Посол объяснил разницу в цене

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Посол объяснил разницу в цене

Венгрии нарастает скандал вокруг продажи здания венгерского торгпредства в Москве офшорной компании с последующей перепродажей его Росимуществу. Один из главных фигурантов скандала, бывший посол Венгрии в Москве Арпад Секей, объяснил, как могло произойти, что структуры бизнесмена Виктора Вексельберга перепродали российскому государству здание на Красной Пресне в шесть раз дороже, чем сами купили его у венгров. Арестованные по делу Керки (так окрестили скандал в Венгрии по аббревиатуре слова "торгпредство") высокопоставленные чиновники — бывший глава венгерского госимущества Миклош Татраи, бывший госсекретарь МИДа Марта Фекси и экс-посол Венгрии в Москве Арпад Секей (см. "Ъ" за 10 февраля) — на днях были освобождены по судебной апелляции и теперь готовятся к защите на свободе. Основные претензии прокуратуры к ним сводятся к трем пунктам: продажа здания торгпредства в самом центре Москвы, на улице Красная Пресня, 3, по заниженной цене, привлечение к сделке офшорной компании и отсутствие полномочий для продажи заграничной недвижимости. Самым информированным человеком во всей истории, несомненно, является Арпад Секей, поскольку сделка от начала до конца проходила под его контролем. Поэтому его свидетельства имеют первостепенное значение. На днях он изложил историю скандала венгерской газете Nepszabadsag. По признанию экс-посла, вопрос о продаже здания торгпредства прорабатывался еще до его назначения в Москву. В середине 2000-х Венгрия столкнулась с серьезным дефицитом бюджета и начала урезать расходы на содержание загранпредставительств. Из трех зданий венгерской дипмиссии в Москве наиболее подходящим для продажи было признано здание торгпредства на Красной Пресне. Построенное в 1982-м, оно успело основательно обветшать. Из 17 тыс. кв. м общей площади использовалось только 3,3 тыс. м служебной и 2,2 тыс. м гостиничной площади. Сдавать в аренду площади дипмиссии Венгрия формально не имела права. Но главное, отмечает экс-посол, было в другом: "Земля под зданием по соглашению между правительствами Венгрии и СССР от 1973 года не принадлежала венгерской стороне. Так что полностью распоряжаться зданием на Красной Пресне Венгрия не могла. Многочисленные попытки получить землю в собственность успехом не увенчались. Писали письма в Кремль, в российский МИД. Без успеха. Тогда и было решено продать". По заверениям посла, он с самого начала настаивал на проведении аудита здания международной компанией, не связанной ни с Россией, ни с Венгрией. Выбор пал на Cushman & Wakefield. В конце 2005 года она оценила здание в $16-17 млн. Оценку существенно снизило как раз то, что земля под зданием не принадлежала собственникам и к тому же имела много обременений. В частности, из-за соседства с правительством РФ никаких работ в торгпредстве проводить было нельзя без согласия ФСБ. По этой причине, кстати, из тендера по продаже торгпредства позднее были исключены крупные венгерские фармацевтические компании, которые предлагали неплохую цену. По межправительственному соглашению 1973 года продажа объекта третьим лицам могла производиться только с согласия российской стороны. Поэтому цену $21,3 млн, по которой в 2006 году венгерская сторона продала здание, экс-посол считает вполне приличной. Оценка стоимости здания, которую приводит венгерская прокуратура, $52 млн, по мнению господина Секея, является "полным нонсенсом", поскольку включает цену участка под зданием, который Венгрии не принадлежал. Объясняет экс-посол и откуда взялся таинственный покупатель торгпредства в лице люксембургской офшорной компании Diamond Air. По его словам, эту фирму в качестве единственного покупателя предложили сами российские власти. На переговорах, которые проходили в главном здании ФСБ, два генерала этой службы и два сотрудника компании "Ренова" Виктора Вексельберга убеждали венгерского посла, что Diamond Air будет окончательным выгодоприобретателем по этой сделке. Это обстоятельство экс-послу, видимо, показалось странным, и он попросил венгерский МИД выяснить, кто же стоит за люксембургским офшором. Очевидно, вскоре ответ был получен. Во всяком случае, в показаниях следователям господин Секей уверенно указывал на Виктора Вексельберга как на владельца Diamond Air, купившей здание на Красной Пресне. Согласно документам, которые были обнародованы по делу Керки в Венгрии, Diamond Air со временем перевела здание торгпредства на баланс российского юрлица — компании "Инновационные технологии "Ренова"" Виктора Вексельберга. Последняя была зарегистрирована в октябре 2005 года и ликвидирована в мае 2010-го. Именно эта компания и продала затем здание торгпредства Росимуществу. Но уже за 3,5 млрд руб., или около $120 млн, то есть почти в шесть раз дороже. По словам экс-посла Венгрии в Москве, покупатель торгпредства должен был вначале урегулировать административные и земельные вопросы вокруг здания на Красной Пресне, заплатить российскому государству массу акцизов и налогов. Поэтому, считает господин Секей, если Виктор Вексельберг перепродал впоследствии здание за $70-80 млн, то его прибыль была минимальная. Но Росимуществу здание обошлось в $120 млн. Судя по просочившейся в венгерские СМИ информации, окончательное решение о приобретении здания венгерского торгпредства в Москве было принято в 2007 году. Вице-премьер РФ Александр Жуков подписал поручение приобрести здание 19 ноября 2007 года после совещания, в котором также участвовали Дмитрий Козак (тогда министр регионального развития), и. о. руководителя Росимущества Юрий Медведев и Виктор Вексельберг. Министр регионального развития просил дополнительных площадей для министерства, и вице-премьер поручил Росимуществу принять меры, направленные на приобретение в собственность РФ здания венгерского торгпредства на Красной Пресне."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации