Постой, паровоз!

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Постой, паровоз! До декабря 2007-го, когда истекает срок полномочий мэра Москвы Юрия Лужкова, остался всего год. Это означает, что со дня на день общественности должны быть представлены новые кандидаты на кресло мэра. Однако наблюдателей гораздо больше, чем персона нового градоначальника, волнует вопрос, как Москва обойдется без Лужкова и его команды?

" По мнению политологов, настойчиво распространяемый миф о том, что уход нынешнего мэра и его команды может привести к коллапсу столичного хозяйства, отчасти является правдой. Сложившаяся административная система настолько срослась с городской экономикой и хозяйством, что новому мэру неизбежно придется искать компромисс с нынешними московскими чиновниками. Кроме того, «Москва лужковская» – это не только сам Юрий Михайлович и его ближайшее окружение, это еще и компании-фавориты, вроде «Интеко» или АФК «Система», которые не намерены терять свои рыночные позиции. Выборы нового мэра Москвы состоятся за три месяца до президентских выборов. В преддверии 2008 года Кремль заинтересован в стабильной ситуации в столице, которую вряд ли сможет обеспечить новый мэр, не успевший быстро вникнуть в специфику городского хозяйства. Однако такую точку зрения разделяют далеко не все. Некоторые политологи считают, что в Кремле сомневаются в абсолютной власти Лужкова над Москвой. Кроме того, у федеральных властей есть пример Санкт-Петербурга, где губернатору Валентине Матвиенко вполне удалось справиться с не менее сложными проблемами, доставшимися ей в наследство от Владимира Яковлева. Юрий Лужков находится на посту мэра Москвы в течение 15 лет. За это время вокруг него выстроилась слаженная и персонифицированная конструкция: узкий закрытый клуб ближайших соратников, каждый из которых четко ассоциируется с одной из сфер городского хозяйства. Владимир Ресин отвечает за вопросы строительства, Юрий Росляк курирует городские инвестиции в секторе недвижимости, Иосиф Орджоникидзе контролирует внешнеэкономическую деятельность города, Дмитрий Гаев обеспечивает работу столичного метрополитена и т.д. Почти все эти чиновники были коллегами или подчиненными Лужкова по исполкому Моссовета либо возглавляли районные городские советы. В рамках этого закрытого объединения принимаются окончательные решения по самым сложным вопросам столичной политики и экономики. «Это уникальная система. В России нечто подобное есть разве что в каких-то провинциальных городах, но для крупного мегаполиса это исключительная ситуация, – говорит председатель комиссии Общественной палаты РФ по местному самоуправлению и региональной политике Вячеслав Глазычев. – Свои решения они принимают в обстановке «междусобойчика» при полнейшем отсутствии публичной дискуссии и компромиссных выходов из ситуации». И федеральные власти не могут этого не замечать. Аппарат Лужкова планомерно проверяют на прочность. В свою очередь, повышенное внимание к городским делам со стороны государственных органов заставляет московское правительство перестраивать систему регулирования столичного рынка. Похоже, что Юрий Лужков пока не намерен оставлять пост после 2008 года и готов ради этого пересмотреть многие свои позиции. В частности, столичные власти с готовностью идут навстречу бизнесменам, прежде не входившим в «избранный круг», и бизнес в Москве приобретает новые черты. Например, меняют владельцев крупные компании, составляющие костяк московского стройкомплекса. Юрий Лужков, в свою очередь, начинает постепенно отказываться от полного контроля над масштабными проектами и подключает к ним сырьевые, промышленные и телекоммуникационные группы, которые раньше не смели приближаться к столице. Чтобы продемонстрировать адекватность и готовность к переменам, столичные чиновники привлекают молодых и амбициозных бизнесменов. Так, московские власти не скрывают своих партнерских отношений с главой «Нафта-Москвы» Сулейманом Керимовым, которому принадлежат 45% акций оператора «Макомнет» (обслуживает оптоволоконную сеть в столичном метро), 74% «Мостелесети» (контролирует «Мостелеком») и 2% МГТС. С личностью бизнесмена эксперты связывают почти все последние сделки с крупными столичными активами. Но все же ответа на вопрос, кто будет управлять Москвой в 2008 году, пока никто дать не готов. Чем ближе выборы мэра, тем менее уверенно себя чувствуют ведомства и компании, являющиеся элементами московской системы. Столичные чиновники начали перемещаться на руководящие посты в организациях, которые все эти годы весьма успешно работали в курируемых ими отраслях. Например, в январе 2005 года экс-начальник оперативно-распорядительного управления реализации городских программ в правительстве Москвы Михаил Балакин вернулся к оперативному контролю над «СУ-155», одной из крупнейших строительных компаний. Он является ее фактическим владельцем и до «вхождения во власть» был ее директором. На первый взгляд кажется, что высшие чиновники столичного правительства, входящие в «ближний круг» Лужкова, не сильно волнуются за свое будущее. Многие эксперты с такой точкой зрения не согласны. «Перевод административного ресурса в финансовый, в том числе с использованием различных тендеров, продолжается уже несколько лет, – говорит замглавы Центра политических технологий Михаил Виноградов. – Эти финансовые механизмы вполне годятся для раскрутки впоследствии собственного бизнеса и мягкой пересадки из чиновничьих кресел в кресла коммерсантов». По словам депутата Госдумы Александра Лебедева, «крупные московские чиновники давно по-тихому зарабатывают, и у каждого в курируемой им сфере есть аффилированная контора». Члены «ближнего круга» рано или поздно должны будут сложить полномочия. Большинство из них – люди весьма преклонного возраста, и следующему мэру в любом случае придется формировать новую команду. В московском правительстве это осознают, его представители уверили корреспондента «Ко», что в любом случае передача власти будет происходить постепенно в течение года – двух. При этом нынешнего мэра попросят порекомендовать своего кандидата. По мнению многих экспертов, преемником Лужкова может стать Юрий Росляк, а если его кандидатура не пройдет, Росляк останется после ухода Лужкова в системе столичной власти, например, на позиции зама нового градоначальника. Даже если «стариков» оставят после выборов на их постах для того, чтобы ввести новую команду в курс дел, это не отменит окончания срока правления московской команды Лужкова. Уже сейчас, по словам Виноградова, от «лужковского окружения остается четкое ощущение дежа-вю: вспоминается горбачевское политбюро». «Кажется, что сегодня они на коне, но все понимают, что многие из них доживают свои последние дни в политике. Однако это не мешает единицам закрепиться уже сейчас в элите не только московского, но и российского бизнеса», – говорит эксперт. Бизнес, с которым традиционно ассоциируются имена крупных московских чиновников, не выглядит таким уж прочным в обозримой перспективе. По мнению аналитиков, из всех компаний, близких к Лужкову, диверсифицировать политические риски отчасти удалось, наверное, только «Интеко». Можно было бы предположить, что многие чиновники перейдут в крупные компании, тесно связанные с московской властью, увидеть кого-то из них в руководстве подобных организаций было бы легко еще 3 – 4 года назад. Но сейчас, когда такие структуры почувствовали себя промышленными группами федерального значения и обзавелись иностранными инвесторами, административный вес московских начальников в их глазах значительно упал. По мнению Алексея Макаркина из Центра политических технологий, у московских чиновников есть два пути: уйти в бизнес или стать «свадебными генералами». Как, например, бывший глава «Росстроя» Николай Кошман, который после увольнения из госструктур стал председателем совета директоров «СХолдинг-капитал», управляющей компании строительно-инвестиционного концерна «СХолдинг», а затем возглавил лоббистскую структуру Ассоциация строителей России. Теперь Кошман вполне успешно водит по чиновничьим кабинетам молодых застройщиков. «Будет, как с командой Бориса Ельцина – кто-то будет изгнан, а кто-то, может, партию возглавит, – рассуждает политолог Константин Симонов. – Впрочем, я не знаю ни одного человека из ельцинской команды, кто бы остался совсем не у дел». По мнению специалистов, для многих приближенных нынешнего градоначальника решением проблемы станет уход в другие регионы, как это сделали Валерий Шанцев, Михаил Мень и Георгий Боос, ставшие губернаторами соответственно Нижегородской, Ивановской и Калининградской областей. Таким образом, чиновники возьмут на себя роль провайдеров между региональным бизнесом и представителями элиты федерального уровня. Учитывая неизбежное обновление федеральной элиты после 2008 года, их ценность как коммуникаторов в регионах будет намного выше, чем в Москве. Участники рынка и эксперты отказались обсуждать с «Ко» конкретные неполитические «запасные аэродромы» столичных чиновников. Тем не менее «Ко» нашел их уже «приземлившихся» коллег и попытался представить светлое будущее действующих топ-менеджеров Москвы. Синица в руках Борис Никольский – движение по нисходящей Некогда всевластный заместитель столичного мэра Борис Никольский покинул правительство Москвы еще в 2002 году и уже не первый год занимает пост в крупной российской компании. В московское правительство он пришел из структур ЦК КПСС, где сделал головокружительную партийную карьеру. К началу 1990-х Никольский дослужился до второго секретаря ЦК Коммунистической партии Грузии. Именно там он познакомился со своим будущим подчиненным Иосифом Орджоникидзе, которого затем позвал в Москву. В июне 1991 года Никольский вернулся в столицу, где занял пост заместителя премьера московского правительства. Назначение Никольского вызвало протест демократических сил, так как в свое время именно он выступал за применение силы против многотысячного митинга «гамсахурдистов» в Тбилиси. Однако это не помешало ему в августе 2001 года стать первым заместителем Юрия Лужкова и в течение 11 лет выполнять функции градоначальника в периоды отсутствия мэра в столице. В московском правительстве Никольский заведовал, прежде всего, комплексом городского хозяйства. Деятельность чиновника на этом посту многие эксперты называют неоднозначной. В 1993 году выяснилось, что из обещанного 1 млн кв. м бесплатного жилья на муниципальные нужды город выделил всего 266 000 кв. м. В связи с этим Мосгордума объявила замам мэра Борису Никольскому и Владимиру Ресину вотум недоверия, однако Лужкову удалось вывести чиновников из-под удара. Вслед за этим Никольский предложил передать под контроль комитета городского хозяйства все торговые предприятия столицы, но мэр это смелое предложение не поддержал. Кроме того, именно Никольский распоряжался долгами городских предприятий. В 1997 году он возглавил комиссию по реструктуризации дебиторской задолженности, а затем вошел в состав совета директоров РАО «ЕЭС». В 1998 году, будучи членом Межведомственного совета по координации деятельности в области дорожного строительства, чиновник проводил тендеры по выбору генподрядчиков для строительства МКАД. Позднее выяснилось, что в ходе строительных работ было похищено около $20 млн. Вспыхнул громкий скандал, однако о причастности Никольского к этим хищениям речь не заходила. Правда, в довершение Никольский вместе с Юрием Лужковым и главой корпорации «Трансстрой» Владимиром Брежневым в 1999 году запатентовали «кольцевую автодорогу». В начале 2002 года произошел очередной конфликт между федеральной властью и московским правительством. Чтобы его урегулировать, Юрию Лужкову пришлось принести в жертву одного из подчиненных. Им стал Борис Никольский, его отставка совпала с реформой Совета Федерации. В итоге некогда всесильный столичный чиновник стал сенатором и представлял интересы Москвы в верхней палате парламента. «Это был мягкий вариант отставки. На тот момент Совет Федерации перестал быть губернаторским клубом, а следовательно, утратил свою значимость. С одной стороны, чиновник получил федеральный статус, а с другой стороны, просто перешел в почтенный ранг», – рассказывает Алексей Макаркин из Центра политтехнологий. В конце 2003 года Юрий Лужков переизбрался на пост мэра Москвы, и по закону ему следовало утвердить или сменить своего представителя в Совете Федерации. Московский градоначальник предпочел отправить своего заместителя в свободное плавание и назначил сенатором экс-главу Москомимущества и Комплекса по имущественным отношениям Олега Толкачева. По некоторым данным, такая рокировка была вызвана конфликтом Толкачева с федеральными чиновниками по вопросу выкупа земель под промпредприятиями. С тех пор Борис Никольский ушел в бизнес. Там его карьеру нельзя назвать такой же головокружительной, как в политике. В марте 2004 года Никольский вошел в совет директоров АКБ «Кредиттраст». Через несколько месяцев, в августе 2004 года, «Кредиттраст» обанкротился, а до этого с его счетов исчезло около $200 млн. Затем в сентябре 2004 года Борис Никольский возглавил совет директоров компании «Союзнефтегаз», которую контролирует экс-министр топлива и энергетики России Юрий Шафраник, и занимает эту должность до сих пор. Пенсия в «Квадрате» Валерий Сухоцкий – в 70 лет все только начинается В отличие от многих столичных чиновников, покинувших свои кабинеты в правительстве Москвы, бывший замглавы столичного стройкомплекса Валерий Сухоцкий не ушел в политику и не стал «свадебным генералом» в частной компании, а сразу занялся собственным бизнесом. Карьеру чиновника он начал еще в советское время, а в 1982 году возглавил «Главмосстрой». Эта компания с 1954 года являлась главным исполнителем московских строительных заказов. Силами «Главмосстроя» был возведен Кремлевский дворец съездов, гостиница «Россия», гостиничный комплекс «Измайлово» и три четверти всего жилого фонда Москвы. Валерий Сухоцкий руководил этой организацией в течение трех лет до того, как перейти на работу в городские строительные ведомства. В правительстве Москвы Сухоцкий дослужился до заместителя Владимира Ресина. На этом посту он руководил Управлением формирования архитектурного облика, координации строительства и реконструкции города, то есть из исполнителя городских заказов превратился в заказчика. Кроме того, в 1992 году Сухоцкий был избран в наблюдательный совет «Главмосстроя». В 2001 году чиновник ушел на пенсию и занялся собственным бизнесом. Он основал строительную компанию «Т.К. Квадрат». О первых проектах этой фирмы почти ничего не известно, судя по финансовой отчетности, они не были особо успешными. В 2004 году, по данным «СПАРК-Интерфакс», убытки «Т.К. Квадрат» составили 2,63 млн руб. Однако вскоре не самой крупной строительной компании удалось получить солидный инвестконтракт. Согласно распоряжению, подписанному Юрием Лужковым 1 июля 2005 года, компания «Т.К. Квадрат» стала заказчиком-застройщиком и инвестором строительства жилого комплекса площадью 150 000 кв. м на месте двух ЛЭП на западе Москвы. Девелопер обязался в общей сложности заплатить городу за социальную инфраструктуру $10 млн и еще $29 млн потратить на перенос 1,7 км линий электропередач в подземные коллекторы. Кроме того, компания Сухоцкого обязалась снести расположенные под ЛЭП «ракушки» и построить для этих автомобилей отдельный гаражный комплекс. Общий объем инвестиций в проект специалисты оценили в $140 млн. Однако не только масштабы проекта свидетельствуют о далеко идущих планах бывшего столичного чиновника. Дело в том, что в Москве до сих пор не существует отработанной практики перемещения ЛЭП под землю и застройки освободившихся участков. При этом в последнее время данный ресурс, наряду с промзонами, называют одним из самых перспективных способов высвобождения земли под строительство. Но если программа по выводу предприятий уже вовсю работает, проектов по перестройке ЛЭП почти нет. По словам экспертов, это связано прежде всего с дороговизной таких работ. Даже на примере «Т. К. Квадрат» видно, что на перенос линий электропередач уходит пятая часть всего объема инвестиций. Поэтому официально о таком проекте, помимо фирмы Валерия Сухоцкого, объявила только «Российская инжиниринговая энергетическая сетевая компания», созданная крупными девелоперами «Интеко», Mirax Group и «Федеральной сетевой компанией». Масштабы этой структуры и «Т.К. Квадрат» несопоставимы. Все это красноречиво свидетельствует о том, что 71-летний Валерий Сухоцкий не потерял связи со своими бывшими коллегами. Примечательно, что в правительстве Москвы проект застройки ЛЭП курирует Владимир Ресин, бывший начальник Сухоцкого. По мнению аналитиков, Сухоцкого с трудом можно назвать самым успешным строителем, пришедшим в бизнес из московского правительства. Например, его коллега по столичному стройкомплексу (экс-начальник оперативно-распорядительного управления реализации городских программ) владелец компании «СУ-155» Михаил Балакин входит в сотню самых богатых россиян с состоянием в $800 млн. Удар кузнечного молота Александр Нахманович – вышли мы все из «Мосинжстроя» Летом 2006 года на рынок Москвы пришел крупнейший американский холдинг Simon Property Group (SPG), который специализируется на операциях с торговой недвижимостью. Входящий в SPG французский девелопер Groupe BEG заявил о планах участвовать в строительстве торгового комплекса у метро «Автозаводская». Партнером гиганта выступила компания «Ост Групп», принадлежащая предпринимателю Александру Нахмановичу. Было заявлено, что для реализации проекта будет создано СП, в котором Groupe BEG выступит консультантом «Ост Групп» по вопросам девелопмента. Тогда же выяснилось, что Александр Нахманович в прошлом занимал должность первого замгендиректора по инвестициям «Мосинжстроя» – одной из крупнейших подрядных организаций столичного стройкомплекса, которая выполняет 90% городских заказов, связанных с прокладкой инженерных коммуникаций и строительством дорог. По словам участников рынка, чиновники департамента градостроительства Москвы прочно обосновались в совете директоров «Мосинжстроя» и уже отработали схему выращивания из менеджеров холдинга девелоперов федерального масштаба. К слову, бессменный глава столичного стройкомплекса Владимир Ресин проработал в «Мосинжстрое» четверть века, подтверждая тем самым, что эта компания – отличная кузница кадров. Чиновник до сих пор не спешит расставаться с коллективом компании: Ресин и его первый зам Александр Левченко входят в совет директоров «Мосинжстроя». На такой расклад не смогла повлиять даже смена собственника. В 2004 году концерн «Нефтяной» купил у тогдашнего руководителя «Мосинжстроя» Семена Свирского 85,5% акций холдинга, и президентом компании стал глава «Нефтяного» Игорь Линшиц. В правительстве Москвы тогда сетовали, что Свирский продал свой пакет акций, не поставив в известность руководство города. Но Игорь Линшиц поспешил успокоить столичных чиновников, заявив, что готов работать по правилам, установившимся на московском рынке недвижимости, и не только сохранит профильный бизнес, но и расширит поле деятельности компании за счет создания девелоперского подразделения. К тому же власти Москвы сохранили в «Мосинжстрое» «золотую акцию», гарантировавшую им место в совете директоров. Александр Нахманович тоже сохранил свой пост, и приток инвестиций лишь усилился. В 2005 году холдинг выиграл тендеры на строительство объектов, дорог и коммуникаций на сумму более 18 млрд руб. Вместе с концерном «МонАрх» компания выиграла конкурс на подготовку площадки под строительство в центре «Москва-Сити» здания мэрии и заявила о запуске девелоперских проектов (бизнес-центры на Серебрянической набережной и Остоженке). Сам Нахманович вместе с Линшицом должен был курировать строительство многофункционального комплекса площадью более 200 000 кв. м в Ясеневе стоимостью $160 – 180 млн. Но уголовное дело в отношении главы концерна «Нефтяной» заставило Нахмановича отложить реализацию проекта. Впрочем, страсти вокруг дела Линшица улеглись быстро, и осенью появились сообщения о том, что 85% принадлежащих ему акций «Мосинжстроя» выкупила группа «БИН». В результате перетрясок бразды правления снова оказались в руках ветеранов «Мосинжстроя», а Нахманович из менеджера по инвестициям превратился в крупного девелопера. Аппетиты «Ост Групп» не ограничились Москвой. Представители компании ведут переговоры о сотрудничестве с властями Краснодара, Ставропольского края, Нижнего Новгорода, Чувашии и Пензы. Бывший топ-менеджер холдинга в скором времени обещает превратить «Ост Групп» в девелоперскую компанию федерального масштаба. А у столичных чиновников появится еще одна хорошая площадка для отступления. Дальше – тишина Леонид Краснянский – поверженный лев Иногда московских чиновников, которым не удалось найти свого места в системе, ждет не политика или бизнес, а забвение. Как это произошло с главой департамента инвестиционной политики строительства (ДИПС) Леонидом Краснянским, который долгое время считался неприкасаемой фигурой на московском рынке недвижимости. В 1996 году Краснянский был назначен руководителем управления внебюджетного планирования развития Москвы и на этом посту сумел разобрать хаос, царивший на столичных стройках. Тогда чиновнику было поручено «корректировать» городские инвестиционные программы и привлекать инвестиции в строительство. В то время московский стройкомплекс нуждался в радикальных переменах. Ситуация была критической: квартиры почти не продавались, а к концу 1996 года цены на жилье в новостройках превысили цены вторичного рынка – явный признак полной несостоятельности жилищной политики московских властей. Краснянский сразу занялся коренной перестройкой системы финансового обеспечения строительных программ. Он создал департамент, который одновременно являлся и инвестором, и девелопером подавляющего большинства столичных проектов. Новое ведомство взяло на себя весь спектр строительных работ – от поиска площадок и согласования проектных документов до финансирования и проектирования строительства. По словам Алексея Добашина, генерального директора компании «Крост», «Краснянский – единственный, кому удалось создать дееспособную и эффективную структуру внутри городского строительного комплекса». ДИПС совмещал две функции: с одной стороны, поддерживал и контролировал предприятия московского строительного комплекса, а с другой – продавал квартиры по коммерческим ценам с целью получения прибыли. Совершенно неожиданно в июле 2004 года Краснянский ушел в отставку. Несмотря на заявления о том, что инициатива исходила только от него, решение, по мнению участников рынка, было принято высшим городским руководством. Это подтверждают внезапный перевод Краснянского в советники главы столичного стройкомплекса Владимира Ресина и маловразумительное назначение Ресина исполняющим обязанности руководителя подведомственного ему же департамента. Кроме того, когда руководитель со стажем уходит по собственному желанию, его, как правило, никто не торопит, преемник известен заранее. Между тем о кандидатуре руководителя ДИПСа через месяц забыли, а деятельность ДИПСа почти прекратилась. При этом, по мнению экспертов, Леонид Краснянский не провинился в чем-то конкретном, просто его политика перестала устраивать столичного градоначальника и главу стройкомплекса. Как вспоминают участники рынка, ДИПС монополизировал строительство жилья в Центральном округе, причем не всегда справлялся с заявленными объемами и сроками. Отставка Краснянского прошла без шума. Почти никто не заметил, что Владимир Ресин стал полноправным куратором монополии на строительном рынке столицы. А кроме неповоротливого городского стройкомплекса и двух- трех строительных гигантов, таких как, например, компании «Интеко» или «СУ-155», в Москве осталось лишь несколько частных застройщиков. Впрочем, некоторые эксперты утверждают, что Краснянского никто не «уходил». «Вообще чиновники не уходят. Все комментарии не соответствуют действительности, – сказал о событиях двухлетней давности источник «Ко» в ДИПСе. – Истинной ситуации никто никогда не раскроет. Это принцип жизни чиновничьей среды на протяжении не одного десятка лет». Просто Иосифович Владимир Ресин построит новый Иерусалим Первый вице-мэр Москвы и глава Комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города столичного строительного комплекса Владимир Ресин занимает свой пост с 1992 года. До этого он, так же, как и руководитель Комплекса экономической политики и развития города Юрий Росляк, работал в системе «Главмосстроя». Несмотря на то что Росляка называют главным претендентом на пост градоначальника, именно Ресин после отставки Бориса Никольского занимает кресло мэра во время отсутствия Юрия Лужкова в Москве. Однако главная сфера интересов 70-летнего чиновника, по его собственному признанию, – это московские стройки. Участники рынка уверяют, что без санкции Ресина не утверждается ни один крупный девелоперский проект, будь то жилой комплекс или бизнес-центр. До недавнего времени единственным конкурентом вице-мэра в строительной сфере считался глава департамента инвестиционных программ строительства Москвы Леонид Краснянский. По словам участников рынка, конфликт с Ресиным стал главной причиной неожиданной отставки Краснянского в 2004 году. Возможно, Ресин не был полностью уверен в своих шансах на победу в борьбе за столичный стройкомплекс: у Краснянского были отличные взаимоотношения с женой столичного мэра, владелицей компании «Интеко» Еленой Батуриной, а его сын был партнером главы «Евроцемент Групп» Филарета Гальчева. Так что перед прошлыми выборами Юрия Лужкова осенью 2003 года Ресин на всякий случай подготовил себе «запасной аэродром». Чиновник возглавил попечительский совет Российского еврейского конгресса (РЕК). К тому времени РЕК уже не был так же влиятелен, как в те времена, когда им руководили Владимир Гусинский и Леонид Невзлин. Тем не менее связи в российском бизнес-сообществе он сохранил. В настоящее время президентом РЕК является Вячеслав Кантор, глава компании «Акрон», третьего по величине российского производителя минеральных удобрений. А в бюро организации входят председатель совета директоров «Альфа-групп» Михаил Фридман, президент «Спасских ворот» Борис Хаит, член правления РАО «ЕЭС России» Андрей Раппопорт, глава «Вимм-Билль-Данна» Давид Якобашвили, исполнительный директор ТНК-ВР Герман Хан. Позиция в руководстве РЕК гарантирует Ресину высокий статус и возможность привлекать влиятельных бизнесменов к участию в благотворительных и коммерческих проектах. Кроме того, Ресин уже много лет возглавляет наблюдательный совет Мосстройэкономбанка (в 2005 году его активы составили 7741 млн руб.), основным владельцем которого весной прошлого года стал Сулейман Керимов. Его компания «Нафта-Москва» сразу объявила, что не будет рвать связи банка со стройкомплексом столицы. Московские строители во главе с Владимиром Ресиным получили в обновленном наблюдательном совете четыре места, как и представители «Нафты». Самым ценным активом банка на тот момент был торговый центр «Смоленский пассаж». За 80% акций банка, утверждают на рынке, Керимов заплатил не более $50 млн, в то время как только «Пассаж» оценивался в $180 млн. Именно по такой цене объект вскоре достался промышленно-финансовой компании «БИН», близкой к владельцу «Русснефти» Михаилу Гуцериеву. Летом того же 2005 года Керимову удалось выгодно перепродать несколько активов, ранее принадлежавших городу, главе «Базэла» Олегу Дерипаске, который в итоге стал владельцем «Главмосстроя», крупнейшей строительной компании Москвы. Опрошенные «Ко» эксперты предполагают, что Ресин мог бы перейти после отставки на работу в одну из крупных фирм, связанных с Мосстройэкономбанком, но за последний год строительный бизнес в столице стал более чем уязвим. «Федеральная власть уже делает отчетливые заявления о демонополизации этого рынка и необходимости разрушения строительной пирамиды на московском рынке, созданной не без активного участия городской власти», – говорит Михаил Виноградов из Центра политической конъюнктуры. Скорее всего, Ресин ограничится деятельностью консультанта в рамках статусных собраний РЕК. Главный по рискам Иосиф Орджоникидзе – в поисках подходящей зоны Заместитель мэра Москвы по международным и внешнеэкономическим связям Иосиф Орджоникидзе является, пожалуй, самой одиозной фигурой среди чиновников столичного правительства. В Москве Орджоникидзе оказался благодаря экс-заместителю мэра Борису Никольскому. При Гаврииле Попове, предшественнике нынешнего мэра, Орджоникидзе был советником по внешнеэкономическим связям, при Лужкове в январе 2000 года стал вице-премьером правительства Москвы. На этой должности он курирует огромный сектор вопросов – внешнеэкономические и экономические связи, а также наиболее прибыльные сферы городского бизнеса: гостинично-туристический и игорный. Кроме того, чиновник является куратором целого ряда грандиозных девелоперских проектов – делового центра «Москва-Сити», реконструкции гостиниц «Россия» и «Интурист». Иосиф Орджоникидзе – единственный из ближайшего окружения Лужкова, кто дважды подвергался нападению. В обоих случаях покушение назвали реакцией на профессиональную деятельность чиновника. После второго нападения на Орджоникидзе начался закат успешной в то время группы Plaza бизнесмена Умара Джабраилова. После обвинения брата Джабраилова в покушении на заместителя мэра, Plaza лишилась подряда на застройку площади Киевского вокзала, где должен был появиться многофункциональный центр площадью более 70 000 кв. м. Сейчас этот проект реализуют структуры, связанные, по словам участников рынка, с предпринимателем Зарахом Илиевым, владельцем ТЦ «Москва», части Черкизовского рынка и гостиницы «Украина». Другой потерей группы Plaza была гостиница «Россия», с недавнего времени ставшая «больным местом» главы «СТ Девелопмент» Шалвы Чигиринского. Тогда же, в июне 2002 года, подконтрольная мэрии компания, владеющая комплексом «Рэдиссон-Славянская», расторгла контракт с управлявшей этой гостиницей «Группой Плаза». Как вспоминают сейчас участники рынка, Орджоникидзе и Джабраилов разошлись во мнениях по поводу развития гостиничного хозяйства. Почти все опрошенные «Ко» аналитики категорически отказались говорить о том, чем может заняться Орджоникидзе после ухода Лужкова. «Если до 2008 года власти успеют вывести игорный бизнес в 4 зоны, то, может быть, чиновник «всплывет» в качестве главы ассоциации игорного бизнеса или кем-то в этом роде, – рассуждает президент Ассоциации игорного бизнеса в Интернете Алексей Журавский и тут же поправляется. – Но это вряд ли: человек такого полета найдет себе место попристойнее. Кроме того, «Москва-Сити» строится двенадцатый год, а вы говорите: игорные зоны». Все эксперты указывают на то, что подконтрольные чиновнику сферы отличаются повышенной рискованностью. «За год в игорном бизнесе произошли столь коренные изменения, что предсказать будущее хоть кого-то в этом сегменте – и даже Орджоникидзе – невозможно», – считает председатель комиссии Общественной палаты РФ по местному самоуправлению и региональной политике Вячеслав Глазычев. В столичном гостиничном хозяйстве события тоже развиваются довольно непредсказуемо. На днях чиновник пообещал, что до конца 2010 года в городе планируется построить более 230 гостиниц. Месяц назад правительство Москвы совместно с «Нафта Ко» Сулеймана Керимова учредило «Объединенную гостиничную компанию» и должно передать на ее баланс акции принадлежащих городу гостиниц, в том числе «Балчуг», «Националь» и «Рэдиссон-Славянская». В итоге уставный капитал компании составит примерно $2 млрд, при этом 51% ее акций перейдет в собственность Керимова, а 49% останутся у города. Решение московских властей сотрудничать с Керимовым Иосиф Орджоникидзе прокомментировал, но не объяснил. Сейчас глава «Нафта-Москвы» находится в коме после автокатастрофы, а тем временем власти неожиданно признали «Националь» памятником архитектуры и грозят исключить из сделки. Пресс-секретарь его превосходительства Говорит и показывает Сергей Цой C самого начала политической карьеры нынешнего мэра рядом с ним бессменно находится Сергей Цой. Выпускник журфака Ростовского университета работает у Юрия Лужкова со времен его председательства в Мосгорисполкоме. Как только Лужков стал градоначальником, Цой был назначен главным редактором созданной решением мэра газеты «Столичные известия» – официального печатного органа московской власти. Однако запуск столичного аналога «Российской газеты» прошел неудачно, и орган вскоре прекратил свое существование. Тем не менее Цой сохранил ранг министра московского правительства, а в 1994 году стал пресс-секретарем мэра Москвы. С тех пор и без того закрытый аппарат мэра сделался и вовсе недоступным для прессы. Аналитики считают, что Цой «слишком засиделся» в пресс-секретарях. Даже непререкаемый авторитет в московской системе, которого он добился за полтора десятка лет аппаратной службы, не отменяет факта стагнации его карьеры. Особенно четко он заметен на фоне служебных успехов других пресс-секретарей крупных московских и федеральных чиновников, которые охотно меняют место работы на должности топ-менеджеров западных и российских компаний, газет и даже медиа-холдингов. Возможно, именно поэтому сообщение о том, что Сергей Цой возглавил в январе этого года совет директоров канала ТВЦ, для многих не прозвучало как неожиданное. При этом недоброжелатели сразу обвинили пресс-секретаря мэра в аппаратных играх и «хождении по головам». Они утверждали, что, стремясь взять в свои руки управление крупнейшим московским медиа-ресурсом, Цой содействовал увольнению тогдашнего председателя Совета директоров Валентина Лазуткина и Олега Попцова, возглавлявшего ТВЦ в течение шести лет. Якобы Цой убедил в необходимости их отставки представителей департамента имущества Москвы, которому принадлежат 99,2 % акций ТВЦ. Вскоре после прихода пресс-секретаря мэра на телеканале начались если не кардинальные, то показательные изменения. Руководство канала в лице нового гендиректора Александра Пономарева заявило о ребрендинге, главной целью которого было названо «резкое омоложение аудитории». Руководство не скрывало, что повысить продажи рекламы на канале за счет престарелой аудитории будет затруднительно. А рейтинги надо было поднимать срочно: на момент назначения Цоя долги ТВЦ составляли 268 млн руб. Покрывать расходы за счет дотаций московского правительства становилось сложно. При этом столичные власти все с меньшей охотой дотировали убыточный медиа-ресурс. Замглавы Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов не исключает, что в ближайшее время московское правительство вполне может избавиться от акций канала. Это было бы логичным шагом с учетом того, что ТВЦ намерен заявить о себе как о канале федерального значения. Как рассказал «Ко» источник, близкий к руководству ТВЦ, Цой появился там в том числе и для того, чтобы этот переход прошел плавно и безболезненно. «Цой как преданный Лужкову человек должен провести изменения если не в полном соответствии с планами шефа, то, по крайней мере, держа его в курсе перемен», – утверждает собеседник «Ко». В дальнейшем, в случае ухода мэра, как предполагает Виноградов, Цой останется председательствовать в совете директоров канала. «По крайней мере, это было бы логичным шагом, и вряд ли федеральная власть или новое московское руководство захочет резко менять политику и кадровое управление каналом, которому уже навредила череда перестановок. Для Цоя это идеальный вариант мягкой пересадки, хотя и беспроигрышной площадкой это не назовешь, – считает он. – Возможно, окончательный приход Цоя на ТВЦ может дать мощный импульс ресурсу и его репозиционированию на федеральный уровень». Кто ел из моей тарелки? Владимир Малышков – ключевое звено пищевой цепочки Стажу работы в сфере торговли и питания, которым обладает глава департамента потребрынка и услуг Москвы Владимир Малышков, позавидовал бы любой аппаратчик или топ-менеджер розничной сети. До прихода в столичное правительство чиновник более 10 лет руководил общественным питанием в латышском Даугавпилсе, затем 12 лет управлял этим сектором в Красноярском крае, после чего в 1987 году перевелся в Москву на пост начальника главного управления питания города. Нынешнюю должность он занимает с 1993 года, являя собой типичный пример чиновника «лужковской» команды – руководителя-ветерана, прошедшего все этапы карьерного роста в своей отрасли. Именно поэтому Малышкову прочат будущее в смежном с его сегодняшней деятельностью бизнесе. Тем более что опыт работы в ресторанной индустрии у него тоже есть. Именно Владимир Малышков стал в 1995 году одним из авторов идеи создания в столице сети быстрого питания «Русское бистро». Правда, сеть развивается довольно вяло и уступает конкурентам позиции на столичном рынке фаст-фуда, несмотря на серьезную административную поддержку. Для любой другой сети фаст-фуда, как отмечают конкуренты, лоббирование их интересов – например, гарантированное предоставление площадей в новых торговых центрах, – стало бы значительным подспорьем. «Во многих строительных проектах предоставление помещения фаст-фуду «Русское бистро» стоит обязательным пунктом при утверждении», – говорит аналитик «Финама» Владислав Кочетков. Особый знак расположения мэра к главе департамента потребрынка – их соавторство в патентах на фирменные блюда из меню «Русского бистро» – кулебяку и расстегай. В середине 1990-х, когда в столице было еще не так много сетей быстрого питания, проект задумывался как достойный ответ McDonald’s. В его запуск была вложена немалая по тем временам сумма $15,6 млн. Однако вскоре стало ясно, что дела у сети идут неважно: репутацию бренда подпортило нестабильное качество. Как отмечают эксперты, «Русское бистро» стало классическим примером наследования традиций советского общепита. По мнению гендиректора консалтингового агентства «Настроение плюс» Дениса Яхно, именно «активное участие в проекте московских чиновников способствовало ряду просчетов и усугубило без того нелегкое положение с неправильным позиционированием бренда». Чтобы поправить дела, весной прошлого года московское правительство решило продать 75% акций сети, которую аналитики на тот момент оценили в $3 – 5 млн. Незадолго до этого на рынке появилась информация о том, что вывести «Русское бистро» из комы должен проект совместного предприятия с ресторатором Михаилом Зельманом (владельцем холдинга «Арпиком»). Создание СП курировал непосредственно Малышков. Согласно договору, город должен был внести бренд «Русское бистро» и производственные мощности, а ресторатор обязался перевести сеть на новые технологии и обеспечить ребрендинг и рекламную кампанию, потратив на все около $3 млн. Однако вскоре выяснилось, что по неизвестным причинам столичные власти отменили аукцион, а Зельман заявил о своем выходе из проекта. «На сегодняшний день сеть так и не продана и остается в полной собственности Москвы», – резюмирует Кочетков. Исключить в ближайшее время вероятность продажи сети или создания совместного проекта с одним из известных столичных рестораторов, по мнению аналитиков, нельзя. Тем более что для одного из главных попечителей «Русского бистро» – Владимира Малышкова – это был бы удобный и необременительный выход из столичной системы власти в «родной» бизнес. «Конечно, это уход на периферийную роль, – считает замглавы Центра политической конъюнктуры России Михаил Виноградов. – Но главенствующие позиции в московском бизнесе чиновникам обещает лишь уход в строительный сектор»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации