЫШЕВ приобрел известность в первую очередь из-за своей тяжбы с властями Екатеринбурга за особняк под полпредство на центральной улице города. Затем долгое время он был увлечен “герботворчеством”, изобретая герб федерального округа, — украшенный медведями. Геральдическая комиссия не приняла его к рассмотрению, решив, что округу герб не положен. А из конкретных деяний можно вспомнить его “бодание” с Росселем за власть в регионе. Впрочем, победу можно признать за главой Свердловской области: он остался у власти, Латышев же своего не добился.

Полпред Приволжского федерального округа Сергей КИРИЕНКО известен своей “креативностью”. Он первый ввел практику набора персонала по анкетам в Интернете. Он первый опробовал “технологии перевыборов” угодных губернаторов и смещения неугодных. Правда, не всегда получалось то, что планировалось. Например, убирая одиозного главу Марий Эл Кислицына, Кириенко своего добился, хотя власть в регионе получил не его человек. Комбинация вокруг главы Саратовской области Аяцкова с возбуждением, а потом отменой уголовных дел тоже имела результат. Дмитрий Федорович теперь строит российско-белорусские отношения, а не Саратовскую область. Кроме того, Сергей Владленович зарекомендовал себя как “мастер необычных подарков”, которые он преподносит на инаугурации местным губернаторам. Например, главе Мордовии Меркушкину — бутыль самогона с надписью “За Мордовию”, прибор, учитывающий степень переработки нефтепродуктов, и картину “Бурлаки на Волге” с лицами Меркушкина и других губернаторов в упряжке. А только что переназначенному Константину Титову — колокол, лодку и гитару. Как отметил Кириенко, колокол — символ того, что власть всегда должна слышать голос народа.

Полпред Сибирского федерального округа Анатолий КВАШНИН имеет в своем активе одно несомненное деяние: процесс объединения регионов успешно продвинут на примере Красноярского края, Эвенкии и Таймырского АО. Из прочих деяний все сразу вспоминают слова полпреда о закупке у сибирских ученых технологий производства теплых стелек для армейских сапог.

Полпред Приморского федерального округа Константин ПУЛИКОВСКИЙ на ниве госслужбы отмечен разруливанием энергетического кризиса в Приморье. После того как насущные проблемы были решены, Пуликовский занялся “геостратегией”. Например, в 2001 году он прокатился по России с северокорейским лидером Ким Чен Иром в бронированном составе. После чего пришел к выводу, что вождь северных корейцев — это “Петр Первый азиатского масштаба”. И принялся налаживать отношения с Сеулом.

Полпред Северо-Западного федерального округа Илья КЛЕБАНОВ более чем за год своей работы отличился тем, что… ничем не отличился. Он умело скрывается в тени губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко, доверяя ей брать ответственность за все непопулярные шаги типа монетизации льгот и повышения оплаты ЖКХ. Тем не менее он умудрился инициировать проверку финансовой отчетности администрации Санкт-Петербурга. Говорят, что смена состава региональной прокуратуры — тоже на его счету.

Полпред Центрального федерального округа Георгий ПОЛТАВЧЕНКО славен своими приемными для граждан, которые практически никогда не работают. А также перманентными “наездами” на мэра Москвы Лужкова. Впрочем, безрезультатными.