Пост не сдал

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Генпрокуратура снова пытается уволить начальника московского управления СКП

1261391353-0.jpeg Генпрокуратура и Следственный комитет при прокуратуре (СКП) сегодня начнут выяснять отношения по поводу дальнейшей судьбы начальника московского управления СКП Анатолия Багмета. В минувшую пятницу Генпрокуратура неожиданно объявила о его увольнении, поскольку он якобы «нарушил присягу» , что является «несовместимым с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры». Сам г-н Багмет на это заявил, что уволенным себя вовсе не считает, поскольку его никто официально — ни письменно, ни устно — об этом не уведомлял, и потому он расценивает «данные заявления как провокацию» и покидать свой пост пока не намерен. По крайней мере до разговора со своим непосредственным руководителем, главой СКП Александром Бастрыкиным.

В результате ситуация к выходным сложилась парадоксальная — в «подвешенном» состоянии оказался один из ключевых в столичных правоохранительных органах чиновников. И разъяснить ее никто не мог — генпрокурор Чайка и г-н Бастрыкин отсутствовали в столице и ничего не комментировали. Также молчал первый замгенпрокурора Александр Буксман, который, как выяснилось, и подписал приказ, поскольку в пятницу исполнял обязанности генпрокурора. Все это могло бы считаться анекдотом, если бы речь не шла о человеке, наделенном огромными процессуальными полномочиями. В силу своей должности г-н Багмет постоянно решает вопросы о судьбе десятков и сотен уголовных дел и проходящих по ним граждан. И «неопределенность» положения такого чиновника сразу ставит вопрос легитимности принимаемых им решений.

Тем более удивительно выглядела коллизия вокруг г-на Багмета, что поводом для его увольнения послужила вовсе не новая история. «Нарушение присяги» руководство Генпрокуратуры в обстоятельствах получения им еще четыре года назад ученого звания «доцент». Причем в 2007 году г-н Чайка уже пытался за это уволить г-на Багмета, но без успеха — судебные тяжбы по поводу законности его прежнего увольнения идут до сих пор, а сам приказ был отменен. Зачем Генпрокуратура предприняла вторую попытку, пока можно было лишь гадать — источники в обоих ведомствах никакого разумного объяснения нового увольнения г-на Багмета не дали. В результате большинство наблюдателей расценили происходящее как новый раунд борьбы между руководством Генпрокуратуры и СКП по поводу выяснения вопроса, кто же из них «главнее». С переменным успехом она продолжается уже давно, но «победитель» до сих пор не определен.

Как сообщила в пятницу официальный представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева, г-н Багмет «снят с занимаемой должности и уволен из органов прокуратуры». Источники информагентств в ведомстве в свою очередь пояснили, что соответствующий приказ был подписан замгенпрокурора Буксманом в тот же день — 18 декабря, а уволен г-н Багмет уже с 19 декабря. Они сообщили, что причиной того стал скандал двухлетней давности. Как уже рассказывала газета «Время новостей», 10 декабря 2007 года приказом генпрокурора г-н Багмет, занимавший в то время должность зампрокурора Челябинской области, был уволен из органов прокуратуры «за нарушение присяги и совершение проступка, порочащего честь прокурорского работника». Такое решение было принято после того, как г-ну Багмету предложили возглавить столичное СКП.

Проверка показала, что биография кандидата на столь ответственный пост не отвечает требованиям прокурорского работника, который «должен свято соблюдать Конституцию РФ, законы и международные обязательства РФ, не допуская малейшего от них отступления». Было установлено, что в 2005 году г-н Багмет для получения научного звания «доцент» представил в Челябинский госуниверситет (ЧелГУ) выписки из приказов, из которых следовало, что он преподавал в университете Казахстана. Однако проверяющие выяснили, что г-н Багмет никогда не покидал пределы России, а, значит, выписки из приказов фальшивые. Тем не менее ему было присвоено научное звание по кафедре уголовного права и криминологии.

Г-н Багмет не согласился с приказом генпрокурора и подал иск в Тверской райсуд Москвы о незаконном увольнении и восстановлении в должности. При этом истец указал в документе, что действительно прочитал необходимое количество лекций для получения звания доцента кафедры в ЧелГУ, а не в Казахстане. Также он представил суду трудовую книжку, из которой следовало, что на протяжении нескольких лет он преподавал в ЧелГУ по выходным, а значит, научное звание получил законно. Поскольку представитель ответчика не смог доказать, что для получения ученого звания г-н Багмет самолично подал поддельные документы в университет, 27 февраля 2008 года суд вынес решение в пользу истца. Из решения следовало, что путаница в документах, представленных ЧелГУ в ходе прокурорской проверки, произошла «не по вине истца», и постановил восстановить его в должности, а также возместить ущерб за время его вынужденного отсутствия на рабочем месте.

Генпрокуратура оспорила это решение в президиуме Мосгорсуда, но без успеха. Причем еще до вступления решения в законную силу, как выяснилось, генпрокурор сам отменил свой приказ об увольнении зампрокурора Багмета. В марте 2008 года г-н Багмет написал рапорт генпрокурору о выходе на пенсию и, получив компенсацию в 20 должностных окладов, прекратил работу в прокуратуре. А уже 8 мая 2008 года он был назначен на должность главы столичного СКП.

Однако на этом история не закончилась. В феврале 2009 года Генпрокуратура вновь вспомнила о г-не Багмете и подала в Верховный суд (ВС) надзорное представление на решения Тверского райсуда и Мосгорсуда, которые его восстановили на работе в прокуратуре. Истец уверял суд, что «за все время службы им не было совершено ни одного аморального проступка», а узнав, «из-за чего на него начались гонения, сразу же отдал аттестат доцента в университет». И все же 26 марта этого года ВС встал на сторону Генпрокуратуры, отменив ранее принятые судебные решения. Тогда г-н Багмет заявил, что «считает постановления Тверского суда Москвы и Мосгорсуда законными, а определение ВС — нет», и подал жалобу в надзорном порядке в президиум ВС. Насколько известно, дата ее рассмотрения до сих пор еще не назначена, и потому г-н Багмет продолжал работать до минувшей пятницы совершенно законно.

О своем новом увольнении Анатолий Багмет узнал от журналистов и был сильно удивлен, что его «даже не удосужились ознакомить с документом, как это полагается, или хотя бы сообщить лично». «С раннего утра пятницы я находился на своем рабочем месте, провел коллегию и занимался делами, — сказал он. — О своем увольнении вообще ничего не знаю, так же как и о существовании подобного приказа. И вообще считаю, что уволить меня может только мой непосредственный начальник Александр Бастрыкин». При этом г-н Багмет заявил, что не покинет свой пост, пока ему не покажут приказ и «не объяснят в чем дело». «Почему когда человек работает нормально, выполняет свой профессиональный долг с честью и достоинством, его постоянно норовят пнуть посильнее, — сказал г-н Багмет. — Если бы я плохо работал и нарушил законы, то со мной не продлили бы трудовой контракт».

Непростые взаимоотношения Генпрокуратуры и СКП возникли почти сразу после создания нового ведомства. СКП образовался в сентябре 2007 года и хотя формально существует «при прокуратуре», по сути стал самостоятельным органом. Из-за реформы Уголовно-процессуального кодекса сама Генпрокуратура лишилась не только следствия, но и многих надзорных функций за следствием. А ее руководство не только неоднократно критически высказывалось по поводу как самой реформы, так и работы СКП.

Открыто же выяснять отношения Генпрокуратура и СКП начали в начале 2008 года. Тогда генпрокурор отменил приказ главы СКП о назначении руководителем управления СКП по Краснодарскому краю Александра Глущенко. До этого г-н Глущенко занимал пост первого зампрокурора края, и прокурорская проверка выявила, что он по одному из дел принял незаконное решение. И в начале марта этого года ВС встал на сторону Генпрокуратуры, пояснив, что «в соответствии со ст. 129 Конституции РФ прокуратура составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и генеральному прокурору». ВС постановил, что следователи СКП также относятся к прокурорским работникам и сам СКП является органом прокуратуры. Председатель же СКП — первый заместитель генпрокурора, а значит, должен подчиняться решениям последнего. Однако, несмотря на вступление решения ВС в силу, СКП приказ генпрокурора проигнорировал — г-н Глущенко не только остался в следственных органах, но и получил повышение, став замначальника Главного управления СКП по Южному федеральному округу.

«Совершенно очевидно, что это решение не было согласовано с председателем СКП, — рассказал «Времени новостей» источник в СКП. — Зачем это делается, понятно — чтобы в очередной раз показать всем, что СКП не справляется с возложенными на него полномочиями, да еще и людей «по объявлению набирают», которые в работе своей ничего не смыслят. При этом удивительно, что приказ об увольнении Багмета подписал не лично генпрокурор, а его первый заместитель. Думаю, что Бастрыкин не будет раскидываться ценными кадрами и сделает все, чтобы защитить Багмета. Сегодня, как ожидается, глава СКП вернется в Москву из командировки и разберется. Известно, что г-н Бастрыкин разговаривал по телефону с Багметом и просил не покидать вверенный ему пост до его возвращения».

Оригинал материала

«Время новостей» от origindate::21.12.08