Потоки грязи остановили чистыми методами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Потоки грязи остановили чистыми методами

© "Коммерсант", origindate::11.12.2004, "Арбитражный зуд"

Альфа-банк и Михаила Фридман легко отредактировали "Московскую правду" на 6 млн рублей

Сергей Петухов

Вчера 9-й арбитражный апелляционный суд Москвы оставил в силе решение московского арбитража от 13 октября 2004 года, согласно которому ЗАО "Редакция газеты 'Московская правда'" и корреспондент газеты Константин Ласкин должны выплатить ОАО "Альфа-банк" и председателю совета директоров "Альфа-групп" Михаилу Фридману соответственно 3,5 млн и 2,5 млн рублей за моральный и репутационный вред. Вред, по мнению суда, был нанесен банку и господину Фридману заметкой господина Ласкина "Перо и пуля", опубликованной в "Московской правде" 21 июля этого года.

Напомним, что 9-й апелляционный суд начал рассмотрение жалобы газеты и журналиста Константина Ласкина на решение московского арбитража в этот вторник и выслушал выступления сторон (Ъ сообщал об этом 8 декабря). Представитель газеты Жанна Толстова обратила внимание суда на то, что арбитражный суд Москвы принял к рассмотрению и удовлетворил иск к газете со стороны Альфа-банка, хотя в заметке Константина Ласкина о банке не было сказано ни слова, а речь шла исключительно о консорциуме "Альфа-групп". Кроме того, госпожа Толстова отметила, что в заметке "Перо и пуля", опубликованной в "Московской правде", наряду с четырьмя другими версиями гибели главного редактора российского варианта журнала Forbes Пола Хлебникова 9 июля этого года лишь высказано предположение, что разоблачительные статьи (как уже опубликованная, так и готовившаяся в ближайший номер Forbes) господина Хлебникова могли не понравиться господину Фридману, который возглавляет консорциум "Альфа-групп", а вовсе не утверждается, что господин Фридман организовал физическое устранение неугодного ему и его бизнесу журналиста.

Наконец, госпожа Толстова обратила внимание апелляционного суда на то, что понятие "репутационный вред" вообще отсутствует в российском законодательстве, а также на то, что арбитражный суд Москвы нарушил принцип разумности и справедливости, оценив моральные страдания господина Фридмана и Альфа-банка в 6 млн рублей на фоне того, что государство оценивает жизнь погибших жертв терактов в 100 тыс. рублей.

Представитель истцов Гералина Любарская, в свою очередь, обратила внимание суда, что хотя про Альфа-банк в заметке "Перо и пуля" действительно не сказано ни слова, но зато там есть такие слова: "Финансовый монстр, по мнению 'НГ' и других СМИ, завяз в судебных тяжбах, скандалах и под конец в банковском кризисе". И ни у кого из прочитавших эти слова, по мнению госпожи Любарской, не может возникнуть даже тени сомнения в том, что речь в заметке господина Ласкина может идти о ком-то другом, кроме Альфа-банка. Говоря о сумме исков, Гералина Любарская заявила суду, что только такие суммы и могут остановить "грязные потоки" журналистской лжи. Наконец, по поводу отсутствия понятия "репутационный вред" в текстах российских законов госпожа Любарская сообщила суду, что истцы "исходили из самых последних веяний по правоприменению", а не из текстов законов.

Вчера суд разрешил сторонам задавать вопросы друг другу и выступить с репликами. После довольно вялого обмена вопросами и ответами насчет того, можно ли считать Альфа-банк олицетворением "Альфа-групп", представитель ЗАО "Редакция газеты 'Московская правда'" Жанна Толстова выступила с репликой, а по сути - с последним словом. "Уважаемый суд,- сказала она.- Это дело важно хотя бы потому, что им устанавливается определенная практика в рассмотрении категории дел о защите чести и достоинства. Мы абсолютно не согласны с тем, что суд (московский арбитраж.-Ъ) обязал нас опровергнуть и признать несоответствующими действительности фразы, которые не являются утверждениями, а являются вопросами. Если судебная практика пойдет по такому пути, когда опровержению будут подлежат не сведения, как указано в законе, постановлении пленума Верховного суда и информационном письме арбитражного суда, а предположения и вопросы, то, к сожалению, установится практика, при которой будет вообще невозможно писать статьи с разработкой каких-то предположений и версий. Это нечто совсем новое". Кроме этого, госпожа Толстова заявила, что ответчики полностью разделяют озабоченность истцов по поводу "потока грязи, который льется со страниц СМИ" и ответчики тоже за то, чтобы остановить этот поток. "Но мы за то,- подчеркнула госпожа Толстова,- чтобы остановить этот поток грязи чистыми методами, которые чисты в правовом смысле, к которым не будет претензий с точки зрения неправильного применения права".

Представитель истцов Гералина Любарская в своей реплике тоже обратила внимание суда на то, что решение, которое сейчас примет суд, носит прецедентный характер. "Нам ставится в вину размер компенсаций,- заявила госпожа Любарская.- Но сами ответчики говорят о том, что практика рассмотрения таких дел, особенно в области взыскания репутационного (неимущественного) вреда, причиненного юридическому лицу, является только складывающейся практикой".

Апелляционный суд не обманул ожиданий тяжущихся сторон. После двадцатиминутного перерыва суд под председательством Дмитрия Корякина поддержал новую отечественную "практику рассмотрения дел о защите чести и достоинства", объявив, что решение Московского арбитражного суда оставлено без изменения, а апелляционная жалоба - без удовлетворения.

Представители ЗАО "Редакция газеты 'Московская правда'" сообщили Ъ, что они подадут кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Московского округа, а главный редактор газеты Шод Муладжанов заявил: "Теперь благодаря решению апелляционного суда крупные финансовых структуры получили инструмент прямого давления на СМИ, что создает вторую цензуру помимо ужесточившейся государственной цензуры. Ведь арбитражный суд, который по своей сути призван разбирать тяжбы сторон, в данном случае взял на себя функцию воспитывающего и наказывающего СМИ органа. Жаль, что те СМИ, которые сейчас молчат, не понимают, что завтра то же самое, что случилось с нами, случится с ними".

После всего этого остался только один вопрос: как будущим жертвам грязной журналистской лжи не прогадать с подсчетом размера компенсации за "репутационный вред"? Ъ попросил Альфа-банк поделиться его методикой расчета размера этого вреда и объяснить, почему иск к "Московской правде" и ее корреспонденту составил именно 6 млн рублей, а не 6 тыс. или 6 млрд рублей. Заместитель руководителя пресс-службы банка Наталья Докучаева, выслушав вопрос корреспондента Ъ, пообещала выяснить это у юристов банка и обязательно позвонить до конца рабочего дня. До 21.00 не позвонила.