Поток сознания 002

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Нурек –жопа Азии, я загрузился в эту жопу 28 июля. Душанбе сам по-себе не самое курортное место. От него 2 часа до Нурека, а там еще час по оранжевым горам до нашей военной базы. Напротив на той же высоте 2500м, дача Эммомали Рахмона – Президента Таджикистана. 2 дня на горе в этой 50 градусной жопе и в 4ч утра готовимся к приезду Медведева. В 8 часов начинают ездить бронетранспортеры, потом по макушкам гор разбредаются снайперы, за ними со стороны Афганистана заходит десяток вертолетов и начинают примеряться на посадку. Солнце поднимается вертикально вверх, и из висящего чуть ниже макушек гор пропеченного тумана появляются серые вертолеты. Они зависают в воздухе, раздвигаются в стороны, и между них проскальзывает белый с триколором МИ 12 ?. Он медленно заходит на посадку, затем, осматриваясь по сторонам, висит над белым кольцом и плавно садится. Еще минута и откидывается лестница. Сбегают пара прикрепленных, а за ними сходит Медведев и вслед за ним Рахмон. Министр еще в воздухе. Его самолет только начал снижение. Командующий космосом тоже по неопытности где-то потерялся. Я стою на пути от вертолетной площадки на базу. Медведев удивляется, увидев меня. Улыбается и чуть разводит руки. - Женя привет! И ты здесь. Не ожидал увидеть. - Готовимся Вас встречать традиционной таджикской кухней. На дороге были только я, он и Рахмон. - Докладывай, - сказаал он. - В каком смысле? - Ну, я же верховный главнокомандующий. - Ддда, -чуть растерялся я, и, вытянувшись, доложил: -Товарищ верховный главнокомандующий, докладываю: компания «Конкорд» прибыла в город Нурек для повышения культурного уровня военнослужащих, находящихся на российской военной базе. - Молодец! А теперь Президенту Таджикистана. - Товарищ президент Таджикистана, компания «Конкорд» прибыла в республику Таджикистан для повышения боеспособности военнослужащих, находящихся на территории российской военной базы в городе Нурек. Эммомали сделал удивленное лицо, Медведев рассмеялся. Они ушли смотреть телескопы, а я усадил Приходько, Иванова, Ентальцеву и других на террасе, сделанной из смотровой площадки - единственное сносное место, не считая шатров под кабинеты, обеденного шатра, в которых стрекотали кондиционеры. Все набросились на холодное белое вино и корешку, которая была единственной не урожденной в Таджикистане. После осмотра телескопов все прошли в обеденный шатер. Сердюков был серьезнее обычного. Я комментировал каждое блюдо из традиционного 8-курсового французского обеда, состоящего из таджикских блюд и русского стола. Всем все нравилось. И действительно было вкусно. Когда дошли до плова, Рахмон поднял руки и громко сказал: «Все! Плов убери! Плов будем у меня есть!». Я подошел к министру: – Все останавливаемся? - спросил я. – Да, хватит пошли на плов. Все начали вставать, Рахмон подозвал меня: – Поехали с нами. - Хорошо. - Точно поехали, я тебя к себе приглашаю! - Хорошо, - повторил я. Гости вышли на улицу и направились к машинам. Рахмон по дороге еще раз позвал к себе, и я согласился. Садясь в машину, он опять повернулся ко мне: - Садись сзади, - и взглядом показал на машину сопровождения. Я снова уверил его, что еду и, зайдя за спины военных, провожавших президентов, остался на базе. Часа через полтора они вернулись. Рахмон сразу раздраженно спросил: - Ты почему не поехал?! - Извините, Эммомали Гаджиевич, но у меня не было на то команды Президента России. Медведев слышал это и заулыбался. Они сели по вертолетам и, долго крутя винты, готовили картеж к взлету. Я и начальник космоса - новый генерал-майор стояли метрах в10 от вертушек. Поток воздуха поднимал мелкий гравий, очень хотелось отбежать в сторону. Но мы думали, что из окон вертолетов все увидят и засмеются. Вертушки три разом стали подниматься. Поток усилился, и главный космонавт, скрючившись, развернулся спиной к Президенту. Я остался стоять, положив как всегда правую руку на грудь. Еще несколько минут и вертушки, обойдя гору одна за одной, скрылись в дымке. Они ушли в Душанбе, а на завтра были запланированы Киргизия и Азербайджан. Перед отлетом ко мне подошел Министр обороны Таджикистана и сказал: – Не уезжай один день, я вернусь и мы отдохнем. Здесь будешь моим гостем. Президент просил. Я извинился, сославшись на обещание данное семье и детям приехать к ним во Францию на отдых, и пообещал вернуться в гости в другой раз. На следующий день я летел Москва-Мюнхен-Бильбао – Биарриц. Иду через пограничный коридор в Мюнхене, меня тормозит таможенник. Я не бритый с сумкой-авоськой черного цвета. «Простите, я могу посмотреть, что у Вас в сумке?». « Конечно», - говорю. И тут я понимаю всю нелепость ситуации: в сумке лежит измазанный в красной пыли ноутбук, под ним 20000 евро по 100, раскиданные ровным слоем по дну так, что выглядят, как миллионы, а на нем стоят три пакета с белым порошком - спортивным питанием, которое я брал в Нурек на случай, если негде будет поесть. Офицер меняется в лице и, сглотнув слюну, спрашивает: «Сэр, откуда и куда вы держите путь?». - Из Москвы. - А до Москвы? - Из Нурек. - Где это? - Таджикистан. - Где это? - Давайте я покажу, - и я поворачиваюсь к висящей на стене карте. - Пожалуйста, медленно сэр. - Да, конечно, - улыбаясь, отвечаю я и кручу пальцем в районе Таджикистана, пока не нахожу Нурек, и с ужасом понимаю, что мой палец - разделение пополам между Таджикистаном и Афганистаном. - Ок, и куда вы следуете? Я пытаюсь понять, в чем может быть подвох и не нахожу. - В Бильбао. (Позже я узнал, что это Испанская часть провинции Басков), а затем в Биарриц. Он берется за кабуру: - Простите сэр, но мне придется Вас задержать. - Надолго? - Может быть на час, на два... А может и на всю жизнь...

Меня отпустили через пару часов, так что я даже успел на самолет.