Потанина, Наталья Николаевна

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Наталья Потанина

Экс-супруга президента "Интеррос" Владимира Потанина

У нас есть Другие материалы об этом человеке


Семья: начало и финал

Биография

Родилась 4 августа 1961 года

Одноклассница Владимира Потанина.

Семья

Screen.jpg

Вместе

  • Дочь Анастасия 30 апреля 1984 (30 лет), выпускница МГИМО (у) МИД России, трёхкратная чемпионка мира и многократная чемпионка России по аквабайку (JetSki)
  • Сын Иван 11 апреля 1989 (25 лет), многократный чемпион России по аквабайку (JetSki)
  • Сын Василий (год рождения — 2000)

Potanin с сыном и дочерью.jpg

Компромат

TASSразвод.jpg

Как уже сообщал `Ъ`, Владимир Потанин, чье состояние оценивается в $14 млрд, по мнению адвокатов его бывшей жены, пытается скрыть свои активы.

Жена Потанина миру предпочла деньги

F4ee6140c03748f812c87f6fe489b5b5.jpeg

Супруга бизнесмена, не дожидаясь окончания срока примирения, который назначил московский суд, намерена подать иск о разделе имущества в нью-йоркский суд. При этом, как сообщает газета «Коммерсант», адвокаты Потаниной уже занимаются поиском активов владельца «Интерроса» по всему миру. Представители Потанина, состояние которого оценивается в 14 млрд долларов, говорят, что он уже передал все свои активы на благотворительность. На что может рассчитывать Наталья Потанина?

Адвокаты Потаниной подозревают, что бизнесмен пытается скрыть свои активы, чтобы не делиться ими с супругой. В конце декабря миллиардер подал иск о расторжении брака в мировой суд Москвы. Тогда говорилось, что никаких претензий друг к другу у супругов нет. Суд дал им два месяца на примирение. Передать активы на благотворительность за полтора месяца непросто, но все-таки можно. Эдуард Савуляк, директор московского офиса компании Tax Consulting UK «Чуть ли не единственным способом более-менее быстро передать свои активы на благотворительность — это зарегистрировать соответствующую некоммерческую организацию: фонд или траcт. Учредителем этого фонда или траста мог выступать Потанин или его структуры, владеющие активами, а уже бенефициарами назначить неопределенный круг лиц. Самый яркий пример, на мой взгляд, это аналог Нобелевской премии. Если это так, активы обратно изъять не сможет ни он, ни его жена».

У Потанина уже есть один благотворительный фонд в России, который существует с 1999 года. Его бюджет формируется из личных средств бизнесмена и, по данным самого фонда, составляет 300 млн рублей в год. Кроме того, «Интеррос» является соучредителем Олимпийского университета в Сочи. Структуры Потанина безвозмездно передали проекту $150 миллионов.

В прошлом году бизнесмен присоединился к инициативе Билла Гейтса и Уоррена Баффетта Giving Pledge («Клятва дарения»). В рамках акции Потанин публично пообещал пожертвовать свое состояние на благотворительность. Согласно Клятве, пожертвования могут быть произведены как при жизни дарителя, так и после его смерти. Давший клятву волен сам выбирать страны и благотворительные программы, которые он хочет поддерживать. По данным на август прошлого года, к инициативе присоединились 113 миллиардеров. В их числе экс-мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, основатель Facebook Марк Цукерберг и владелец Virgin Group Ричард Брэнсон. Почему Наталья Потанина, которая сейчас находится в США, выбрала не российский, а американский суд?

Алексей Линецкий, председатель правления Московского юридического агентства «Может быть, у нее есть грин-карта или американский паспорт. Может быть, какие-нибудь существенные активы находятся под юрисдикцией США. В этом случае она вполне может подать в американский суд иск о разделе имущества. Она может оспаривать и дарение, поскольку имущество, которое было совместно нажито, является общим. И если господин Потанин что-то кому-то передавал, то, по идее, должен был спросить её согласия».

Есть еще одна причина, по которой Наталья Потанина могла выбрать американский суд.

Дмитрий Матвеев, управляющий партнер адвокатского бюро «Дмитрий Матвеев и партнеры» «Вопрос в том, какое именно количество имущества — в зависимости от того, когда и как оно приобреталось, на кого в данный момент оформлено — суд посчитает подлежащим разделу. Видимо, Наталия рассчитывает, что суд американский будет делить большую часть имущества. Соответственно, она больше она получит».

Считается, что больше всего сумела получить от бывшего мужа экс-супруга Романа Абрамовича Ирина в 2007 году. Развод они оформили в России, сумма отступных не называлась. СМИ сообщали, что ей досталась больше половины состояния бизнесмена, которое тогда оценивалось в 11 млрд фунтов стерлингов. А вот супруга экс-владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболевлева подала иск о разделе имущества в суд американского штата Гавайи. Елена Рыболовлева требует 3,5 млрд долларов. Процесс тянется с 2008 года.

Развод


В декабре 2013 года стало известно, что Владимир Потанин решил развестись с женой Натальей. Он подал иск о расторжении брака в мировой суд Пресненского района Москвы. «Их брак закончен», подтвердил «Известиям» представитель бизнесмена. Сама Наталья Потанина не согласна на развод, сообщил «Интeрфакс» со ссылкой на свои источники.

Журнал Forbes оценивает состояние Владимира Потанина в $14,3 млрд (в рейтинге богатейших россиян по итогам 2012 года он занял седьмую строчку). Через свою инвестиционную компанию «Интеррос» Потанин владеет около 30,3% «Норникеля» (еще 0,103% никелевой компании принадлежит Потанину напрямую). Бизнесмен также владеет сетью кинотеатров «Синема Парк», девелоперской компанией «ПрофЭстейт», которая занимается строительством. Также бизнесмену принадлежит суперяхта Anastasia стоимостью $155 млн.

По российскому законодательству совместно нажитое имущество делится между супругами поровну, кроме случаев, когда существует брачный контракт, напоминает юрист «Юков и партнеры» Алина Топорнина.

Есть ли брачный контракт у Потаниных, представитель бизнесмена «Известиям» не сообщил. Но если половина состояния миллиардера действительно отойдет его жене, Наталья Потанина получит деньги и активы в размере $7 млрд и станет самой богатой женщиной России. Сейчас это почетное звание носит Елена Батурина с состоянием $1,1 млрд. Сам Владимир Потанин в рейтинге богачей пропустит вперед в числе прочих своих коллег по «Норникелю» Романа Абрамовича ($10,2 млрд) и Олега Дерипаску ($8,5 млрд) и вместе с экс-супругой будет замыкать первую двадцатку Forbes.


Как утверждает источник «Известий», близкий к Потанину, развод будет мирным и раздела имущества не будет. Но если супруги все же станут в судебном порядке делить активы, разбирательство пройдет на территории России. За часть «Интерроса» Наталья Потанина сможет бороться в российском суде, объясняет партнер юрфирмы «Плешаков, Ушкалов и партнеры» Владимир Плешаков. Несмотря на то что свой флагманский актив формально Потанин контролирует через кипрскую структуру.

По неофициальным данным, Владимир и Наталья Потанины давно живут раздельно. По мнению Владимира Плешакова, иск в суд может означать желание «поскорее получить решение о разводе», например, чтобы ожидаемые владельцем «Норникеля» деньги от ближайших сделок не считались совместно нажитым имуществом.

Действительно, вскоре Потанин получит солидную сумму. В конце ноября 2013 года «Интеррос» объявил о продаже холдингу «Газпром-Медиа» своей компании «Профмедиа» (объединяет телеканалы «2x2», «Пятница», ТВ3, а также радиостанции «Авторадио», NRJ, «Юмор FM» и «Романтика»). Сумма сделки оценивается в $1 млрд. Ее завершение, сообщили в «Профмедиа», состоится в I квартале 2014 года.

Мировой суд — стандартная первая инстанция в бракоразводных делах, и через нее обязательно нужно пройти, если в семье есть несовершеннолетние дети, объясняет Алина Топорнина из «Юков и партнеры».

25 декабря 2013 года мировой судья судебного участка № 418 Пресненского района Москвы приняла решение предоставить супругам Владимиру и Наталье Потаниным два месяца на примирение.

Владимир Плешаков считает, что шансы Потаниной получить ровно половину состояния мужа невелики, хотя бы потому, что технически оценить все активы очень сложно.

— Понадобится много времени и огромная команда юристов. К тому же вряд ли она сама собирается управлять «Интерросом». Обычно в таких случаях договариваются об отступных, — комментирует юрист.

Например, жене Бориса Березовского Галине Бешаровой удалось отсудить сотни миллионов фунтов стерлингов. Развод Романа Абрамовича с супругой Ириной прошел без лишних конфликтов. По сообщениям британских таблоидов, бывшая жена олигарха получила в качестве компенсации около £6 млрд, включая элитную недвижимость (российская пресса говорила о $300 млн). Одним из самых громких процессов стал развод экс-владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева с женой Еленой, суды тянутся до сих пор (декабрь 2013). Проходят они за границей, так как один из супругов живет вне России.

2014: Развод и назначение алиментов - 8,5 млн руб в месяц

25 февраля 2014 года стало известно, что мировой судья участка №418 (Пресненский район Москвы) Светлана Копчак удовлетворила иск президента ХК «Интеррос» и гендиректора ГМК «Норильский никель» Владимира Потанина о расторжении брака с Наталией Потаниной. Суд при этом удовлетворил встречный иск госпожи Потаниной об алиментах, постановив взыскать с бизнесмена в пользу одного несовершеннолетнего ребенка четверть заработка или иного дохода (8,5 млн руб.) ежемесячно.

Представитель господина Потанина Марина Иванова сообщила информагентствам, что в ходе заседания имущественные требования не заявлялись, но в Пресненском районном суде Москвы в производстве находится иск ее клиента о разделе имущества. «Он учитывает интересы его супруги»,— сказала адвокат. Досудебная подготовка по иску начнется 13 марта 2014 года, уточнили в суде.

Филипп Рябченко, адвокат Наталии Потаниной, которая ведет поиск активов Владимира Потанина по всему миру, сказал `Ъ`, что ее представители пока не ознакомились с текстом иска господина Потанина. Адвокат считает, что этот иск может быть «частью заранее продуманной юридической стратегии по воспрепятствованию законному разделу семейного состояния». «Решение о подаче иска с нашей стороны будет принято после того, как мы установим активы и структуру владения»,— сказал господин Рябченко, добавив, что не исключает внесудебного урегулирования всех вопросов. Марина Иванова также говорила, что не исключает мирового урегулирования этого вопроса. Господин Рябченко считает, что если стороны не смогут договориться, процесс затянется «на годы».

Как уже сообщал `Ъ`, Владимир Потанин, чье состояние оценивается в $14 млрд, по мнению адвокатов его бывшей жены, пытается скрыть свои активы. В рамках процесса по их поиску Наталия Потанина уже обратилась в суды США за разрешением допрашивать различных американских граждан, которые могут работать в интересах господина Потанина.

В конце 2000-х Владимир Потанин заявил, что не намерен оставлять им свое состояние и, по его словам, семья поддержала его решение. В феврале 2013 года Владимир Потанин первым из россиян присоединился к инициативе Билла Гейтса и Уоррена Баффетта Giving Pledge («Клятва дарения»). В рамках этой кампании он пообещал пожертвовать большую часть своего состояния на благотворительность[2]. Наталия Потанина считала мужа самой главной опорой, самым надеждым в мире человеком. Будущие супруги познакомились еще во время учебы в университете, и кто бы мог подумать, что через много лет Владимир Потанин решить вычеркнуть женщину, которая прошла с ним через многое, из своей жизни

Когда супруг, будучи одним из самых богатых и влиятельных людей в мире, внезапно заявляет, что хочет с тобой развестись, причем в довольно жесткой форме, у женщины есть три пути — принять все условия, какими бы унизительными они не были, торговаться или бороться. Причем третий — самый во всех смыслах опасный и дорогой, потому что зачастую методы решения вопросов у людей, привыкших всегда добиваться своих целей, деликатностью не отличаются. Когда Наталия Потанина решила придать огласке развод с мужем-миллиардером, она понимала, что ступает на тропу войны.

Слушания о разводе в суде по инициативе представителей бизнесмена проходили в закрытом режиме, поэтому о том, в какой тональности на самом деле расстаются люди, прожившие 30 лет вместе, известно было только адвокатам, близким друзьям и знакомым пары.

Как известно, решение мужа стало для Потаниной ударом в спину — долгие годы она считала его своей главной опорой, самым близким и надежным человеком. В интервью журналу GQ бывшая жена бизнесмена рассказала, что он предложил поделить на двоих при разводе — это построенный ее родителями много лет назад дом на 6-ти сотках земли и пустые официальные счета, которыми никто не пользовался с 2007 года (именно тогда произошел бизнес-«развод» Владимира Потанина и Михаила Прохорова):

«Я считаю унизительным что-то выторговывать у человека, с которым прожила вместе столько лет. В том, что семья обладает таким благосостоянием, есть и моя заслуга. И заслуга нашиx детей. Я не претендую на половину его состояния, отдавая должное его таланту и труду. Но не считаю правильным предоставить моему бывшему мужу безапелляционную возможность решать за меня, что мне дать или не дать», - заявила Наталия. Она также добавила, что в любых отступных экс-муж отказал ей с не терпящей возражений формулировкой: «Тебе деньги не нужны».

Жесткость некогда любимого мужчины удивила Наталию — в их семье всегда был патриархальный уклад и серьезная дисциплина, которая не позволила детям олигарха в результате пополнить ряды избалованной «золотой молодежи». «Я считаю, что и дети у нас благодаря строгому воспитанию выросли очень хорошими и достойными гражданами. Они состоявшиеся и интересные личности, которые найдут свое место в этой жизни», - отметила женщина в интервью GQ.

О причинах столь резкого похолодания в отношениях Наталия пока может только догадываться — за что ей «кровно мстит» супруг, неизвестно. Однако здесь, как и в любой подобной истории, французы бы сказали: «Ищите женщину!». И были бы абсолютно правы.

Потанина призналась, что муж действительно изменял ей. Причем, как оказалось, на протяжении последних трех лет брака, но точное подтверждение этому она получила только сейчас: «Честно, не видела. У меня был, может быть, момент в жизни, когда я подозревала, что нечто такое происходило. В конце концов, можно влюбиться, всякое может случиться, чувства же приходят иногда внезапно и независимо от наших желаний. Поэтому в ситуации, когда мы уже прожили много лет, мне казалось нормальным рассказать, если вдруг случится что-то подобное».

Когда влиятельный взрослый мужчина находит новую любовь, даже крепкие браки нередко распадаются. Однако в данной ситуации под удар попали и дети олигарха: младшему сыну Василию (в этом году ему исполнилось 15 лет) Владимир Олегович в декабре 2013 года сказал коротко и ясно: «Больше не звони».

Также, по словам экс-супруги миллиардера, как только старший сын Иван, работавший в одной из подконтрольных Потанину структур, попытался выяснить, что происходит, был немедленно уволен. Дочь пары — Анастасия — пока продолжает работать на отца.

Несмотря на то, что российская Фемида пока не на стороне Наталии, она верит в силу закона. А вот попытки достучаться до некогда близкого человека уже оставила: «Я не смогу ничего донести до человека, который затеял против меня войну. Потому что тот Владимир Потанин, который со мной сейчас судится за имущество, это не мой муж, с которым я жила, которому я рожала детей. Это вообще другой человек. Мой Владимир Потанин для меня уже умер», - резюмировала в разговоре с GQ бывшая жена миллиардера.

Наталия Потанина: Владимир сказал, что суд меня не услышит

Бракоразводный процесс президента холдинговой компании "Интеррос", гендиректора горно-металлургической компании "Норильский никель" Владимира Потанина стал одним из наиболее громких в последние месяцы в России. Его бывшая супруга Наталия в эксклюзивном интервью РАПСИ решила рассказать, какое имущество в суде делит с ней олигарх, когда они на самом деле расстались и почему умение договариваться для нее – высшее благо.

ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА

- Наталия Николаевна, ваши юристы настаивали на открытости процесса по искам Потанина, в то время как его представитель требовала - и в итоге добилась - слушаний в закрытом режиме. Почему для вас было принципиальным присутствие СМИ на заседании и огласка вообще? И что именно ваш бывший супруг пытался скрыть? Удалось ли ему это?

Если уж мы не смогли найти возможность поговорить друг с другом, договориться между собой и если каким-то образом это вышло из семьи, то я не вижу смысла в закрытии процесса. Наш развод и так уже оказался в центре общественного внимания. Истинная цель, как я сейчас вижу, была не скрыть подробности личной жизни, а видимо какая-то другая.

- А вы вообще пытались поговорить и решить все вопросы в досудебном порядке?

В 20-х числах ноября в Лужках, в том месте, где мы всегда проводили выходные - это была наша традиция - мы ужинали вместе со старшей дочкой Настей и младшим сыном Василием. После ужина дети уехали в Москву, Владимир Олегович пригласил меня выпить по чашечке чая. И за чашкой чая он жестко, агрессивно и настойчиво предложил мне, вернее, просто поставил меня в известность о том, что хочет со мной развестись. Он предложил мне бумаги на подпись, в которых говорилось о том, что у меня нет никаких материальных претензий, и я не возражаю о передаче денег на благотворительность, имущества и активов, бенефициаром которых он является. Мне также предложили подписать доверенность на женщину, которая должна будет представлять меня в суде, но которую я никогда не видела. Бумаги я не подписала, так что разговор у нас не сложился. Само предложение стало неожиданностью еще и потому, что это было воскресенье, а в следующую субботу я планировала вылететь на операцию в Америку, младший сын Василий должен был прилететь еще через неделю, дабы позаниматься с репетиторами, подтянуть язык, чтобы получить право на поступление в американскую школу. Мы все заранее обсуждали (когда я говорю мы, я подразумеваю нас с Владимиром Олеговичем) и это была совершенно запланированная поездка: нам в ее организации помогали многие люди, в том числе секретариат Владимира Олеговича. Сохранилась вся переписка с ним, как и переписка с туристическим агентством господина Атанасова. Нами занималась дама Xеттер Гатто, которая искала и предлагала ко вниманию школы, была в постоянном контакте с секретариатом Владимира Олеговича.

- То есть у вас были совместные планы, и ничто не предвещало вот такого развития событий?

Для меня это заявление ударило как гром среди ясного неба. На мои просьбы поговорить и договориться мне ответили жестким категорическим отказом. Мне всегда казалось, что даже если что-то случилось, всегда можно все обсудить и договориться. Сын собирался поступать в школу, он очень ответственный, очень хорошо учится, и перед отъездом в Америку он много занимался. Соответственно, был не в курсе того, что произошло в семье, и эта ситуация была бы для него шоком. В тот момент сообщать ему о разводе родителей, которые в принципе в его понимании были лучшими родителями на свете, мне казалось не правильным. Поэтому я предлагала Владимиру Олеговичу отложить этот разговор до моего возвращения из Америки через три недели, но мое предложение принято не было. Мало того, мне было сказано, что если я посмею обратиться в российский суд, то меня никогда не услышат, никакие мои доводы не будут приняты к сведению, доказать его принадлежность к активам у меня тоже не получится. Что, собственно говоря, наверное, и происходит. В этом он был прав, что доказать я ничего не смогу.

- Для вас до сих пор загадка, почему произошла такая резкая перемена в отношениях?

Да. Просто ответ "да".

- Так какую информацию хотел скрыть Владимир Потанин, закрывая процесс?

Заявление моего бывшего мужа о том, что мы разошлись в 2007 году, прозвучало для меня, по крайней мере, странно. Мы проводили выходные вместе, вместе отдыхали. После 2007 года провели не один отпуск вместе с коллегам, с друзьями, со старшим сыном и его женой, подругами дочери. Может быть, тогда есть, что скрывать? Но в суде нас не услышали, точнее даже не стали слушать. А в суд в качестве свидетелей пришли друзья, наши знакомые иностранцы давали письменные показания, подтверждающие, что мы вместе отдыхаем, что мы - семья, но, как мне кажется, письма эти не были прочитаны и не были приобщены к делу, хотя были подготовлены по всем правилам и нотариально заверены.

Парадокс судебного решения по разводу в том, что нас развели банально на основании договоров аренды – какие-то были подписаны мной, какие-то мужем (тогда еще мужем). Насколько я знаю, Филиппу (Рябченко, представителю интересов Потаниной - РАПСИ) дали для ознакомления с этими документами на ста листах всего десять минут.

Кто знал, что подписывая договор аренды, я перестаю быть женой? Хотя, если вдуматься, это странно, что супруги должны подписывать договоры аренды вместе.

Договор аренды на Лужки, который предоставил Владимир Олегович как доказательство распада семьи, был изначально заключен в 1997 году, еще до рождения Василия. Если это означает, что мы уже не были семьей, то можно договориться до того, что Вася родился не в браке?

- Суд отказался выслушать мнение вашего младшего сына Василия, принимая решение об ограничении вас в возможности распоряжаться его алиментами. А что он думает об этом решении отца?

Наверное, ко мне это некорректный вопрос, об этом нужно спросить Василия.

- Но вам ведь известно, что об этом думает сын?

Все-таки это вопрос к моему сыну. Спрашивать меня о его мнении некорректно. Мне известна его позиция, но думаю, что неправильно будет мне ее озвучивать. В иске Владимир Олегович пишет, что он надеется, что я буду поддерживать прежний уровень жизни нашего ребенка. Как вы думаете, могу ли я поддерживать прежний уровень жизни у ребенка?

- Я не знаю ваших возможностей. Вы можете поддерживать прежний уровень вашего ребенка?

Нет, я не могу. Тем более после того, как был опубликован адрес дома, где мы жили и его фотографии. Мы пережили сложный период, когда за внуком (сыном Ивана) и за Василием была организована настоящая слежка – за ними повсюду ездили джипы, детективы фотографировали детей и были очень агрессивны по отношению к ним. Были очень тяжелые времена, когда мы боялись возможности похищения детей.

- О самом желании Владимира Потанина ограничить вас в распоряжении алиментами вы от него узнали?

Нет.

- А зачем Потанин вообще, на ваш взгляд, обратился в суд с таким заявлением?

Он сейчас разрушает жизнь ребенка. Я думаю, это давление на меня через сына.

СТРАТЕГ И ТАКТИК

- Какие требования заявляет ваш бывший супруг в иске о разделе имущества?

Он хочет поделить ту недвижимость, которая у нас была - московская квартира, где мы все прописаны, дом, в котором жила моя мама, небольшой дом в деревне и дом, построенный моими родителями, который находится в Одинцово на шести сотках. Также Владимир хочет поделить деньги, которые находились на счете в 2007 году. Еще в иске фигурирует и часовня, которая была построена после смерти его мамы.

- Вы против удовлетворения иска о разделе имущества на условиях, предложенных Потаниным?

Я против самого подхода. Почему имущество должно делиться на 2007 год? Почему я должна участвовать в этом абсурде? Делить имущество следует по закону, а не так как решил Владимир.

- Суд уже вынес два решения по искам Потанина, оба не в вашу пользу. Вы допускаете, что на суд могло быть оказано давление?

- Мне кажется, принцип равенства, справедливости и законности в моем конкретном случае и конкретной судьей нарушается, хотя я считаю, что наши законы написаны очень правильно, защищают женщин и делают это лучше, чем во многих других странах. Я все еще надеюсь, что суд меня услышит.

- У вас не было желания лично прийти в суд и выступить?

Я считаю, что у меня хорошие представители. У меня к ним полное доверие, они более профессионально могут защитить мои интересы. Зачем суду слушать мои эмоции.

- Почему Владимиру Потанину так принципиально было указать, что ваши отношения прекратились в 2007 году?

Я могу только догадываться, но ни для кого не секрет, что в 2007 году Владимир Олегович стал расходиться с Михаилом Дмитриевичем Прохоровым. После раздела общего хозяйства в 2007 году структура активов претерпела значительные изменения. Мы постепенно начинаем видеть всю картину целиком, мы предполагаем, что Владимир Олегович не случайно указал именно этот год. Та финансовая ситуация и та финансовая схема, которые работали до раздела имущества с Михаилом Дмитриевичем, уже все переоформлены и реструктурированы и их восстановить невозможно или крайне сложно. Все, что было создано после "развода" с Прохоровым, то есть после 2007 года, и пытается защитить Владимир Олегович, несмотря на то, что, выражаясь простым языком, это семейные активы, просто переложенные в новое место. Он - стратег и тактик, у него просто так никогда в жизни ничего не случалось, поэтому совершенно точно, что это четко выбранная юридическая стратегия.

ЖЕНА ОЛИГАРХА

- Известно, что ваш бывший супруг присоединился к инициативе Билла Гейтса и Уоррена Баффета Giving Pledge, пообещав завещать не менее половины состояния на благотворительность...

Что вам так сдался этот Билл Гейтс? Билл Гейтс подписал акт о намерении, подписал он его вместе со своей супругой, как и другие участники. Владимир Олегович этот акт подписал, а я его даже не видела. Я не против благотворительности и в частности, не простив Клятвы дарения - это xорошее намерение. Люди, которые социально ответственны за свою позицию, за свой статус, уважают ту страну, в которой живут и тех людей, которые вокруг, они выразили намерение о том, что вот так оно должно случиться после их смерти. Это декларация о намерении.

- Об этом намерении вы узнали от него заранее?

Нет, после того, как он подписал Клятву. Билл Гейтс, как он сам говорил в официальных публикацияx, сначала посоветовался со своей супругой. А Владимир Олегович со мной не советовался – он просто взял ответственность и за мою часть. Это не значит, что я против благотворительности, но у меня, возможно, имеются свои представления о том, какие лучше проекты в сфере благотворительности организовать и куда я бы хотела направить эти деньги, и я тоже умею заниматься благотворительностью.

- Какие ожидания у вас от суда по разделу имущества?

Я надеюсь, что суд услышит меня и мои аргументы. Суд совершенно справедливо присудил четверть дохода сыну, и речь не о крупных суммах, а именно о четверти доходов. Владимир Олегович был согласен с решением. И если отец получает доход, это просто его обязанность и долг по отношению к сыну.

- Вы ищете имущество Потанина за границей, обжалуете принятые местными судами решения. У стороннего наблюдателя может возникнуть мысль, что вам мало того, что вы имеете. Чем вы руководствуетесь?

Я не удовлетворена тем, что сколько мне положено, решает не суд, а Владимир Олегович. Закон совершенно четко трактует возможную позицию с моей стороны: я развожусь с Потаниным, а у него в активах-то что? Да, я считаю, что то, что у нас было, что было нажито за 30 лет совместного брака, подлежит разделу 50 на 50. По закону российского государства. Я руководствуюсь законом и своими правами.

- А сейчас вы готовы договориться?

Сейчас, завтра, и такой у меня эта позиция была вчера. Чем раньше это произойдет, тем лучше. Это в моих интересах и в интересах моих детей. Та ситуация, которая сложилась в семье, она ужасающая. Она больше всего влияет на детей. А если Владимир Олегович всегда говорил, что будущее - это дети, и то единственное, ради чего надо жить и во что вкладываться - дети, то мне непонятна его позиция сейчас. Я, как мама, не могу сейчас уделять столько времени детям, сколько xотелось бы, я вынуждена участвовать в судебных разбирательствах, затеянных Владимиром. Он подал на развод, потом он подал на раздел имущества, потом затеял очередной иск по алиментам. Не исключаю, что еще могут появиться какие-нибудь иски в дальнейшем. Система работает безотказно.

- То есть, у вас нет чувства обиды? Или есть, но вы все равно готовы сесть за стол переговоров?

Я считаю, что умение договориться - высшее благо, которое дал нам Господь. Я думаю, им надо воспользоваться: вовремя остановиться, вовремя услышать друг друга и вовремя закончить войну - то, за что я борюсь. Я борюсь за чувство собственного достоинства, за достойную жизнь для своих детей. Да, я борюсь за свои права и за справедливость. Я хочу, чтобы все было по закону и по справедливости, с учетом равенства всех перед законом. Даже при том, что он олигарх, а я просто его жена.

Ссылки

Источник публикации

Ссылки